Уснаж-Гурны, Польша — Польское село Уснаж-Гурны находится в живописной холмистой местности в Подляском воеводстве, что на северо-востоке страны. С точки зрения Варшавы, это край света, где на границе с Белоруссией, которая также является границей ЕС и НАТО, дорога буквально заканчивается.

В этом селе десяток или около того деревянных домов, железный крест на главной и единственной улице и в основном пожилые жители, пасущие своих коров на окружающих село лугах. Идиллию этих мест недавно нарушил рев моторов. По мощеной дороге в деревню въехали полицейские пикапы, военные грузовики и машины пограничников. Вслед за ними прикатили на своих автобусах со спутниковыми тарелками телевизионщики, а на обычных легковых автомобилях прибыли журналисты и активисты, борющиеся за права мигрантов. На разделенном узким ручьем лугу выстроилась шеренга полицейских, а перегородивший грунтовую дорогу контрольно-пропускной пункт заняли солдаты в камуфляже и с винтовками.

Вся эта суматоха возникла из-за группы застрявших на границе мигрантов. Их не пустили в Польшу с территории Белоруссии. И крошечная деревушка внезапно оказалась в центре мировой политики. Репортажи с польско-белорусской границы регулярно показывают в прайм-тайм по телевизору, о происходящих там событиях сообщают новостные сайты в интернете. Журналисты, политики и правозащитники обсуждают миграционный кризис, бесчеловечное обращение польских властей с беженцами с одной стороны, и гибридную войну с провокациями с другой. Между тем этот медийный цирк отвлекает внимание от гораздо более серьезных и сложных проблем, которые возникли на границе Белоруссии и Литвы.

В мае, когда Евросоюз ввел против минского режима санкции за принудительную посадку самолета компании Ryanair и незаконный арест оппозиционного активиста Романа Протасевича, белорусский президент Александр Лукашенко заявил, что его страна больше не будет препятствовать контрабанде наркотиков и нелегальной иммиграции на границах ЕС.

Но вскоре выяснилось, что у Минска более зловещие планы, и он не собирается просто пассивно наблюдать за тем, что происходит у него на границе. В июне литовская пограничная служба зафиксировала резкое увеличение числа мигрантов, в основном из Ирака, которые незаконно пересекали границу Белоруссии и Литвы.

К августу было задержано более 4 000 человек, что в 50 раз больше, чем за весь 2020 год. В конце июня министр внутренних дел Литвы Агне Билотайте (Agne Bilotaite) рассказала новостному порталу Delfi, что рост числа мигрантов — это своеобразная форма гибридной войны. «Нелегальная миграция из Белоруссии в Литву — это хорошо организованный и прибыльный бизнес, которым занимаются белорусские руководители и должностные лица», — заявила она.

В июле журналисты с независимого телеканала «БелСат», вещающего на Белоруссию с территории Польши, рассказали о том, что белорусские спецслужбы проводят операцию по переброске мигрантов с Ближнего Востока в Литву через территорию Белоруссии. Директор «БелСата» Агнешка Ромашевская-Гузы (Agnieszka Romaszewska-Guzy) рассказала изданию Foreign Policy: «Государственная компания „Центркурорт", принадлежащая управлению делами президента и сотрудничающая с иракскими туристическими агентствами, отвечает за доставку мигрантов из Ирака в Белоруссию. Эти люди получают белорусские туристические визы, и по прибытии в аэропорт Минска их размещают в отелях, после чего перевозят на границу».

В пограничной зоне непосредственной переброской мигрантов через границу занимается элитное подразделение спецназа ОСАМ, в котором когда-то служили сыновья Лукашенко.

Цена такой «турпоездки» составляет как минимум несколько тысяч долларов, и значительная часть этих денег в итоге оседает в карманах белорусских спецслужб. Таким образом, режим одним выстрелом убивает двух зайцев: он дестабилизирует обстановку на границах ЕС и в то же самое время зарабатывает на контрабанде людьми, которые изо всех сил пытаются попасть в Европу, особенно в Германию.

В последние годы Европа уже сталкивалась с тем, что мигрантов используют в качестве инструмента для достижения политических целей. Во время самого крупного миграционного кризиса в 2015-2016 годах турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган вынудил ЕС передать Анкаре финансовую помощь на шесть миллиардов евро и закрыть глаза на военные операции турок против курдов. В ответ на это он заблокировал миграционный коридор, ведущий с Ближнего Востока на Балканы.

В Северной Африке после свержения Муаммара Каддафи Ливия стала главной перевалочной базой для мигрантов, перебирающихся из стран Сахеля в Италию. В марте исполняющий обязанности премьер-министра Ливии предупредил, что его страна в одиночку не в силах справиться с мигрантами. А в мае Марокко помогло тысячам мигрантов перебраться в испанский эксклав Сеута, отомстив таким образом Мадриду за то, что он позволил лидеру движения ПОЛИСАРИО, борющегося за независимость Западной Сахары, приехать в Испанию на лечение от covid-19.

Страны Южной Европы уже привыкли к такого рода деятельности, но никто не ожидал появления мигрантов на восточном фланге ЕС. Исключение в данном случае составил аналитик интернет-портала Defence24 Витольд Репетович (Witold Repetowicz), который еще в 2018 году отметил, что Россия может использовать мигрантов в качестве оружия, если нападет на Польшу через территорию Украины. Но оказалось, что истинная угроза исходит от Белоруссии.

Внезапное увеличение числа мигрантов, прибывающих в Литву, привело к тому, что миграционные центры оказались переполнены. А попытки создать временные центры наткнулись на гневные протесты местных жителей. Столкнувшись с угрозой усиления хаоса, литовские власти решили построить на границе забор, вернуть задержанных мигрантов в Белоруссию и ввести у себя чрезвычайное положение. Латвия тоже ввела чрезвычайное положение в граничащих с Белоруссией регионах.

Казалось, что литовская тактика эффективна. С начала августа в Белоруссию удалось вернуть более 1 500 мигрантов. Директор вильнюсского аналитического Центра восточноевропейских исследований Линас Кояла (Линас Кояла) рассказал Foreign Policy: «Цель такой политики обратной высылки была двоякая: снизить интенсивность нелегальных переходов через границу и отбить охоту у других мигрантов, которые могли посчитать, что Литва — это открытые ворота в ЕС. Но само по себе это недолгосрочное решение».

По словам Коялы, в любом решении должны сочетаться такие меры, как эффективное наблюдение на границе (беспилотники, камеры, увеличение числа пограничных нарядов) и последовательная политика ЕС в отношении мигрантов. Но подготовить такое решение непросто, и многие страны — от Италии до Венгрии — начали самостоятельно принимать меры для сдерживания наплыва мигрантов.

Когда литовскую границу удалось временно перекрыть, стало очевидно, что следующим объектом вторжения станет Польша.

В Польше поначалу была противоречивая информация. Точное количество мигрантов, находящихся вблизи села Уснаж-Гурны, было неизвестно. Но по разным оценкам, их там собралось от 20 до 30. Невозможно также выяснить, из какой страны они приехали. Если эти люди из Афганистана, они наверняка приехали еще до падения Кабула; либо же это афганские мигранты, проживающие в Ираке. Польские власти с самого начала решили отгородиться от мигрантов и не подпускать близко к границе посторонних, включая журналистов и правозащитников. Правительство заявило, что цель таких действий — избежать провокаций и незаконных переходов.

Но борцов за права человека тревожит то, что у мигрантов нет еды, и они вынуждены пить воду из ручья. Видеорепортажи белорусских СМИ и твиты следящих за ситуацией польских пограничников говорят о том, что «белорусские службы регулярно обеспечивают иностранцев горячим питанием, питьем, дровами для разведения костров и даже сигаретами и сладостями». Более того, польские власти утверждают, что белорусы регулярно меняют мигрантов возле Уснаж-Гурны, чтобы кризис не угасал.

Проблема выходит далеко за рамки села Уснаж-Гурны. В августе было более 3 000 попыток незаконного пересечения польско-белорусской границы, и около 900 человек удалось задержать. Старший офицер пограничной охраны, не пожелавший назвать свое имя, признался, что польские власти сумели задержать только часть мигрантов. Люди, которых они задерживают, хорошо подготовлены к длительному путешествию. У них нет никаких документов, но они часто зашивают в свою одежду по несколько тысяч долларов и карты с тщательно нанесенным на них маршрутом. В Польше их дожидаются контрабандисты, чтобы тайком перевезти мигрантов в крупные города либо прямиком в Германию.

Поэтому власти Польши тоже начали ставить вдоль границы заборы из колючей проволоки, а две недели тому назад ввели на месяц чрезвычайное положение в 183 населенных пунктах, находящихся внутри трехкилометровой полосы от границы. В то же время такая ситуация усилила внутриполитическую напряженность и спровоцировала яростные дебаты между сторонниками оказания помощи мигрантам и теми, кто против того, чтобы пускать их в страну.

«Это яркий образец применения демографического оружия, — заявил Репетович. — Нет никакого спонтанного миграционного кризиса, а есть агрессия против Польши».

ЕС говорит примерно то же самое. «Ситуация на польско-белорусской границе — это форма агрессии против Польши», — заявил в прошлом месяце на конференции в Брюсселе официальный представитель Еврокомиссии Адальберт Янц (Adalbert Jahnz). Премьер-министры Польши, Литвы, Латвии и Эстонии выступили с совместным заявлением, осудив «гибридную атаку» Белоруссии.

Заместитель министра иностранных дел Польши Марчин Пшидач (Marcin Przydacz) рассказал Foreign Policy, что Еврокомиссия полностью поддерживает польскую позицию, однако есть острая необходимость оказать более сильное политическое давление на Минск, чтобы тот отказался от своих враждебных действий. Очевидно, что ответ на белорусскую угрозу согласовывали не только с прибалтийскими странами, но и с Украиной. В ситуации возникла дополнительная напряженность из-за российско-белорусских военных учений «Запад-2021», которые начались на прошлой неделе.

Директор Евразийской программы Варшавского института Гжегож Кучиньский (Grzegorz Kuczyński) утверждает, что столь жесткая позиция ЕС означат одно: Евросоюз очень серьезно воспринимает угрозу со стороны мигрантов. «Это совместная провокация Минска и Москвы. Сегодня Лукашенко полностью зависит от Путина, и более того, у белорусских спецслужб недостаточно ресурсов на Ближнем Востоке, чтобы осуществить такую операцию, — говорит он. — Настоящий кризис разразится в том случае, если Кремль решит создать миграционный коридор через российскую территорию, чтобы перебрасывать по нему тысячи беженцев из Афганистана».

В настоящее время как будто мало шансов на повторение турецкого или ливийского сценариев массовой миграции. Во-первых, в силу географических причин мигранты не могут самостоятельно попасть напрямую в Белоруссию. Их придется привозить самолетами или везти очень длинным наземным путем из Центральной Азии. Во-вторых, очень решительная реакция прибалтийских стран, Польши и Брюсселя показывает, что в ЕС никто всерьез не рассматривает новую версию политики радушного приема беженцев, как в 2015 году.

Вместе с тем никто не был готов к такому агрессивному сценарию, и теперь Польше и прибалтийским странам необходимо в срочном порядке создать эффективную систему защиты своих границ, а также подготовиться к возможным провокациям, чреватым человеческими жертвами. Продолжающиеся учения «Запад-2021» создают возможности для различных проверок обороноспособности Польши и НАТО, как произошедший в 1995 году инцидент, когда с белорусского вертолета Ми-24 был сбит американский воздушный шар, и два американских пилота погибли.

«Мы полностью мобилизовались из-за учений „Запад-2021", и мы прекрасно осознаем, что на границе возможны российские или белорусские провокации. Мы не можем допустить возникновения трагических событий», — сказал Пшидач.

Худший сценарий состоит в том, что десятки тысяч бегущих от режима талибов беженцев появятся на восточной границе Евросоюза. Пойдет Москва на такой шаг или нет — это во многом зависит от реакции Польши, прибалтийских стран и Брюсселя на этот пробный миграционный кризис. С точки зрения Кремля, любая слабость есть стимул для дальнейшего продвижения вперед.

Директор «БелСата» Ромашевская-Гузы утверждает, что режим Лукашенко проводит массовые репрессии против белорусского народа и не остановится ни перед чем, чтобы дестабилизировать Европу. Сегодня Москва и Минск уже добились некоторых ближайших целей в этом направлении. Российские и белорусские СМИ в пропагандистских целях изображают Польшу и страны Балтии как нарушителей прав человека, как жестокую и безжалостную силу по отношению к оказавшимся в беде людям. Миграционные проблемы вызывают политический конфликт и глубокий раскол общественного мнения в Литве. А в Польше они создают внутреннюю неразбериху.

Европа должна осознать реальность, состоящую в том, что на ее восточных рубежах проводятся гибридные атаки против ЕС и НАТО. Авторитарные режимы стремятся посеять внутренние разногласия и хаос в Польше и Прибалтике, используя в качестве инструмента давления беспомощных людей.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.