2 сентября 2021 года президент Анджей Дуда (Andrzej Duda) подписал указ о введении режима чрезвычайного положения в находящихся неподалеку от польско-белорусской границы 115 населенных пунктах Подляского и 68 Люблинского воеводства. 6 сентября 2021 года Сейм голосами «Права и справедливости», «Конфедерации», «Соглашения» и малых парламентских групп поддержал это решение. Официальным основанием для введения чрезвычайного положения назывался «миграционный кризис» у границы с Белоруссией и проводившиеся на территории этого государства совместные учения белорусских и российских войск «Запад». Но было ли оно действительно необходимо, кому и чему оно на самом деле служило? Угрожает ли Польше, как утверждает официальная пропаганда, опасность со стороны Белоруссии и России?

Чтобы понять причину инцидентов, связанных с незаконным пересечением польско-белорусской границы мигрантами, которых некоторые неверно называют беженцами, следует обратиться к событиям годичной давности. В политике ничто не происходит само по себе, а каждая акция встречает реакцию. В августе 2020 года в Белоруссии была предпринята провалившаяся попытка провести переворот и сместить Александра Лукашенко. Иначе говоря, внешние силы хотели устроить в Минске нечто вроде киевского майдана или очередной цветной революции.

Эти действия поддержала польская сторона, которая официально выступила против «диктатуры Лукашенко» и стала продвигать кандидатку от оппозиции Светлану Тихановскую, явно вмешиваясь во внутреннюю политику сопредельного государства. Конечно, в такой активности не было ничего нового, ведь каждое очередное польское правительство последовательно выступало против администрации Лукашенко, занимаясь, например, финансированием телеканала «Белсат» или поддерживая оппозиционный Союз поляков Белоруссии под руководством Анжелики Борис.

Чем обернется такая деятельность, можно было легко предсказать: из-за политики Варшавы произошла заморозка взаимных контактов, а это навредило как обеим нашим странам, так и польскому меньшинству. Современная ситуация, связанная с концентрацией мигрантов у границы с Польшей, может выглядеть как своего рода месть белорусской стороны, но это просто очередной этап конфликта.

Его причины и фон не должны, конечно, склонять к выводу, что нам следует согласиться на прием нелегальных мигрантов. Это бы, несомненно, противоречило польским интересам. Более того, люди, старающиеся нелегально перейти границу Польши, отнюдь не соответствуют определению беженцев. Задача пограничной службы состоит в обеспечении безопасности и непроницаемости польской границы, а, что из этого следует, предотвращении ситуаций, в которых на польскую территорию могли бы проникнуть нежелательные лица.

Но неужели соответствующие органы не способны выполнять свои обязанности в нормальном режиме? Неужели для решения стандартных задач нужно непременно вводить режим чрезвычайного положения? Если да, это свидетельствует о слабости государства. Ежегодно проводящиеся учения российских и белорусских военных тоже сложно счесть веским основанием для его введения. Каждое государство имеет право проводить на своей территории военные маневры, и это отнюдь не чрезвычайная ситуация.

Внезапно появившаяся у наших властей озабоченность непроницаемостью наших границ и безопасностью государства вызывает удивление. Демонстрировало ли наше руководство такое же внимание к польским интересам, соглашаясь открыть настежь двери перед гражданами Украины и даже зачастую официально упрощая им въезд? По приблизительным данным, в Польше находятся примерно 850 тысяч украинцев, и это только легально работающие у нас люди. Изучали ли государственные органы их возможные связи с бандеровскими организациями? Или проявлением заботы о государстве выступало предоставление польского гражданства за один только период 2015-2017 годов 10 820 израильтянам?

Подводя итог, следует задаться вопросом, что дальше? Помогают ли решению проблемы дальнейшая эскалация конфликта и пропагандистская кампания, направленная против законного руководства Белоруссии? Помогают ли этому строительство ограждений из колючей проволоки, введение режима чрезвычайного положения, мобилизация войск территориальной обороны? Может быть, следует просто сесть к столу и обсудить спорные вопросы? Может быть, стоит перестать поддерживать оппозицию в Белоруссии и беззастенчиво навязывать этому государству либерально-демократическую модель? Может быть, наконец, пора отказаться от восточной политики, опирающейся на концепцию прометеизма, и сильно устаревшей, а фактически вредной доктрины Гедройца (Jerzy Giedroyc) и Мерошевского (Juliusz Mieroszewski)? Возможно, в этом кроется ключ к налаживанию польско-белорусских отношений и взаимного сотрудничества наших стран?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.