Если в Германии победят сторонники денуклеаризации страны, Польше на фоне агрессивной политики России будет нужно добиться перевода на Вислу американских ядерных вооружений, ведь лишь они могут гарантировать нам безопасность.

Предыдущие российско-белорусские учения «Запад», проходившие в 2017 году, завершались отработкой условного ядерного удара по целям на территории противника. Эксперты, как, например, консультировавшая Байдена по вопросам безопасности в ходе избирательной кампании Мишель Флоурной (Michèle Flournoy) или Джим Таунсенд (Jim Townsend) считают, что это элемент российской стратегии «эскалация ради деэскалации». Она предусматривает нанесение в ходе вооруженного конфликта ядерных ударов, призванных показать врагу, что Москва готова зайти далеко, а, следовательно, лучше заключить мир на ее условиях. Путин, предлагая создать «общее европейское пространство безопасности», заботится о том, чтобы Россия обладала подавляющим перевесом в сфере нестратегических ядерных боеголовок, то есть таких, которые способны поражать цели в Европе, но не могут долететь до Америки.

Самые большие оптимисты из числа американских экспертов полагают, что в российских арсеналах находится сейчас 840 — 1000 боеголовок, которые могут быть доставлены на расстояние до 500 километров, а пессимисты говорят о 5 400. Сценарии военных игр, которые американцы проводили после начала конфликта в Донбассе и аннексии Крыма, предполагали, что Россия располагает 2 тысячами боеголовок на нестратегических платформах доставки ядерных боеприпасов. НАТО может выставить в ответ максимум 500. Это результат упрочившейся после распада СССР убежденности США в том, что Европе со стороны РФ ничто не угрожает, а вероятность превращения европейской территории в театр военных действий, невелика. Из этого следовал вывод, что наращивать потенциал сдерживания (в том числе ядерного) необходимости нет. Сейчас, однако, настали совсем другие времена, а проблема европейской ядерной безопасности сама собой не разрешится.

Впрочем, мировые тенденции выглядят так, что все державы, располагающие ядерными вооружениями, модернизируют свои арсеналы и увеличивают количество боеголовок. Недавно о шагах в этом направлении сообщала Великобритания. Как писал эксперт Корейского института оборонного анализа Бо Рам Квон, о стремлении присоединиться к клубу ядерных держав все громче говорят в Сеуле и Токио.

Немецкая проблема

Как ни удивительно, страны континентальной Европы, которые не располагают собственным ядерным потенциалом (те, у кого он есть, например, Франция, даже не помышляют о разоружении), движутся в совершенно ином направлении, будто бы исходящая от России угроза исчезла.

Основная проблема — это Германия, где при новом раскладе сил после выборов могут принять решения о выходе из программы совместного использования ядерного оружия. Она была внедрена в годы холодной войны, чтобы не имеющие его члены НАТО пользовались защитой американского «зонта», а одновременно их вооруженные силы были готовы к совместным действиям с американцами. Эксперт влиятельного американского Брукингского института Стивен Пайфер недавно писал даже, что программа предусматривает возможность передачи ядерных зарядов в распоряжение союзников в случае конфликта.

За три недели до парламентских выборов в Германии лидировать продолжают социал-демократы, а ни одна из основных партий не пользуется поддержкой более 25% населения. Самым популярным кандидатом на пост канцлера считается довольно бесцветный технократ Олаф Шольц (Olaf Scholz) из СДПГ. Не делая прогнозов насчет исхода выборов, уже сейчас можно предположить, что новая коалиция будет значительно отличаться от прежней. Даже если не произойдет революции, то есть перехода христианских демократов в оппозицию и появления коалиции Социал-демократов, «Зеленых» и СвДП, немецкая политическая сцена изменится. Впрочем, формирование нового правительства может затянуться. После предыдущих выборов переговоры о коалиционном соглашении заняли шесть месяцев, кроме того, сейчас, в новых реалиях, новый канцлер будет иметь не такую сильную позицию, как уходящая Меркель.

Иными словами, Германия вступит в период политической нестабильности, выстраивания новых отношений между правящими партиями и формирования стройной программы нового правительства. Это не будет способствовать готовности принимать сложные решения, связанные в том числе со сферой обороны, которые вне зависимости от политического этапа придется внедрять в жизнь. Речь идет, в частности, о дальнейшем участии Германии в программе совместного использования ядерных вооружений, выступающей одним из элементов распростертого над Европой американского «ядерного зонта».

Тобиас Бунде (Tobias Bunde), руководитель аналитической команды Мюнхенской конференции по безопасности, которая ежегодно публикует доклад на тему основных задач, стоящих перед евроатлантическим сообществом, недавно написал, что существует реальный риск выхода Германии из этой программы, и политики стран-членов НАТО к такому сценарию не готовы. Правда, как он отмечает, на последнем саммите Альянса его европейские члены высказались за сохранение ядерного характера организации, но ход событий может ускориться и застать врасплох стратегические элиты Европы. Бунде также обращает внимание, что, согласно, опросам, 66% немцев высказываются за полную денуклеаризацию своей страны, а это, в свою очередь, склоняет элиты, находящиеся на политической сцене левее христианских демократов, вводить соответствующие идеи в свои программы.

Немецкие «Зеленые» высказались в марте на своем съезде за «современную армию», осудили «деспотичное» требование о выделении 2% ВВП на военные цели, заявили о желании отказаться от «доктрин сдерживания времен холодной войны», а также о стремлении сделать свою страну «свободной от ядерного оружия». Последний пункт вызывает особый интерес, поскольку уже при новой коалиции, в которую, по всей видимости, войдут «Зеленые», будет решаться вопрос о закупке самолетов Ф-18 «Супер Хорнет», наличие которых у Германии выступает условием ее участия в программе по совместному использованию ядерных вооружений.

Эксперты ранее полагали, что если бы Германией руководил тандем «Зеленых» и ХДС, первые были бы склонны согласиться на компромиссные решения, но позиция СДПГ, которая может поучить пост канцлера, в области денуклеаризации более радикальна. Рольф Мютцених (Rolf Mützenich), лидер фракции Социал-демократической партии в Бундестаге заявил в прошлом году в интервью газете «Тагесшпигель», что американские ядерные бомбы, хранящиеся на территории Германии, не повышают уровень безопасности, а резко его понижают.

Когда на эту тему завязалась оживленная дискуссия, он написал статью, в которой доказывал, что влияние Берлина на американские решения в ядерных вопросах иллюзорно, а на фоне пандемии covid-19 расходы на необязательные, по его мнению, программы, следует сокращать, а не наращивать. Мютцених полагает, что если немцы откажутся от покупки Ф-18 (то есть фактически выйдут из военной части программы и останутся лишь в составе политического Комитета стратегического планирования), ничего плохого не случится.

Такой подход поддержал сопредседатель СДПГ Норберт Вальтер-Борьянс (Norbert Walter-Borjans), который заявил: «У меня четкая позиция: я против размещения ядерного оружия, против полномочий им распоряжаться и тем более против его применения».

Антиядерные настроения в Бельгии, Голландии и Италии

Если Германия будет тянуть с решениями, необходимыми для продления ее участия в программе, она может запустить эффект домино. В этом контексте следует напомнить, что бельгийский парламент в январе 2020 года обсуждал резолюцию, призывающую США забрать ядерные бомбы с авиабазы Кляйне-Брогель. «За» проголосовали 66 депутатов, «против» 74, но в феврале этого года ситуация изменилась: пять партий, в течение 500 дней ведших переговоры, подписали соглашение о созыве правительственной комиссии. Программный документ включает в себя тезисы о присоединении Бельгии к Договору о запрещении ядерного оружия, который предполагает денуклеаризацию стран-участниц, ее активном подключении к этой теме, а также о проведении в Брюсселе конгресса государств, выступающих за ядерное разоружение. Представляется, что (если, конечно, бельгийская правящая коалиция не изменит мнения) судьба базы, на которой хранятся американские бомбы, уже предрешена.

Голландское руководство до сих пор выступало против участия в ДЗЯО, но в обществе преобладает иной подход. В опросе, проведенном в январе этого года, 78% респондентов высказались за подключение Нидерландов к этому Договору, а, следовательно, ликвидацию базы Фолькель, где, согласно последним данным, находятся 20 американских ядерных бомб. Понимая, какие царят настроения, руководство страны не сообщает, действительно ли они находятся на ее территории, а тем более, каково их количество. Представляется, однако, что в ближайшем будущем на фоне нарастания антиамериканских и пацифистских настроений в Европе, такой курс сохранять будет сложно.

В целом очень похоже выглядит позиция общественности в Италии, где на двух американских базах (Авиано и Геди), по имеющимся сведениям, хранятся ядерные бомбы. Там доля противников американского присутствия доходит до 80%.

Даже если итальянское руководство будет придерживаться в этой сфере прежней политики, встает вопрос, захотят ли США продолжать программу, раз настроения в Германии и Бельгии так сильно изменились? Весной эксперты сообщали, что американцы вывезли ядерные бомбы с турецкой базы Инджирлик. Не решит ли Вашингтон в контексте проводящейся сейчас процедуры оценки полезности 700 американских военных баз, находящихся за пределами страны, свернуть «ядерный зонт» или хотя бы отказаться от той части обязательств, которая касается тактических ядерных вооружений?

В трансатлантической политике Байден делает ставку на Германию, что приносит пока довольно скромные плоды. Как писал на страницах «Файнэншел-таймс» Эдвард Люс (Edward Luce), отличия между действующим президентом Соединенных Штатов и его предшественником сводятся в европейских вопросах «по сути, к риторике», а к прежним конфликтам добавляются новые. Немцы не собираются отказываться от китайского рынка, а недавнее решение Еврокомиссии о новых ограничениях на въезд американцев лучше отражает реальные намерения, чем самые цветистые заявления.

Вашингтон не ослабляет давления на союзников, требуя, чтобы они в большей степени брали на себя ответственность за собственную безопасность, но почти ничего не меняется. Может сложиться такая ситуация, в которой американцы, устав от нерешительности европейцев и патовой политической ситуации в Берлине, ограничат свое участие в программе совместного использования ядерного оружия, а также свои ядерные гарантии для Европы. Если так произойдет, безопасность Польши серьезно пострадает, а это должно уже сейчас подтолкнуть польское руководство к активным действиям.

Польше и Румынии следует позаботиться о безопасности

Такого рода сценарий, даже если назвать его чисто теоретическим, требует соответствующих шагов от стран НАТО, чья безопасность окажется под угрозой, то есть, с учетом потенциала, прежде всего Польши и Румынии. Прошлогоднее высказывание посла Мосбахер (она отметила, что, если Берлин будет и дальше тянуть с закупкой самолетов, способных нести ядерные боеголовки, Вашингтон может задуматься о переводе их на польскую территорию) показывает готовность по меньшей мере части американских политиков положительно воспринять идею распространения программы совместного использования ядерных вооружений на Польшу и Румынию.

Джон Болтон (John Bolton) недавно писал на страницах «Уолл стрит джорнал», что после событий в Афганистане администрации Байдена придется продемонстрировать свою решимость в отношении Пекина и Москвы, чтобы сдержать Россию и обуздать аппетиты Путина, а это должно принять форму сотрудничества США с «внутринатовскими коалициями преимущественно из Восточной и Центральной Европы».

В Польше уже есть американские ракетные установки, которые могут использоваться с ядерными боезарядами, а покупка Ф-35 даст нам техническую возможность принять участие в натовской программе. Пришло время начать энергичную политическую акцию, направленную на то, чтобы на Висле появились американские ядерные вооружения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.