После инцидента с выводом войск из Афганистана Соединенные Штаты снова «бьют» по союзникам. На этот раз нож в спину получила Франция — союзник, который в прошлом помог Америке добиться независимости.

Соединенные Штаты втягивают Австралию и Соединенное Королевство в узкий круг AUKUS и в то же время приветствуют решение Австралии разорвать свой контракт с Францией, предоставив ей ядерные технологии. Так Франция потеряла не только деньги, но и свое лицо. Министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан гневно заявил в интервью французскому телевидению, что «этот вопрос привел к серьезному кризису и повлияет на будущее НАТО». Хотя Ле Дриан прямо не сказал, что Франция выйдет из НАТО, но бурные дискуссии уже начались: «порвет» ли пребывающая в гневе Франция с Североатлантическим альянсом?

Заказ на подводные лодки был сорван союзниками. Хотя Франция и потеряла 56 миллиардов евро, важнее всего для нее было сохранить лицо. Франция всегда хвасталась своим мировым влиянием: в Индо-Тихоокеанском регионе дислоцировано в общей сложности 8000 французских солдат, что делает ее западной страной с самым большим количеством войск в регионе после США. За последнее время Франция особенно часто предпринимала действия в Индо-Тихоокеанском регионе. Во время встречи министров иностранных дел G7 в Лондоне в мае этого года Франция, Индия и Австралия провели первую трехстороннюю встречу на уровне министров иностранных дел и опубликовали совместное коммюнике. Она также планировала провести первый саммит лидеров Франции, Индии и Австралии. Более того, Франция с большим энтузиазмом принимала участие в серии военных учений, проводимых Соединенными Штатами в этом регионе.

Внезапно, без предварительного уведомления, Соединенные Штаты не только отобрали у Франции огромный заказ на подводные лодки, но и оставили ее «за бортом», сформировав союз в области безопасности с Великобританией и Австралией и сосредоточив свое внимание на Индо-Тихоокеанском регионе. Сперва французы подумали, что администрация Джо Байдена не воспринимает их страну всерьез. Что еще более важно — этот вопрос оказывает влияние на президентские выборы во Франции. В 2017 году Эммануэль Макрон последовал за народным желанием перемен и пришел к власти под знаменем реформ. Для него хорошие результаты внутренних реформ — это фундамент, продвижение европейской интеграции — это платформа, а восстановление статуса крупной державы — это цель. Все вместе это — «три столпа» его власти, которые поддерживают друг друга. Однако прошло более четырех лет. Реформы застопорились из-за постоянных кризисов (особенно из-за эпидемии нового коронавируса), а европейскую интеграцию продвигать сложно. Только дипломатические достижения по-прежнему признаются общественностью как успешные. Но как раз перед приближением президентских выборов Соединенные Штаты «вытащили дрова из-под котла» Франции (обр. подорвать основы, выбить почву из-под ног, прим. пер.).

Для правительства Макрона сейчас самое главное — минимизировать потери и в то же время максимально использовать недовольство французского народа этим инцидентом. Если правительство Макрона не отреагирует на это, оно столкнется с большим недовольством населения и, кроме того, подарит политическим оппонентам удобный предлог для атаки. Однако, если переборщить с реакцией и разорвать отношения с Соединенными Штатами, в дипломатическом плане это также будет невыгодно для Франции. Следовательно, самое главное сейчас — это правильно отреагировать.

Судя по текущей ситуации, правительство Макрона по-прежнему проявляет относительную осторожность. Во-первых, хотя Ле Дриан выразил свое недовольство, он использовал недипломатический тон и язык, чтобы оставить Франции возможность для маневра в будущем. Во-вторых, совместные торжества с Соединенными Штатами были приостановлены, и французские послы в США и Австралии были отозваны, но посла в Великобритании, которая также замешана в этом скандале, это не затронуло, — все для того, чтобы Франция не нажила себе слишком много врагов сразу. В-третьих, она подтолкнула ЕС выступить вперед и вывести спор между Францией и Соединенными Штатами на уровень трансатлантических отношений, тем самым увеличив количество козырей в своем рукаве и избежав борьбы в одиночку. И последнее: она как бы невзначай намекнула о возможности выхода из НАТО.

Сейчас внутри страны только крайне левый Жан-Люк Меланшон и крайне правая Марин Ле Пен действительно предлагают «выход из НАТО», и официальная позиция нечеткая. Это, несомненно, важный «козырь» в руках Макрона. Для администрации Байдена, которая в настоящее время изо всех сил пытается настроить всех своих союзников против Китая, «выход» Франции определенно не является хорошей новостью. И США знают, что это их вина.

Теоретически «выход» Франции — это вовсе не что-то фантастическое. С одной стороны, она всегда стремилась к независимости и уже имела опыт выхода из НАТО, поэтому для нее не существует никакого психологического барьера для повторного отступления. С другой стороны, Макрон неоднократно выражал разочарование Североатлантическим альянсом. Он даже утверждал о «смерти мозга НАТО» и считал, что даже если ЕС сблизится с США на основе общих ценностей, Евросоюз не обязан объединяться со Штатами против Китая. Поэтому французская «угроза» вполне себе имеет основания быть.

С практической точки зрения выйти из НАТО не так-то просто: решение об этом зависит от баланса интересов Франции.

Во-первых, даже Шарль де Голль когда-то потратил 8 лет на переход от высказываний на эту тему к активным действиям, но и он вывел Францию из организации военной интеграции, а не из НАТО в целом.

Во-вторых, до оборонной независимости ЕС еще предстоит пройти долгий и тернистый путь, о стратегической автономии легко говорить, но сложно претворить в жизнь. Уже по одному лишь выводу войск из Афганистана видно, что без поддержки Соединенных Штатов Европейский союз пока не может действовать в одиночку. Это неприятная реальность, которую Франция не может отрицать. Даже контртеррористические операции в Сахеле невозможны без разведывательных и логистических систем НАТО.

В-третьих, даже если Франция захочет выйти, ей будет сложно получить поддержку Евросоюза, в том числе других стран-членов НАТО. В конце концов, нынешний Европейский союз больше не является тем Европейским экономическим сообществом, которое было несколько десятилетий назад, и действия Франции, естественно, связаны некоторыми внутренними ограничениями. В частности, Ангела Меркель, которая является «волшебной иглой, повелевающей морем» (обр. стабилизирующей силой, прим. пер.), вот-вот уйдет с политической арены. После всеобщих выборов Германия, возможно, не сможет оказать Макрону значительную поддержку.

Резюмируя все вышесказанное, Франция может не выйти из НАТО сейчас, но вместе с этим заставит большое количество европейских стран увидеть, как с ней обошлись, тем самым получив больше козырей в отношениях с Соединенными Штатами, чтобы в определенной степени сбалансировать трансатлантические отношения, то есть как минимум не позволить США бесчинствовать и дальше. Конечно, если это не произойдет сейчас, это не означает, что этого не случится в будущем, поскольку Америка продолжает терять доверие Европы.

Ван Шо (王朔) — профессор факультета международных отношений Пекинского университета иностранных языков.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.