Дети очень быстро учат новые языки. Тем не менее, родителям необходимо приложить немало усилий, чтобы двуязычное воспитание увенчалось успехом. Профессор Наталья Гагарина изучает в Университете имени Гумбольдта, как человек усваивает языки и как он справляется с жизнью в многоязычной среде. В предлагаемом интервью она объясняет, что должны знать родители.

Berliner Zeitung: Госпожа Гагарина, на днях я познакомилась на детской площадке с женщиной, приехавшей в Берлин из Словении. Она говорила со своим двухлетним ребенком исключительно на немецком языке, хотя ее собственные знания немецкого были явно не блестящими. Эта мама помогает своему ребенку?

Наталья Гагарина: Нет, она ему даже вредит. Потому что ребенок в сенситивной фазе обретения языка постоянно слышит неправильные модели, привыкает к ошибкам и странному акценту.

—  Значит ли это, что родители должны говорить с детьми на том языке, каким владеют лучше всего?

— Да, потому что дети, хорошо владеющие первым языком, имеют больше шансов изучить и другие языки. Кроме того, язык, на котором говорят в семье, важен для идентичности ребенка и плодотворных отношений между ребенком и родителями.

— Нужно ли родителям поощрять ребенка использовать оба языка — семейный и немецкий, на котором говорят в окружении ребенка?

— Обязательно. С самого рождения родители должны много говорить с детьми и заботиться о том, чтобы они часто и подолгу контактировали с семейным языком. Через бабушек и дедушек, друзей и в особенности во время досуговых занятий. Одновременно с этим родители-мигранты должны позаботиться о том, чтобы их дети как можно скорее вступили в контакт с немецким языком.

— Но как это осуществить на практике, если дети в младенческом или младшем дошкольном возрасте?

— Родители вместе с малышами могут посещать кружки для малолетних детей, отдавать их по нескольку часов в день на попечение немецкой няни. И, конечно, очень полезно, если дети с раннего возраста будут посещать детские сады, где они будут принимать участие во всех групповых занятиях.

— Этого будет достаточно, чтобы к моменту поступления в школу ребенок говорил на немецком языке на необходимом уровне?

— Это зависит от многих факторов. Языковые способности детей в значительной степени зависят от количества и качества языковой информации, которую они получают в семье и детском саду — много ли там читают вслух, объясняют, разговаривают о повседневных вещах. Это имеет решающее значение для способности ребенка к обучению.

— Ответьте на вопрос с научной точки зрения: как происходит языковое становление детей?

— Некоторые исследования доказывают, что французские младенцы даже лепечут не так, как немецкие. Прежде чем дети сами начинают говорить, у них уже есть четкое представление о звучании своего языка. В три года они уже знают основы грамматики. Конечно, эти знания они приобретают неосознанно, они усваивают правила на практике, из фраз, которые слышат.

— Это удивительный процесс!

— Дети, живущие в Германии, должны уже в первые двенадцать месяцев своей жизни слышать немецкую речь. Потому что наши исследования показывают, что дети, соприкоснувшиеся с немецким языком лишь в возрасте трех лет в детском саду, к моменту поступления в школу отстают в языковом отношении от монолингвальной нормы.

— Но дети быстрее взрослых учат иностранные языки, так ведь?

— Да, но иностранный язык быстро исчезает, если его не используют. Два примера, подтверждающих принцип Use it or lose it («применяй или потеряешь» — англ.). Двухлетний мальчик провел два месяца в Турции и говорил со своими родственниками исключительно на турецком. Когда его отец позвонил из Германии, ребенок уже не понимал немецкого языка. Или наоборот: у русскоязычной матери-одиночки практически нет времени, чтобы говорить со своей дочерью по-русски, и девочка уже не может в русском языке употреблять правильные падежные формы существительных. Эксперты называют это «эрозией языка».

— Считалось, что это хорошо, когда живущая в Германии мать-шведка говорит со своими детьми только по-шведски, а отец-итальянец только по-итальянски? Это правило еще актуально?

— Важно, чтобы родители были последовательными в использовании языка. Но если дети активно контактируют с двумя языками, то родители могут иногда и менять языки.

— Не замедляется ли языковое развитие детей, если они одновременно учат два языка или даже больше?

— Нет. Если и наблюдаются замедления в языковом развитии ребенка, то это имеет другие причины, а не многоязычие.

— В каком возрасте дети или подростки могут научиться говорить без акцента?

— Ученые говорят, что в возрасте до десяти, двенадцати или пятнадцати лет. Взрослые, уделяющие много времени изучению иностранного языка, могут вначале прогрессировать очень быстро, но, как правило, все же говорят потом с акцентом всю жизнь.

— Вы сказали, что билингвальное воспитание потребует от родителей 15 лет напряженной работы. Почему?

— Так долго родителям будет необходимо обеспечивать своему ребенку сбалансированный контакт с обоими языками. Лишь в таком случае ребенок будет обладать крепкими и глубокими знаниями обоих языков — он сможет на них говорить, писать, мыслить и даже видеть сны.

— 15 лет — это много времени!

.- Устную речь дети могут освоить в семье, но для того, чтобы уметь читать и писать, необходимо школьное образование. Лишь при общении с текстами получается так называемое академическое обретение языка. По мнению лингвиста Тома Камминса (Tom Cummins), ученикам с миграционными корнями потребуется от пяти до семи лет, чтобы овладеть немецким языком в мере, достаточной для получения полноценного образования. Это время нужно, чтобы их понимание изучаемого научного предмета на новом языке соответствовала норме, принятой для детей или молодежи их возраста, у которых язык обучения родной.

— Раньше дети с миграционными корнями часто посещали воскресные школы, чтобы уметь читать и писать на их семейных языках. Этого достаточно?

— Для одаренных детей и для первого знакомства с письменным языком, возможно, этого будет достаточно, но, как правило, этого бывает мало.

— Насколько распространены многоязычные семьи?

— В мире половина людей многоязычна, в Берлине около 40 % школьников растут в многоязычных семьях.

— Можете сказать, почему родителям и детям стоит взять на себя труд многоязычного воспитания?

— Потому что оно позитивно влияет на мозг и креативность. Многоязычным детям бывает легче учить и другие иностранные языки. У них лучше профессиональные перспективы, они легче осваиваются в других культурах и обеспечивают многообразие в нашем обществе.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.