Белорусская оппозиционерка в изгнании Светлана Тихановская прилетает в Париж в среду, 15 сентября, чтобы бить тревогу по поводу репрессий, проводимых в ее стране Александром Лукашенко. В письме на имя президента Макрона французский журналист белорусского происхождения Андрей Вайтович просит Францию прийти на помощь.

Господин Президент,

Год назад моя родная страна, Республика Беларусь, восстала против диктатуры Александра Лукашенко, находящегося у власти 27 лет. Народ не мог согласиться с очередными фальсифицированными выборами. Море людей прошли с мирной демонстрацией, но реакция властей была только одна: репрессии. Жестокие, беспрецедентные, худшие со времен распада СССР. Более 50 000 произвольных арестов, более 2 000 доказанных случаев пыток, 10 смертей, около 30 журналистов брошены в тюрьмы и подвергнуты жестокому обращению, независимые СМИ уничтожены и несколько десятков тысяч человек были вынуждены бежать из страны. И все это происходит в Европе. Как мы можем терпеть это дальше?

За этими цифрами стоят женщины и мужчины, стремящиеся всего-навсего к демократии и свободе, больше они ни о чем не думают. Во время съемок я столкнулся с молодым человеком из Минска, который представился как Раман Бандаренка (так в тексте, автор выбрал белорусское написание имени — прим. ред,). Позже он был похищен несколькими милиционерами в штатском и замучен до смерти. А он всего только хотел защитить исторический флаг (бело-красно-белый флаг Белорусской Народной Республики, или БНР, просуществовавшей несколько месяцев в 1918 на оккупированной тогда немцами по условиям Брестского мира белорусской территории, прим. ред.). Этот флаг был вывешен в его районе, а режим запрещает этот флаг. Бандаренке был всего 31 год.

Несколько дней спустя митинг в память Рамана был жестоко разогнан, несколько сотен человек арестованы. Среди них моя коллега по независимому телеканалу «Белсат» Катарина Андреева. (Белсат — польский спутниковый телеканал, вещающий через границу на территорию Белоруссии программы в основном протестного содержания на белорусском языке — прим. ред.) Ей 27, как и мне. В ходе скоротечного судебного разбирательства ее приговорили к двум годам тюремного заключения за освещение этой демонстрации.

В 200 км от столицы жители моего родного города также мобилизовались против этого ужасного насилия. Моя бабушка прожила там всю свою жизнь. Ей 69, и я попросил ее уйти. Будучи французским журналистом белорусского происхождения, я понимал, что на меня могут оказать давление. Через несколько месяцев из страны бежала другая моя коллега, Арина Малиновская, а ее родственники были арестованы.

В мае по требованию Лукашенко был прерван рейс гражданского самолета с целью арестовать журналиста-диссидента Романа Протасевича. Сейчас он взят в заложники КГБ, невозможно представить, что ему пришлось вытерпеть, чтобы так, как теперь он это делает, прославлять в своих выступлениях этот террористический режим. Я говорю об этих фактах, чтобы напомнить, что в Беларуси все продолжается. Хотя сопротивление принимает другие формы, репрессии не прекращаются.

Господин Президент, вы встречались с женщиной, которую выбрал весь белорусский народ у избирательных урн в прошлом году. Я был еще в Минске, когда ваше окружение попросило меня подготовить встречу со Светланой Тихановской, демократическим лидером Беларуси, находящейся в вынужденном изгнании в Литве. К тому времени я уже стал французом, и ваша просьба меня вдохновила. Наконец-то, Франция, страна моего сердечного выборы, вспомнила этих демократов у врат Европы, которые разделяют наши республиканские ценности, включая основу нашей демократии: свободу. Именно эту Францию я выбрал в 2013 году, еще будучи студентом: сплоченную и небезразличную Францию.

Год спустя интерес во Франции к белорусской тематике постепенно обнулился, она никого здесь не интересует. Но это не коснулось способности людей преодолевать потрясения. Конечно, было бы легче показывать красивые кадры мирных демонстрации под правильными бело-красно-белыми государственными знаменами, чем показывать кадры политических процессов. Я осознаю, что судьба моей родной страны находится в руках ее собственного народа. Демократия — это борьба, и добиться ее нельзя на раз-два. Ее вряд ли можно заимствовать, теперь мы это знаем. Но при поддержке демократических стран мы придем к ней быстрее. Соседние с Беларусью страны, такие как Литва и Польша, демонстрируют неоценимую поддержку. Они быстро превращают политические обещания в конкретные действия.

На этой неделе избранный народом президент по имени Светлана Тихановская приезжает с визитом во Францию. На протяжении этого года она встречалась с вашими коллегами со всего мира и завершает свое мировое турне в Париже. Это не случайно: Франция должна сыграть свою роль, вы это знаете. Белорусы знают, что такое настоящая диктатура.

Господин Президент, окажите ей достойный прием, белорусский народ также смотрит на вас. Никогда не следует забывать тех, кто жаждет свободы, они будут вам за это признательны.

Комментарии читателей

Le Tigron

Намного легче и удобнее слышать крики о свободе от других, нежели крики своего народа! Франции было бы лучше прислушаться к крикам 300 000 человек, которые кричат каждую субботу… и все остальные голоса жаждущих свободы во Франции.

TIESSE DI HOYE

Белоруссия — независимая страна. Что бы сказали в Париже, если бы белорусские власти были вовлечены в конфликты между правительством и такими оппозиционерами как Меланшон и движение Génération Identitaire (праворадикальное движение за «поколение с идентичностью»)?

Christ75

Вот уже 30 лет как весь мир сознательно игнорирует это.

DORSAIS 123

Вспомним «Отпор» — сербскую организацию, сыгравшую ключевую роль в свержении Слободана Милошевича. Помните ее логотип — поднятый сжатый кулак? Так вот, потом «Отпор» изменил название на «Канвас» и стал организацией по подготовке революционеров в странах Восточной Европы. Канвас участвовал в «революции роз» в Грузии, приведшей к власти Саакашвили. На Украине ту же роль сыграла организация ПОРА… В апреле 2004 года, еще до первого Майдана, Пора отправила 18 своих членов на революционную тренировку в город Новый Сад, на севере Сербии. «Канвас» потом также оказался тесно связан с такой же организацией «Зубр» в Белоруссии. Эта организация была специально соз0дана в 2001 году для свержения Александра Лукашенко. В 2002 году «Канвас» засветился в среде венесуэльской оппозиции, а в 2011 логотип с кулаком (первоначальный логотип «Отпора») вдруг появился на демонстрациях египетских студентов.

Все это — задумки Джина Шарпа, вся эта его якобы «ненасильственная борьба», которая в конце концов всегда приводит к насилию и к снижению уровня жизни, к разрушению поверившей всем этим «отпорам» и «зубрам» страны. Все это делается на деньги организаций типа американских и европейских фондов так называемой поддержки демократии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.