История, которая под покровом секретности началась в городе, 40 лет назад называемом эльбской Флоренцией, через несколько недель завершится в водах Балтийского моря.

Консорциум, стоящий за «Северным потоком — 2», ожидает, что трубопровод, который станет поставлять миллиарды кубометров российского газа потребляющей много энергии немецкой промышленности, будет готов в конце августа — через шесть лет после подписания договора.

«Мы предполагаем, что строительные работы завершатся к концу августа», — заявил в прошлом месяце деловой газете Handelsblatt директор консорциума Маттиас Варниг (Matthias Warnig).

«Наша цель — добиться того, чтобы трубопровод заработал до конца этого года», — добавил он.

Завершение строительства вызвавшего множество споров трубопровода из российской Ленинградской области в Лубмин на северо-востоке Германии, станет редкостным и долгожданным достижением российской дипломатии на западном направлении.

Благодаря этому трубопроводу Кремль сможет убить двух зайцев одним выстрелом: с одной стороны, укрепится роль России как предпочтительного поставщика энергии для Германии (что даст больше пространства для политических маневров), а с другой, страна сможет урезать объемы газа, идущего через Украину, а значит — усилить давление на Киев.

Для Германии деловой аспект этого проекта настолько важен, что уходящая в отставку канцлер Ангела Меркель, несмотря на знание русского языка и культуры, не обозначила четкой политической линии в отношении Москвы и приложила все усилия, чтобы завершить строительство «Северного потока — 2».

В общем и целом такие приоритеты понимания за границами Германии и России не встречали. «Неужели Германия готова продать Украину по дешевке и ухудшить отношения со своими главными союзниками от Варшавы от Вашингтона, лишь бы обеспечить себе доступ к дешевому газу? Если коротко, то да», — написало либеральное американское издание Politico.

Триумф мощного трио

Этот амбициозный проект, который воплощается в жизнь почти через десять лет после введения в эксплуатацию первого балтийского трубопровода, можно считать венцом сотрудничества необычного германо-российского трио, которое состоит из двух бывших агентов разведки (один сегодня — президент самой большой европейской страны, другой — влиятельный директор крупной компании) и бывшего канцлера от социал-демократов, ставшего самым успешным лоббистом Кремля в Европе.

Впервые пути Владимира Путина и Маттиаса Варнига пересеклись в Дрездене.

Путин, в 1980-х служивший агентом КГБ в историческом городе на Эльбе, не нуждается в более подробном представлении. А вот 66-летний Маттиас Варниг, который начинал как информатор устрашающей полиции безопасности Штази, реже оказывался в свете софитов.

Варниг много лет был коммерческим посредником между Германией и Россией, связывая их интересы. Сотрудничество двух стран по-прежнему очень значительно: в 2020 году товарооборот между ними составил примерно 300 миллиардов крон.

Немцы о России

Подавляющее большинство немцев — 70% — считают российского президента Владимира Путина диктатором, тогда как 14% относятся к нему как к своего роду демократу. Об этом свидетельствует июльский опрос.

Экономические санкции против России, введенные в связи с украинским конфликтом, поддержали 63% населения.

Чуть больше половины немцев — 52% — положительно относятся к газопроводу «Северный поток — 2».

Сильно отличаются взгляды на Россию у жителей восточной и западной частей Германии. В Восточной Германии, прежней ГДР, 50% населения хочет более тесных отношений с Россией, тогда как в Западной Германии таких только 25%.

«Что хорошо для России, хорошо и для Германии», — гласил заголовок редкого интервью, которое Варниг дал российскому финансовому изданию «Ведомости» в середине нулевых.

Варниг с его мрачноватым прошлым большим политическим влиянием не обладает, а вот бывшему социал-демократическому канцлеру Герхарду Шрёдеру удалось добиться значительных успехов.

Будучи членом совета директоров нескольких российских энергетических предприятий и председателем компании, занимающейся «Северным потоком», бывший канцлер усердно прокладывал проекту путь через политические препятствия.

«Зеленый» баламут

Но, пусть даже завершение строительства «Северного потока — 2» и важная веха в деловой политике, оно больше символизирует конец прежней эпохи, а не начало новой, считают наблюдатели.

«„Северный поток" — это немного пережиток прошлого», — говорит Поуль Фритц Кьер (Poul Fritz Kjær), профессор международной политики в Копенгагенской бизнес-школе.

Проект уходит корнями во времена еще до российской аннексии украинского полуострова Крым в 2014 году и начала поддерживаемого Россией восстания на востоке Украины.

Защитники проекта считают, что он, несмотря ни на что, так или иначе вписывает Москву в европейскую повседневную реальность, тогда как критики указывают, что Кремль своими действиями вроде попытки отравления лидера оппозиции Алексея Навального сам отбросил себя на обочину европейской политики.

«В дебатах о „Северном потоке — 2" участвуют два очень разных лагеря. Один настроен категорически против и считает трубопровод инструментом, который Россия использует, чтобы формировать у Европы энергетическую зависимость и угрожать Украине. Представители другого лагеря утверждают, что у Германии всегда были отношения с Россией, так что речь идет о взаимозависимости. И это может обеспечить Европе большее влияние. Неясно, в каком направлении будет двигаться по этому вопросу новое правительство», — говорит Шторми-Анника Мильднер (Stormy-Annika Mildner), директор Институт Аспена в Германии.

Многое может зависеть от того, кто войдет в коалиционное правительство после выборов 26 сентября. Согласно большинству опросов общественного мнения, три крупные партии — центристская ХДС/ХСС, социал-демократическая СДПГ и экологическая «Партия Зеленых» — сейчас идут нос к носу.

Сторонников «Северного потока — 2» следует искать в первую очередь в правящих партиях ХДС/ХСС и СПДГ. Там конкурентоспобность немецкой промышленности и создание рабочих мест считают принципиально важным моментом.

Кандидат в канцлеры от партии «Зеленых», напротив, баламутит воду, выступая с прямой критикой тесных партнерских отношений с Москвой в области энергетики.

«Этот трубопровод нам не нужен по причинам, связанным с климатической политикой, а также, безусловно, с политикой Европы», — сказала Анналена Бербок (Annalena Baerbock) в июле.

Отношение к России — вопрос разницы поколений

Отношения Берлина и Москвы касаются — это не только поставки газа и взаимная торговля, они включают в себя также важные политические интересы и вопросы влияния.

Британский историк Норман Дэвис (Norman Davies) отметил, что европейская политика в последние несколько сотен лет, по сути, сосредотачивалась вдоль оси, протянувшейся через весь континент от Москвы через Берлин к Парижу.

Это сложные отношения с долгой предысторией, и призраки прошлого бросают тень на связи между немецкой и российской столицами.

Попытки залечить раны, оставшиеся после массовых убийств, учиненных нацистами в Советском Союзе во время Второй мировой войны, сыграли немалую роль в восточной политике примирения, которую, в частности, в 1970-х годах сформулировал канцлер Вилли Брандт (Willy Brandt).

«Из-за прошлого у них более мягкий подход (к России), чем мог быть в ином случае», — констатирует профессор Поуль Фритц Кьер.

Но сейчас не только военное поколение уже практически ушло, но и послевоенное, к которому относятся такие фигуры, как Меркель и Путин, тоже постепенно теряет влияние.

И в нынешних дебатах голосом будущего скорее можно считать 40-летнюю Анналену Бербок, чем 60-летнего Армина Лашета и 63-летнего Олафа Шольца (Olaf Scholz), ведущих кандидатов от ХДС/ХСС и СПДГ соответственно.

Конечно, экономические отношения важны, но в последние годы они несколько забуксовали, а Германия, по оценкам экспертов, медленно, но верно меняет свою военную позицию.

«Германия становится важным фактором сдерживания российской агрессии», — говорит Дирк Шмиттхен (Dirk Smittchen), эксперт по политике безопасности аналитического центра «Хаус Риссен» в Гамбурге.

В Москве к этой тенденции относятся с озабоченностью.

 «Время работает против нас. В долгосрочной перспективе не может не беспокоить, что Россия становится все менее интересна молодым немецким политикам и общественным деятелям. Политические деятели, выступающие за сохранение элементов „восточной политики", постепенно уходят, а достаточной работы, направленной на выстраивание контактов с новым поколением, не ведется», — считает Мария Хорольская, эксперт по Германии из московского Института мировой экономики и международных отношений.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.