«Король умер, да здравствует король» — эта фраза тысячи раз звучала в европейской истории. Меркель была и пока что остается «демократическим монархом». Немцы чтят ее, ее ценности, ее авторитет и способность разрешать кризисы. Все шестнадцать лет пребывания на посту канцлера она была антикризисным канцлером, однако эта фраза вряд ли прозвучит, когда будут приветствовать нового канцлера. Меркель для многих немцев была «мамочкой» — Mutti. Но нового канцлера вряд ли будут называть папой.

Всем очевидно, что немецкая политика должна измениться. Посмотрите на тех, кто голосовал за основные немецкие политические партии с точки зрения возраста. Более тридцати процентов тех, кто отдал свой голос за христианских демократов и социал-демократов, это люди старше шестидесяти лет. За зеленых и свободных демократов соотношение с точностью до наоборот: до тридцати процентов тех, кто голосовал за них, это молодые люди.

Вся политическая система послевоенной Германии держалась на балансе, взаимодействии и время от времени вражде двух «народных» партий. Это было основой немецкой политической и экономической стабильности, немецкого послевоенного чуда и уникального немецкого экспортного двигателя.

Эти выборы показывают, что немецкая политика находится на грани скачка. Только нужно понять — вверх или вниз. «Народные» партии либо должны коренным образом измениться, либо они «уйдут в вечность». На этих выборах их спасли билдборды наподобие «Мы спасем ваши пенсии» или лозунги «Пусть будет так, как всегда». На следующих это уже не сработает.

Германия должна найти новую форму существования политической системы и политического баланса. Более того, она должна переосмыслить свою роль в европейской и мировой политике: и там, и там это означает больше ответственности, больше риска, больше ресурсов, в конце концов, больше политической воли. Значительная часть немецкого общества к этому не готова и не хочет готовиться. Она существует в реальности, где «теплая ванна» удивительным образом сосуществует с настоящим или искривленным пацифизмом. Все эти годы немецкие политики пытались воспроизводить и улучшать этот статус-кво, оттягивая принятие более амбициозных и рискованных решений.

Можно не заниматься школьной арифметикой и теорией игр, предвидя будущие коалиции в Бундестаге. Это будет иметь большое значение для Германии, гораздо меньшее значение для ЕС и почти совсем никакого — для Украины.

Значительная часть немецкой политической элиты видит нас сквозь призму России. В Германии отнюдь не заинтересованы в увеличении влияния РФ на Украине, но там также не готовы и к увеличению давления на Москву или даже на сколько-нибудь серьезное ограничение политических или экономических связей.

Это составляет консенсус для доминирующего большинства немецких политиков — своего рода срединная линия. Можно ли от нее отойти? Да, но только и исключительно путем масштабного и амбициозного «затягивания» немецкого бизнеса на Украину. Как крупного, так и среднего, который составляет основу германской экономической направленности.

Только если немцам и немецкому бизнесу будут интересны наши перспективы, и у них в буквальном смысле появится что терять на Украине, тогда отношение Германии к Украине принципиально изменится. Как в Берлине, так и в Брюсселе.

Deutsche Bahn как стратегический инвестор «Укрзализныци» и немецкие энергетические концерны как стратегические инвесторы в нашу инфраструктуру, а также вывески лидеров немецкого среднего бизнеса по всей Украине — это рецепт изменения парадигмы наших отношений.

В Германии идет зеленая революция, но до нас «зеленое цунами» почти не дошло. Более того, это даже не тема политических дискуссий в стране.

Привлечение немецких технологий с целью «перезагрузки» нашей энергоэффективности, выглядит как мечта, но она должна стать реальностью.

Каким бы ни было новое германское правительство, оно точно будет определенно прагматичным. С ним очень сложно будет договариваться по любым вопросам безопасности, но очень просто, при условии доверия — о поддержке немецкого бизнеса.

Немецкий бизнес любит последовательность, но наша судебная система его совсем не вдохновляет, а инвест-няни — настораживают. Он привык работать без нянь и желательно — прозрачно.

Именно так должен выглядеть лозунг будущей истории успеха между Украиной и Германией.

Тогда и политика подтянется, а наша восточная граница станет важной для Германии, и в будущем — для ЕС.

Немецкий бизнес должен чувствовать себя у нас «почти как дома» — это формула укрепления украинско-немецких отношений и нашей евроинтеграции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.