Официальный представитель Кремля Песков заявил, что повестка дня саммита Эрдоган — Путин «будет самая обширная, начиная с двусторонних отношений». Однако встреча длилась 2 часа 40 минут. Учитывая, что половина времени ушла на перевод, следует понимать, что стороны не обсуждали темы за столом переговоров, а только дали взаимные «сигналы».

На предыдущих саммитах министры иностранных дел и обороны, даже органы безопасности готовили вопросы для обсуждения, а лидеры придавали окончательную форму. Однако на этом саммите, судя по всему, все было наоборот. Требования данных сигналов в дальнейшем, выражаясь словами Путина, выполнят «государственные механизмы».

На саммите не ожидалось подписание каких-либо документов, однако тот факт, что совместного заявления по итогам встречи не было, более того, ни Анкара, ни Кремль не сделали никаких заявлений в дальнейшем, указывает на то, что какого-либо достижения, которое Эрдоган и близкие к Партии справедливости и развития Турции средства массовой информации могли бы раздуть, нет.

Исходя из этих трех выводов, кто и что выиграл в Сочи?

В Сочи выиграл регионализм

На сочинском саммите Эрдогана и Путина атлантизм проиграл, «регионализм» выиграл.

Поясним. Сигнал Асада и Путина, встретившихся 14 сентября в Москве, был четким: «Американские и турецкие военные должны покинуть Сирию».

Эрдоган во время своего возвращения из Нью-Йорка, перед саммитом в Сочи, сделал заявление, которое, очевидно, было сигналом о готовности к саммиту: «США должны уйти из Сирии».

Было ли это сказано потому, что Эрдоган не смог добиться встречи с Байденом, или это можно толковать как общую непоследовательность турецкого лидера, однако Эрдоган пришел к тому, что «США должны уйти из Сирии», и это большая победа с точки зрения Путина. Особенно учитывая, что Эрдоган много лет призывал США сохранять большее присутствие в Сирии!

Можно подумать, что Эрдоган совершает тактический маневр и, говоря: «Пусть США уйдут», — пытается защитить присутствие Турции в Сирии. Может быть, однако реальность «на земле» сильнее мыслей и намерений.

«Политическая взятка»

Прежде чем перейти к сути дела, обратим внимание на один момент.

Заявление Эрдогана на обратном пути из Сочи о том, что он предложил Путину «строительство второй и третьей атомных электростанций», — это настоящий скандал.

Очевидно, загнанный в угол Эрдоган пытался выложить это предложение на стол как козырную карту, но на практике оно означает «политический подкуп». Даже если это должен быть козырь, в обход закона о тендерах, должного пути и метода, этот козырь утратил свою ценность, поскольку был преподнесен как «политическая взятка».

Этот ход «без торга» усилил позиции России против игроков, которые могли бы построить атомные электростанции, прежде всего Китая.

Возможный шаг в Идлибе

Главной темой саммита Эрдогана и Путина был Идлиб. Идлибский нераспутанный узел — это вопрос между попыткой давления Дамаска на Москву и попыткой Москвы растянуть его во времени, чтобы не подтолкнуть Анкару к Вашингтону.

Следующие слова Эрдогана указывают на то, что он пойдет еще на ряд уступок: «Мы говорили о том, что пришло время найти окончательное и устойчивое решение сирийской проблемы. Мы заявили, что открыты для любого реалистичного и справедливого шага в этом направлении».

Есть некоторые признаки того, что в предстоящие недели в этой области могут быть предприняты определенные шаги в результате переговоров турецкой и российской делегаций.

Что же это может быть? Для обеспечения полного контроля Дамаска над автотрассой М-4 турецкая армия может быть еще немного отведена назад, и сирийская армия при поддержке российских военно-воздушных сил сможет обезопасить трассу.

Такая ситуация, хотя Эрдоган этого совсем не хочет, в интересах Турции, и, по моим впечатлениям, военный подход тоже близок к этому.

Исходя из этого, в нашей следующей статье мы рассмотрим, кто желает урегулирования в Идлибе, кто и почему против этого, а также важность Идлиба в контексте турецко-американских и турецко-российских отношений.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.