Канцлер Германии Ангела Меркель проводит ряд прощальных визитов. Это связанно с тем, что 26 сентября в Германии пройдут выборы, и действующий канцлер ФРГ после 16 лет у власти покинет свой пост.

20 августа она прибыла с визитом в Москву. Несмотря на тёплые и дружеские слова в адрес друг друга во время совместной пресс-конференции с Владимиром Путиным, Ангела Меркель в первые же минуты своей речи упомянула о глубоких разногласиях во мнениях.

Как было озвучено позже, главными темами разговора лидеров двух стран были: последствия захвата Афганистана радикальным движением «Талибан» (запрещено в РФ — прим.ред.); ситуация на востоке Украины, где ситуация остаётся напряженной; дальнейшая судьба газопровода «Северный поток — 2» и гарантии России по поводу сохранения транзита газа через Украину.

Также канцлером Германии был затронут вопрос о правах человека в России и прозвучал призыв освободить Алексея Навального (Алексей Навальный — создатель Фонда борьбы с коррупцией, внесенного в реестр НКО-иноагентов — прим. ред.).

По мнению политологов и обозревателей, данная встреча носила больше символический характер, потому что найти компромисс по большинству вопросов так и не удалось.

О визите Ангелы Меркель в Москву, а также о его возможных последствиях в эфире Польского Радио говорил профессор Пётр Мадайчик, политолог из Института политических исследований Польской академии наук:

До последнего дня было непонятно, какие вопросы будут обсуждаться на данной встрече, несмотря на то, что это последний визит в роли канцлера Ангелы Меркель в Россию. В итоге на встрече обсуждались очень обобщённые темы, такие как: международные отношения, двухсторонние отношения между странами и так далее. Немного позже появилось больше конкретики. Конечно, спектр тем не удивляет, ровно так же, как и результат переговоров, потому что там ни по какому вопросу не появилось ничего нового. Была подведена черта под тем, в каких областях Германия и Россия на данный момент имеют общие позиции, а в каких — нет. Это был не просто визит, посвящённый хорошим германо-российским отношениям. Его условно можно разделить на 3 блока. Первый — это то направление, где наивно было полагать, что что-то изменится. Это вопросы, касающиеся украино-российских отношений, гражданских свобод в России. Путин остался при своих заявлениях о ситуации в Украине, о том, что в дела Беларуси не стоит вмешиваться, об Алексее Навальном и так далее.

Второй блок — это переговоры по экономическому сотрудничеству между Германией и Россией, включая «Северный поток — 2». Они прошли в более хорошем тоне.

Ну, а третий блок переговоров касался международных вопросов, о которых не только Германия, но и другие западные страны хотят и будут разговаривать с Москвой. Эти вопросы, условно, можно назвать: ситуация в Ливии, Сирии, Афганистане; переговоры с Ираном, ну, и общее противодействие терроризму. Обе страны следят за ситуацией в Афганистане. По мнению Германии, это может привести к новой волне миграции. Подытоживая, можно с уверенностью отметить, что несмотря на видимость, отношения между странами не являются однозначными.

По мнению политолога, разговоры на встрече Меркель и Путина о продлении российско-украинского газового контракта до 2024 года являются лишь политической темой, которой не суждено быть реализованной:

Одна немецкая газета написала, что российские обещания стоят лишь столько, сколько стоит желание и готовность России их выполнять. Тут нужно также добавить, что вопрос о «Северном потоке — 2» не до конца завершён. Конечно, он будет построен, но вопросы о разрешении на установку, подключении к трубопроводу «Опал», соответствии антимонопольному законодательству ЕС остаются открытыми. Подытоживая, однозначных и обязательных к выполнению решений на встрече не было достигнуто.

Как уже вспоминалось, Путин продолжает вести свою агрессивную политику против Украины. На встрече с Меркель он ещё раз подчеркнул, что Украина якобы не придерживается условий Минских соглашений и так далее. На следующий день после визита в Москву канцлер ФРГ отправилась с визитом в Киев. Может ли это свидетельствовать о том, что Меркель взяла на себя сложную роль посредницы между Москвой и Киевом? Пётр Мадайчик:

Да, вопрос состоит только в том, произойдут ли какие-то весомые изменения, которые могли бы изменить данную ситуацию. Если мы посмотрим на результаты переговоров канцлера Германии в Москве, то увидим, что по этому вопросу каждая из сторон осталась при своих мнениях. Фраза Меркель, которая появилась несколько раз на протяжении всей конференции, о том, что Нормандский формат и Минские соглашения не выполнили своих задач, но при этом нет никаких других инструментов для решения вопроса, только ещё раз подчеркнула её беспомощность. С этим нельзя не согласиться, соглашения не действуют, но ничего лучшего нет. Возникает вопрос, что в этом контексте канцлер могла бы передать Киеву? Я думаю, что ничего. Прозвучит ряд заявлений о том, что Германия берет на себя ответственность за соблюдения российской стороной транзитного договора и так далее. Все останется в рамках политических заявлений.

Возможно, в Киеве также будет более детально обсуждаться вопрос об участии Германии в энергетической трансформации Украины. Киеву помощь такого сильного партнёра может очень помочь в энергетической трансформации. Но, к сожалению, только в этой области я бы ожидал какого-либо жеста.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.