Президент России Владимир Путин принял в Кремле президента Сирии Башара Асада.

Путин сказал Асаду: «Вы контролируете 90% Сирии, а иностранные военные, прибывшие без одобрения ООН, являются препятствием перед сирийским правительством».

В Сирии находится много иностранных сил.

Военные Путина, боевики, привезенные Ираном из Ирана, Ливана и Афганистана, террористы Рабочей партии Курдистана (РПК) — Партии «Демократический союз» (PYD), американские военные и так далее.

Есть еще турецкие военные.

Сегодня преобладает мнение, что под «иностранными военными» Путин подразумевал турецких военных.

Если это так, то полезно напомнить следующее.

Путин говорит об «иностранных военных, прибывших в Сирию без одобрения ООН».

Однако турецкие военные вошли в Сирию в соответствии с 51-й статьей Устава ООН, а именно — воспользовавшись своим законным правом на самооборону, поскольку у нас на границе были террористические организации, которые угрожали нам.

Так или иначе Путин обеспокоен чем-то в Сирии.

И есть что-то, о чем он не говорит.

Он не рассказывает всего, но дает сигнал.

Да, помимо вооруженных сил трио «режим Асада — Россия — Иран», в Сирии находятся турецкие военные и сирийская оппозиция, а также американские военные и террористы РПК / PYD.

Откровенно говоря, трио «Асад — Россия — Иран» не испытывает какого-либо серьезного или приоритетного беспокойства со стороны США и PYD под их покровительством. Все они периодически дерутся, сталкиваются друг с другом, но в конечном счете могут найти способ ладить и уживаться.

Силой, которая по-настоящему беспокоит их на сирийском поле, являются турецкие военные и сирийская оппозиция.

На прошлой неделе пять крупных вооруженных группировок, связанных с Сирийской национальной армией, объединились в Фронт освобождения Сирии. Это целых 20 тысяч бойцов.

Практически все из них — местные жители Сирии, то есть сирийская молодежь.

Эта структура, особенно в Идлибе, воспринимается русскими и их партнерами как серьезная угроза.

За несколько дней до того, как эта армия была создана, тяжелая осада и нападения в отношении противников сирийского режима в Деръа на протяжении двух с половиной месяцев в результате наземной операции перешли в другую стадию.

У сирийской оппозиции было два оплота. И один из них — Деръа — пал.

Теперь остался единственный оплот — Идлиб.

Во время недавних атак в Деръа Идлиб также подвергался систематическим бомбардировкам.

На прошлой неделе министр иностранных дел России Лавров, обратившись с призывом к Турции, потребовал выполнения договоренностей по Идлибу, заключенных в марте прошлого года, и сказал: «Идлиб должен быть очищен от террористов».

Россия не соблюдает никаких договоренностей по Идлибу.

Под видом борьбы с террористами убивает сирийских мирных жителей или представителей оппозиции.

Когда же на это дается ответ, говорит: «Вы нарушаете договоренности».

Затем готовится конфликтная среда.

Иными словами, Россия до конца вскрывает идлибскую рану, и именно это сейчас и происходит.

Ведь для трио Асад — Россия — Иран, закрывшего тему Деръа, настало время для последней остановки — Идлиба.

Таким образом, они намерены довести до конца массовую резню в Идлибе, которую хотят устроить на протяжении трех последних лет.

Это может привести к гибели тысяч людей и притоку миллионов беженцев к турецкой границе. Настолько велики опасности.

Турция, как и весь остальной мир, вплотную сосредоточилась на проблеме Афганистана.

Но, очевидно, об Идлибе мы будем говорить чаще, особенно в октябре.

Не исключается вероятность того, что после визита в Нью-Йорк по случаю сессии Генеральной Ассамблеи ООН президент Турции Реджеп Эрдоган проведет личную встречу и с президентом России Владимиром Путиным.

Судя по тому что в России и Лавров, и Путин снова заговорили об Идлибе, значит, пора встретиться с Путиным.

Возможную резню в Идлибе, как и раньше, можно предотвратить дипломатией на уровне лидеров Эрдогана и Путина.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.