Бухарест — Спустя 30 лет после объявления о своей фактической независимости от Молдавии, ставшей независимым государством после коллапса СССР, пророссийский сепаратистский регион Приднестровье переживает пик своей международной славы — и все благодаря футболу. Его команда «Шериф» победила знаменитый мадридский «Реал» на матче Лиги Чемпионов. Но обо всем по порядку.

Это сообщение вызвало интерес еще до победы «Шерифа»: сообщалось, что в этот вторник на стадионе Бернабеу ФК «Шериф» из Тирасполя, столицы незаконных повстанцев, встречается с «Реал Мадрид» в своем первом матче в рамках Лиги Чемпионов. Это анонсированное событие привлекло интерес европейской публики к этой не-стране, непонятной и до сих пор не признанной ни одним легитимным государством.

Приднестровье, зажатое между Украиной и Молдавией, частью которой оно формально является, обязано своим выживанием, пусть и в качестве государства-призрака, в первую очередь советской военной мощи и геополитическим амбициям России. Это государство — пока что российская «марионетка», которая, несмотря на усилия так называемого «русского мира», отдаляется от России. Приднестровье начинает жить своей жизнью благодаря войне на Украине и власти олигархов компании «Шериф». Идет позитивный для нас процесс отдаления Приднестровья от Москвы.

Во времена существования СССР этот непокорный регион входил в состав Молдавской Советской Социалистической Республики (Молдавской ССР), и здесь располагалась 14-ая гвардейская армия, награжденная в свое время орденом Боевого Красного Знамени. Присутствие этой армии в Приднестровье во время распада СССР позволило русской элите региона выступить против естественного хода событий, который предполагал присоединение к независимой и более прозападной Молдавии, где доминировали этнические румыны. Вместо этого русская элита и ее союзники подняли восстание и создали собственное псевдогосударство, где русские сумели продолжить править, сохранив эту «страну» как будто замороженной в советской эре.

Под всё более расслабленным, но тем не менее сдерживающим этнических румын наблюдением российских военных, до сих пор дислоцирующихся в Тирасполе, Приднестровье строило свою власть по модели государства переходного периода, которая после коллапса красной империи утвердилась и в России, и в её сателлитах, в том числе в Молдавии. (Так в тексте. Под негативным словом «сателлит» автор явно имеет в виду Приднестровье, а не «большую» Молдавию, ставшую одним из самых антироссийских государств на постсоветском пространстве — прим. ред.).

Империя «Шерифа»

С бывшим советским аппаратчиком Игорем Смирновым в качестве президента (он правил с 1991 по 2011 год) Приднестровье превратилось в черную дыру коррупции, очаг торговли людьми и контрабанды сигарет. Если верить западным СМИ, здесь торговали горючим и даже вооружениями и боеприпасами, оставленными 14-ой армией. Как и в случае других постсоветских стран переходного периода вместо западных правозащитников власть захватила шайка товарищей, обычно ассоциируемых со спецслужбами. Она и отхватила себе большую часть пирога приватизации. Основным триумфатором этого процесса в Приднестровье стал бывший милиционер и, вероятно, сотрудник КГБ Виктор Гушан.

С благословения Смирнова и покровителей из Москвы, бизнес-империя Виктора Гушана, который, вероятно, из-за своего успеха на этом Диком Востоке получил прозвище Шериф, поглощала государственные предприятия и монополии, которые до сих пор сохраняет в таких ключевых секторах, как заправочные станции, промышленность, мобильная связь, экспорт приднестровских вин и коньяка и импорт Mercedes-Benz. Всего через несколько лет после объявления независимости Приднестровье завершило переход от централизованной государственной экономики к экономике, централизованной в холдинге «Шериф» Виктора Гушана.

По подсчетам экспертов, холдинг Гушана платит более половины налогов, собираемых правительством Тирасполя, контролирует более 60% легальной экономики и 2/3 многочисленных незаконных предприятий, действующих в Приднестровье.

ФК «Шериф»

В 1997 году Гушан и его партнер Илья Казмалы решили войти в спортивную сферу, создав футбольный клуб ФК «Шериф». Следуя распространенной в Европе моде, «Шериф» покупал иностранных игроков, пока не сформировалась конкурентоспособная команда, которая стала доминировать в национальном чемпионате и всё настойчивее стремилась достичь того, что им в конечном итоге в этом сезоне удалось: выйти в групповой этап Лиги Чемпионов.

Кроме того, магнат построил соответствующий европейским стандартам стадион, что было уникально для региона на тот момент; там до сих пор продолжают тренироваться украинские команды, например, киевское «Динамо». Именно в этом тираспольском «колизее», созданном на деньги «Шерифа», несмотря на, как предполагается, смертельный конфликт между сепаратистами и правительством Молдавии, проводятся отборочные матчи, по результатам которых формируется сборная всей республики Молдавии.

Стадион, который 24 ноября посетил «Реал Мадрид», — не единственная точка соприкосновения этих двух теоретически непримиримых политических сил — Молдавии и Приднестровья. ФК «Шериф» играет в национальной лиге Молдавии, а благодаря членству в Молдавской федерации футбола может участвовать в международных соревнованиях. Команде ФК «Шериф» это необходимо: поскольку Приднестровье не считается государством, у него нет и собственной, признанной ФИФА федерации футбола.

«Не могу себе представить, чтобы команда Абхазии [пророссийский сепаратистский регион в Грузии] смогла бы играть в лиге Грузии и более того выиграть», — сказал El Confidencial Юлиан Фрунтасу (Iulian Fruntasu), молдавский журналист приднестровского происхождения, ранее служивший послом Молдавии в Великобритании. Фрунтасу, работавший над урегулированием конфликтов в Абхазии и Боснии, считает «оппортунизм» обеих сторон ключевым моментом, который отличает Приднестровье от других «замороженных» конфликтов на постсоветском пространстве.

«Народ здесь не готов умирать ради таких абстрактных понятий, как родина, в том числе потому, что никакой приднестровской родины у этих людей не существует», — объясняет бывший дипломат. Он напоминает, что война за независимость, в которой столкнулись сепаратисты и молдавская армия, была развязана в первую очередь Россией и российскими военными. (Так в тексте. На самом деле боевые действия, начатые на Днестре молдавскими националистами, были прекращены в августе 1992 года именно благодаря вмешательству российской 14-й армии, которая и составила основу миротворческого контингента — прим. ред.)

«Шериф» управляет и политикой

Помимо экономики и футбола, холдинг Гушана доминирует и в политике. В 2000 году была основана финансируемая «Шерифом» партия «Обновление», которая в 2005 году впервые победила на выборах. К победе партию привел бывший управляющий группы «Шериф» Евгений Шевчук. Годы спустя Шевчук станет президентом (2011-2016). Он оставит эту должность, совершив политический суицид: он содействовал налоговой реформе, которая положила конец налоговым привилегиям, которыми до того момента пользовались его бывшие работодатели.

Потеряв поддержку империи Гушана, в 2016 году Шевчук проиграл на выборах, а на пост главы государства возвели лояльного «Шерифу» Вадима Красносельского, до сих пор занимающего эту должность.

Абсолютная власть корпорации видна и на примере выборов в Верховный Совет (такое название до сих пор носит парламент Приднестровья), прошедших в ноябре прошлого года. «Обновление» получило 29 депутатских мандатов из 33 возможных.

По информации расследования российского издания «Коммерсант», все избранные депутаты, в том числе оппозиционные, тесно связаны с холдингом Гушана.

«В первый раз в короткой истории Приднестровья президент, парламент и экономическая мощь находятся в кармане холдинга „Шериф"», — сказал El Confidencial Арманд Гошу (Armand Gosu), эксперт по вопросам России из Бухареста, изучавший развитие сепаратистского региона и глубоко знающий его слабые места.

Война в Крыму

В последние годы политика Приднестровья существенно изменилась. Влияние холдинга «Шериф» растет, и война между Россией и Украиной, развязанная в 2014 году вторжением в Крым, привела к уменьшению власти Кремля и его ставленников в сепаратистском регионе.

По словам Гошу, война между Россией и Украиной лишила Москвы основных ворот в Приднестровье, которыми до вторжения в Крым выступала территория нынешних врагов России — украинцев. Прежде всего военный конфликт глобального масштаба подорвал питавшие экономику Приднестровья многочисленные сети и пути контрабанды, которой занимались также и украинцы с молдаванами, по Черному морю и вокруг него.

«Контрабандный товар шел через порт Одессы [столица Крыма], доставлялся в Приднестровье, и оттуда, зачастую через Румынию, попадал в Европу», — объясняет Гошу. Эксперт рассказывает, как иногда сигареты производили прямо на кораблях перед самой шавртовкой в порту Одессы. «Раньше Одесская область не привлекала ничьего интереса, сейчас она высоко милитаризована нашими силами, силами НАТО. И какой же контрабандист хочет столкнуться с эсминцем американских ВМС, перевозя сигареты?» — шутя задается вопросом Гошу.

Сложившаяся в регионе новая реальность снижает российское влияние на Приднестровье. Более 60% приднестровского экспорта (а точнее холдинга «Шериф») сегодня направляется в Европу. Гушан, похоже, заинтересован в том, чтобы расширять свою империю на Запад и ослаблять связи с Россией.

«Эти предприниматели спекулируют в соответствии со своими интересами, у капиталистов нет идеологии», — так Гошу говорит об олигархах, доминирующих в экономике Приднестровья. У всех у них, дополняет эксперт, по несколько паспортов: русский, украинский, молдавский, они используют их по ситуации.

Бывший дипломат Фрунтасу подтверждает слова Гошу. «У всех, кто управляет холдингом „Шериф", по несколько паспортов, они меняют гражданство в соответствии со своими интересами, что говорит об их оппортунизме», — рассказывает он. «Я думаю, для нас это хорошо, потому что в этом регионе у людей нет монолитной идентичности, ради которой можно было бы взяться за оружие и начать убивать», — объясняет Фрунтасу, также журналист и эксперт по международной политике. Прохождение «Шерифа» в Лигу Чемпионов вызвало энтузиазм в Молдавии, и Фрунтасу видит в этом подтверждение своим мыслям.

«Шериф» набирает международное значение

Отстраненность от России и практически абсолютное доминирование в сепаратистском регионе группы олигархов, возглавляемых Гушаном, придает «Шерифу» беспрецедентное международное значение, что позволяет ему вести собственную жизнь вдалеке от российской политической власти.

«Через несколько лет властям Кишинева [столица Молдавии] и Киева [столица Украины] придется вести дела с приднестровскими олигархами, контролирующими империю „Шериф", а не с Кремлем», — писал Гошу в одной из своих статей. В тексте эксперт по вопросам России напоминает, что из-за своего географического положения — Приднестровье зажато между Молдавией и Украиной — региону недостаточно слабой российской поддержки. Чтобы не голодать, Приднестровью необходимо сотрудничать с двумя своими соседями.

Тем не менее Россия остается хозяином положения: в сепаратистской республике остаются сотни солдат, кроме того, там живут тысячи относительно молодых военных пенсионеров, получающих пенсию из Москвы. К сожалению, они не настроены рвать связи с бывшей метрополией.

Хотя холдинг «Шериф» стал достаточно сильным, чтобы склонить экономическое равновесие в сторону акторов, не связанных с Москвой, Кремль не допустит значительных изменений, которые могли бы подорвать геополитическую ориентацию Приднестровья.

«Те, кто контролирует империю „Шериф", знают, что делать резкие движения очень опасно», — заявляет Гошу. Он убежден, что Москва не откажется от контроля над территорией, размером с провинцию Лас-Пальмас и населением в полмиллиона человек (за последние 30 лет регион потерял 30% жителей). С одной стороны, Приднестровье может похвастаться замечательным географическим расположением для проведения операций по дестабилизации Украины. А военный контингент и российские граждане в Молдавии, хоть последняя и является страной с прозападными амбициями, позволяют Москве предотвратить вероятную интеграцию бывшей советской республики в Европейский Союз.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.