Спустя годы после громкого публичного разрыва они снова вместе. Речь о Бене [Аффлеке] и Дженнифер [Лопес]? Нет, речь о России и Китае.

В новых стратегических документах Соединенных Штатов Россия и Китай представлены как совместная угроза мощи и престижу Америки. Их взаимоотношения нашли зримое проявление во время недавней поездки президента Джо Байдена в Европу, которая состоялась в июне. Во время всех мероприятий с участием Байдена в Европе, включая саммит Большой семерки в Соединенном Королевстве, саммит НАТО в Брюсселе и личную встречу с российским президентом Владимиром Путиным, китайско-российские отношения были одной из центральных тем дискуссий.

Большинство аналитиков концентрируют свое внимание на укрепляющихся экономических связях Пекина и Москвы, на общих идеологических интересах и личных отношениях между Путиным и китайским лидером Си Цзиньпином. В свою очередь, эти аналитики также дают советы касательно того, как разбить эту «счастливую евразийскую пару». Однако, опрос, совместно проведенный в 2021 году Chicago Council и независимым Левада-центром, показал, что сами россияне считают свои отношения с Китаем выгодными.

На первый взгляд вполне логично, что Россия и Китай нашли общий язык. В вопросе взглядов на международный порядок у этих двух стран гораздо больше общего друг с другом, нежели с Соединенными Штатами. Москва и Пекин и предпочитают делать акцент на важности национального суверенитета и невмешательства (хотя бы в их собственные дела, если не в дела других стран). У них есть общие экономические интересы, причем Китай одновременно служит и рынком для российской нефти, и источником иностранных инвестиций в тот момент, когда западные санкции отрезали Россию от других источников.

Пекин и Москва публично демонстрируют свою взаимную привязанность. Весной этого года российский министр иностранных дел Сергей Лавров назвал китайско-российское сотрудничество «тесным и плодотворным почти во всех сферах», а также «важным фактором в международных отношениях». В свою очередь, министр иностранных дел Китая Ван И (Wang Yi) заявил, что эти отношения лучше, чем официальный альянс, поскольку две страны «всегда готовы решительно поддержать друг друга». Путина и Си тоже связывают тесные личные отношения, которые они часто демонстрируют на публике. А состоявшиеся в августе совместные военные учения «Запад» были направлены на повышение тактической совместимости вооруженных сил двух стран.

Тем не менее, несмотря на все эти пышные церемонии и публичные выражения солидарности между Си и Путиным, эксперты часто ставят под сомнение китайско-российское сближение. Айзек Стоун Фиш (Isaac Stone) написал в статье, опубликованной в Washington Post, что «у Москвы больше причин бояться Пекина, чем Вашингтона», указав на потерю Россией влияния в Центральной Азии, растущее экономическое влияние Китая внутри России, а также потенциальные территориальные разногласия на российском Дальнем Востоке. Другие утверждают, что, хотя Путин и Си активно демонстрируют взаимопонимание, партнерство далеко не такое прочное, как может показаться. Как написал Гэбриэл Гэвин (Gabriel Gavin) в издании Diplomat, «несмотря на теплую риторику, реальность китайско-российской дипломатии в том, что она простирается на милю в ширину и лишь на дюйм в глубину».

Разумеется, Си и Путин поддерживают прочные отношения на публике. Но в основе укрепления российско-китайских связей лежат не только отношения между двумя лидерами. Как показал социологический опрос, проведенный Chicago Council и Левада-центром, эти отношения подкрепляются все более глубоким уровнем поддержки внутри российского общества.

В отличие от жителей многих стран большинство россиян (74%) благосклонно относятся к Китаю. Более того, 53% россиян положительно относятся к Си Цзиньпину. То есть к китайскому лидеру они относятся гораздо теплее, нежели к бывшему американскому президенту Трампу (26%) или к действующему президенту Джо Байдену (19%). Среди лидеров, перечисленных в опросном листе, только Путин оказался более популярным среди россиян. Жители России рассматривают Китай как мощную страну, которая находится на подъеме. Большинство (55%) говорят, что сегодня Китай пользуется большим уважением в мире, нежели десять лет назад, — по поводу России такого мнения придерживается лишь 41% респондентов.

Что еще важнее, большинство россиян (53%) убеждены, что взаимоотношения России с Китаем укрепляют позиции России в мире. Лишь 9% опрошенных считают, что эти взаимоотношения ослабляют позицию России. Кроме того, большинство опрошенных россиян не считают, что Россия становится все более зависимой от Китая: 54% полагают, что ситуация не меняется. Это не значит, что россиян вовсе не беспокоит вопрос отношений с Китаем: трое из десяти опрошенных (29%) все же считают, что зависимость усиливается, а 19% сказали, что их беспокоит растущая зависимость России от Китая. Но в данный момент такого мнения придерживается меньшинство.

Итак, что результаты этого опроса могут рассказать о будущем российско-китайских отношений? Во-первых, уровень общественной поддержки усиливает сомнения в способности Соединенных Штатов изолировать Пекин, развивая дружеские отношения с Москвой. Бывший посол США в России Майкл Макфол (Michael McFaul) утверждает, что эта тактика не сработает, учитывая крепкие связи между Россией и Китаем и тесные личные отношения между Путиным и Си. К этому можно добавить еще одно препятствие: такой разворот совершенно противоречил бы взглядам большинства россиян на национальные интересы их страны.

Кроме того, уровень общественной поддержки предполагает потенциально более долгосрочное партнерство. Если бы российско-китайские отношения основывались в первую очередь на прочных связях между лидерами, смена руководства в Москве или Пекине могла бы изменить стратегические отношения между этими двумя странами. Но, поскольку это партнерство имеет поддержку внутри российского общества, у будущих лидеров может появиться внутренний стимул поддерживать его, не говоря о других преимуществах таких тесных взаимоотношений.

Тем не менее, очень важно не переоценивать степень постоянства взглядов общественности. Если россияне начнут воспринимать отношения с Китаем как опасную или унизительную зависимость, а не как партнерство с набирающей силу державой, которая укрепляет позиции России в мире, политические предпочтения внутри России также могут измениться.

Крейг Кафура — заместитель директора по вопросам общественного мнения и внешней политики в Чикагском совете по международным делам (Chicago Council on Global Affairs), научный сотрудник по вопросам безопасности в Проекте национальной безопасности имени Трумэна (Truman National Security Project).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.