Израильскому премьеру откровенно не повезло. После терактов в Кабуле иных приоритетов у Байдена и быть не могло, а потому на встречу с Нафтали Беннетом он смог выделить всего 20 минут.

Понятно, что никаких серьезных обсуждений за это время провести невозможно. И хотя израильский премьер накануне встречи заявил, что «привез новый дух из Израиля, это дух людей, которые иногда думают иначе и придерживаются разных взглядов, но по доброй воле сотрудничают и работают вместе. Это дух единства», — времени на знакомство с новым духом в Белом доме не нашлось.

Однако Байден не был бы Байденом, если бы и в самые сжатые сроки не сумел бы выдать что-нибудь этакое, что ставит международное сообщество в тупик. В частности, президент США заявил, что у Америки «есть другие меры», если дипломатия не поможет вернуть Иран в рамки Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по ядерной программе.

Что он имел под этим в виду — остается загадкой. Но с учетом того, что поспешное бегство из Афганистана в Вашингтоне представлялось и представляется значительной внешнеполитической победой — слова о «других мерах» уже заставляют встревожиться.

Тем более, что Нафтали Беннет проинформировал Байдена, что Израиль разработал и намерен обсудить с США стратегию сдерживания «региональной агрессии» Ирана. По словам израильского премьера, у данной стратегии две цели: «Первая цель — остановить региональную агрессию Ирана и принудить к ее свертыванию. Вторая — это гарантировать, что Иран никогда не сможет получить доступ к ядерному оружию».

Весьма многозначительно на этом фоне выглядит публикация в The New York Times о том, что о проведении диверсии в апреле нынешнего года на ядерном объекте в Натанзе — за которое Израиль, кстати, никогда официально не брал на себя ответственность — израильтяне проинформировали Вашингтон за два часа до ее начала.

То есть, на самом деле, Вашингтон в курсе всех специальных операций Израиля на территории Ирана. И ничего против них не имеет. Скажу больше, Израиль сегодня — «глаза и руки» США в Иране. Поскольку иранские спецслужбы лишили американцев их агентурной сети в стране. И единственное, что у США осталось — радиоэлектронная разведка.

А вот израильтяне самостоятельно способны получать сведения по ядерной программе Ирана, а также организовывать диверсии на предприятиях атомной отрасли. Как, впрочем, и наносить регулярные воздушные удары по иранским объектам в Сирии.

Поэтому «другие средства» — ничто иное как расширение тайных операций в Иране в партнерстве с Израилем. Но есть одна загвоздка — партнерство это неравноправное, мозг отдельно, глаза и руки — отдельно, такой вот Франкенштейн разведки получается. Тем более, как уже не раз бывало, Израиль частично утаивает информацию от американцев или ставит уже перед фактом, чтобы те не помешали им в проведении тайных операций. Словом, кислород мозгу могут в любой момент перекрыть.

Не говоря уже о возможности подбросить дезинформацию или подтолкнуть к решению, которое выгодно Израилю, а не США. А вот это уже создает серьезную угрозу, ведь не случайно Нафтали Беннет обмолвился о людях «которые иногда думают иначе и придерживаются разных взглядов». Интересы Израиля и Америки не тождественны, что бы там не говорилось, поскольку у двух этих стран «разные весовые категории». И то, что выгодно израильтянам — не всегда может быть выгодно американцам.

Но не это самое угрожающее. В Афганистане администрация Байдена продемонстрировала остальному миру как она способна действовать в критических ситуациях. Мир ахнул. Если Байден возьмется таким же способом решать проблемы с Ираном — мир может и поседеть.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.