Пока США и западные страны проводили в последние недели хаотическую и унизительную эвакуацию из Кабула, дипломаты, получающие указания из Москвы, использовали это время, чтобы совершить небольшой «круг почета».

Американцы упаковали флаги и спешат домой, а вот Москва пока не собирается закрывать посольство или эвакуировать граждан из контролируемой талибами (организация «Талибан» запрещена в России) столицы.

И хотя у России это воинственное исламистское движение — в списке террористических организаций, Кремль участвует в дипломатических мероприятиях с новыми правителями Афганистана и говорит о себе как о возможном посреднике между Кабулом и западными странами.

Хаотичный вывод войск позволил Москве снова прибегнуть к своей излюбленной критике в адрес Запада.

«Это опять попытка навязать свои ценности всему остальному миру, полностью игнорируя традиции, по которым столетиями живут другие страны», — сказал министр иностранных дел Сергей Лавров на пресс-конференции.

Но за этой бравадой скрывается серьезная озабоченность россиян теми последствиями, которые Афганистан, охваченный гражданской войной и разгулом экстремизма, может иметь для соседних государств в Центральной Азии — и в худшем случае для самой России.

«Главная опасность в Афганистане не Талибан, а хаос», — сказал российский военный аналитик Иван Коновалов интернет-изданию Gazeta.ru.

Соседние страны нервничают

Три центральноазиатские страны, которые вплоть до 1991 года были частью Советского Союза и до сих пор в той или иной степени сохранили связи с Москвой — непосредственные соседи Афганистана, а значит, потенциально могут оказаться на линии огня, если конфликт вырвется за его пределы.

Речь идет о Таджикистане, имеющем в горах общую с Афганистаном границу длиной в 1357 километров, Туркменистане, чья граница с Афганистаном протянулась на 804 километра, и Узбекистане, примыкающем к Афганистану на протяжении 144 километров.

Все три государства управляются авторитарными режимами. Например, лидер Таджикистана Эмомали Рахмон находится у власти с 1994 года. Есть опасения, что эти режимы окажутся не особенно устойчивыми, если ситуация в Афганистане обострится всерьез.

«Хаос в Афганистане, за которым последуют потоки беженцев и распространение экстремизма — совершенно кошмарный сценарий, который был актуален в постсоветских центральноазиатских государствах, преимущественно с тех пор, как они 30 лет назад обрели независимость», — говорит Юхан Энгвалль (Johan Engvall), эксперт по этому региону и заместитель руководителя исследованиями в шведском Институте оборонных исследований (FOI).

Центральная Азия

После распада Советского Союза в 1991 году пять бывших советских республик Средней Азии стали самостоятельными государствами: Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан.

В общей сложности в этих пяти странах живут 70 миллионов человек, из которых примерно 27 миллионов — в Узбекистане и 19 миллионов — в Казахстане.

В четырех из этих стран говорят на языках, родственных турецкому, а в Таджикистане язык входит в одну семью с иранским фарси.

Страны эти преимущественно мусульманские, но правители там светские и в разной степени авторитарные. Часть из них остается во властных кругах еще с советских времен.

У трех из пяти стран — Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана — есть общая граница с Афганистаном.

Источники: Britannica, Jyllands-Posten

За относительно короткий период времени это уже второй раз, когда талибы победоносно вторгаются в Кабул. Однако за десятилетия, прошедшие с 1996 года, страны к северу от Афганистана стали сильнее.

«Сегодня они консолидированы как нации и государства. Их вооруженные силы стали сильнее, и они нашли свое место как в региональном, так и в международном контексте», — указывает Юхан Энгвалль.

Обеспокоенность соседних государств в первую очередь связана с опасениями, что из Афганистана хлынут потоки беженцев, станет более интенсивной контрабанда наркотиков и оружия, а религиозная идеология талибов будет способствовать радикализации региона.

«В Таджикистане, Узбекистане и Киргизии есть те, кого привлекает Исламское государство (запрещено в России), так что вполне возможно, что некоторые группы поддерживают и то, как развиваются сейчас события в Афганистане», — говорит Флемминг Сплиссбоэль Хансен (Flemming Splidsboel Hansen), старший научный сотрудник из Датского института международных исследований.

Когда Талибан в прошлый раз приходил к власти в Кабуле, у организации были тесные контакты не только с террористами из Аль-Каиды (запрещена в России), но и с Исламским движением Узбекистана (организация запрещена в РФ), исламистской вооруженной группировкой, действующей по всему региону. Однако, по словам экспертов, сегодня очень трудно оценить размеры группировок, которые могут симпатизировать талибам.

Плюсы и минусы для Москвы

Внезапный уход Запада из Афганистана оставляет вакуум во властных кругах страны. Однако едва ли Кремль хочет оказаться в центре этого пустого пространства.

Дело в том, что в России очень хорошо знают, что значит вести войну в Афганистане: Советский Союз оккупировал страну почти 10 лет вплоть до 1989 года, и это стоило жизни почти 15 тысячам советских солдат и сотням тысяч афганцев.

«Россияне не хотят входить в Афганистан и что-то там делать. Они попытаются предоставить Афганистан самому себе», — считает Флемминг Сплиссбоэль Хансен.

Перспектива прямого столкновения между Россией и талибами в Центральной Азии тоже маловероятна: «Талибан — это, по сути, местное афганское явление», — говорит Юхан Энгвалль.

«Кажется совершенно нереальным, что они организуют вторжение в соседние центральноазиатские страны, хотя кое-кто об этом и рассуждает».

Что же касается рисков для Москвы, то возросшая активность, например, Исламского государства может вдохновить группировки исламистов на беспокойном российском Северном Кавказе или какие-то сообщества симпатизирующих ИГИЛ в российских городах.

Однако беспорядки также дают России больше пространства для маневра в регионе, чьи страны заинтересованы в поддержке мощных вооруженных сил Москвы.

В стратегическом плане для Москвы было бы особым триумфом, если бы она смогла убедить Узбекистан, самую густонаселенную страну региона, присоединиться к Организации Договора о коллективной безопасности — оборонному альянсу под руководством России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.