Душанбе, Таджикистан — Когда на этой неделе рухнуло афганское правительство в Кабуле, а Соединенные Штаты попытались ускорить процесс эвакуации американских граждан из этой страны, в нескольких сотнях миль от столицы Афганистана, на границе с Таджикистаном, можно было наблюдать сотни российских бронемашин и артиллерийских установок.

Все они были задействованы в масштабных военных учениях, которые проходили всего в 20 километрах от позиций Талибана* (организация запрещена в РФ), и, как сказал один российский генерал, они были развернуты там, чтобы отправить четкий сигнал.

«Все видно, — сказал генерал Анатолий Сидоров, командовавший силами, задействованными в этих учениях. — Они не прячутся».

Эти военные учения демонстрируют, что теперь именно Россия будет защищать Азию от потенциального насилия, которое может вспыхнуть в соседней стране.

В процессе борьбы за власть и влияние в Центральной Азии в постсоветский период — борьбы, которую иногда называют новой Большой игрой, — из хаоса и смятения в Афганистане поднялся новый сильный игрок, и это Россия — по крайне мере в вопросах безопасности.

«Не то что это раненный зверь, — сказал министр иностранных дел России Сергей Лавров во вторник, 17 августа, комментируя вывод войск НАТО и Соединенных Штатов из Афганистана, — но это группа стран, которая очень тяжело, болезненно расстается с теми позициями, которые они привыкли занимать в мире многие и многие десятилетия».

Укрепление позиции России в вопросах безопасности Центральной Азии — это часть более масштабного сдвига, который спровоцировал приход Талибана* к власти. После ухода сил Запада Россия, Китай и Пакистан сумеют расширить свое влияние в делах региона, тогда как Соединенные Штаты и Индия это влияние потеряют.

«Теперь я рассматриваю этот регион как постзападное или постамериканское пространство, — сказал Александр Кули (Alexander Cooley), директор Института Гарримана при Колумбийском университете и эксперт по Центральной Азии. — Это регион, который сам себя трансформирует без участия Соединенных Штатов».

И в основном на благо интересам России.

Для Москвы поспешный вывод американских войск, хотя он и напоминает ей об унизительном отступлении советских войск из Афганистана в 1989 году после катастрофической десятилетней военной кампании там, стал пропагандистской победой глобальных масштабов.

От Латинской Америки до Восточной Европы Россия продолжает бороться за влияние, настаивая, что доверять Соединенным Штатам нельзя. Николай Патрушев, секретарь Совета безопасности России, предупредил, что друзей Америки на Украине тоже вскоре может ждать разочарование.

«Страна идет к распаду, а Белый дом в определенный момент и не вспомнит о своих киевских сторонниках», — сказал Патрушев в интервью, которой было опубликовано в четверг, 19 августа.

Стремительное падение правительства президента Афганистана Ашрафа Гани тоже послужило свидетельством обоснованности многолетней стратегии России по налаживанию дипломатических связей с Талибаном*. Западные дипломаты с трудом выбрались из Кабула на этой неделе, тогда как российские чиновники остались на своих местах, а талибы гарантировали безопасность посольства России.

«Хорошее впечатление очень на нас произвели [талибы], — сказал посол России в Кабуле Дмитрий Жирнов, имея в виду новых охранников посольства из числа талибов. — Адекватные мужики, хорошо вооруженные».

На недавних очередных переговорах России с Талибаном*, которые прошли в Москве в июле, представители этой организации пообещали, что ее военные завоевания не будут представлять угрозы для России и ее интересов. Россия не раз принимала делегации Талибана* для проведения переговоров несмотря на то, что в России Талибан* включен в список запрещенных террористических организаций, связи с которыми являются преступлением.

«Это прагматизм — а также цинизм и двоемыслие, — сказал Аркадий Дубнов, российский эксперт по Центральной Азии, комментируя стратегию России по выстраиванию связей с Талибаном*. — Внутри России людей сажают в тюрьму за такого рода сотрудничество с террористическими организациями».

Военные учения России, которые проводились на границе, представляют собой еще одну составляющую стратегии Москвы: это демонстрация силы, призванная показать ее готовность наказать Талибан* в том случае, если талибы не выполнят свои обещания. «С Талибаном* можно разговаривать, но вам также необходимо показать им кулак», — сказал Даниил Кислов, редактор русскоязычного издания «Фергана».

За пределами Афганистана Россия по-прежнему сталкивается с жесткой конкуренцией со стороны Китая, который ведет свою дипломатию инвестиций и инфраструктуры в Центральной Азии, являющейся центральной магистралью инициативы Пекина «Один пояс, один путь». А американские нефтяные компании Chevron и Exxon уже много лет качают нефть в Казахстане. Во вторник, 17 августа, Китай и Таджикистан анонсировали совместные учения по патрулированию границы.

Однако присутствие России в сфере безопасности преобладает. Масштабное военное присутствие, которое Соединенные Штаты установили в бывших советских республиках Центральной Азии для реализации своей миссии в Афганистане, практически исчезло.

Как лаконично выразился посол Киргизии в Великобритании Эдиль Байсалов в телефонном интервью: «Звездный час Америки в Центральной Азии давно в прошлом».

Крупные военные базы Соединенных Штатов в Киргизии и Узбекистане давно закрыты, как и основная линия снабжения, названная Северной распределительной сетью, которая простиралась от стран Балтии через Россию и Среднюю Азию до северного Афганистана.

По мере свертывания военной кампании Соединенных Штатов в Афганистане уменьшалось и политическое влияние Вашингтона. Этим летом администрация Байдена обратилась к четырем из пяти бывших советских республик Центральной Азии — Казахстану, Узбекистану, Таджикистану и Киргизии — с предложениями предоставить им финансирование и вакцины против covid-19 в обмен на согласие принять афганских беженцев. Пока желающих не нашлось.

Некоторые страны, такие как Таджикистан, с радостью приняли деньги и вакцины, но все еще отказываются принимать беженцев. Сегодня, по словам местных жителей, вакцина Moderna доступна бесплатно в государственных медицинских палатках на деревенских базарах в горном районе Бадахшан в Таджикистане.

Но поблизости российские танки и бронемашины грохочут по дорогам, поднимая пыль, — в том самом районе, куда Таджикистан не пустил американцев во время вывода их войск.

Летом российское руководство четко разъяснило, кто руководит региональной дипломатией к северу от Афганистана, сорвав при этом две инициативы администрации Байдена в регионе — инициативы по афганским беженцам и по оказанию помощи в области безопасности.

В июле на конференции в Ташкенте, столице Узбекистана, Лавров сказал, что он обсудил с лидерами стран Центральной Азии просьбу Соединенных Штатов переместить часть американских военных средств в их страны после вывода войск из Афганистана. «Никто из наших союзников не сообщал о намерении подвергать свои территории, свое население подобному риску», — отметил Лавров.

Свидетельством растущего влияния России в Афганистане стало то, что в понедельник, 16 августа, госсекретарь США Энтони Блинкен позвонил Лаврову, чтобы обсудить эвакуацию американцев из Кабула, о чем говорится в заявлении российского МИД. Как сообщает министерство, Лавров проинформировал Блинкена «о контактах посольства России с представителями всех основных политических сил Афганистана в интересах содействия обеспечению стабильности и правопорядка».

После того как в воскресенье афганское правительство, поддерживаемое Соединенными Штатами, рухнуло, Константин Косачев, председатель комитета Совета Федерации по международным делам, в своем сообщении в Фейсбуке призвал к укреплению военного альянса под руководством России с несколькими странами Центральной Азии в Организации Договора о коллективной безопасности.

«Россия может быстро восстановить свои позиции в Центральной Азии, — сказал в интервью Андрей Серенко, репортер «Независимой газеты», специализирующийся на ситуации в Афганистане. — Она раскроет свой зонт безопасности вместо исчезающего американского зонта».

Не все устраивает Россию в вопросах региональной безопасности. При прочих равных, по словам Дубнова, Москва была бы счастлива, если бы Соединенные Штаты остались в Афганистане, а Вашингтон продолжал бы нести бремя, препятствуя превращению страны в убежище для международных террористических группировок. Кремль понимает, что существует вероятность проникновения исламистских экстремистов и наркоторговцев в постсоветские республики Средней Азии, а оттуда в Россию, и рассматривает это как серьезную угрозу.

«Разумеется, нам было очень выгодно, когда американцы вытаскивали горячие головни из огня в Афганистане», — сказал Дубнов.

Страх перед новой угрозой довольно остро ощущался на этой неделе в небольшом музее на окраине Москвы, посвященном разрушительной десятилетней войне Советского Союза в Афганистане в 1980-х годах. Фотографии погибших молодых людей развешены в мемориальной нише, которая окружает символический ковчег, сделанный из танковой гусеницы, артиллерийской коробки, отработанных снарядов и искусственных роз.

«Вы все уехали, и все снова горит, — сказал директор музея Игорь Ерин, обращаясь к американцам. — Вы не потушили огонь. Огонь только разгорается».

Но заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам Дмитрий Новиков, отвечая на обеспокоенность дипломатов Евросоюза в связи с ростом российского влияния, сказал, что Запад не должен беспокоиться по поводу усиления России в Афганистане. По его словам, работы будет достаточно.

«Болезненные проблемы, которые будут сохраняться там в ближайшие десятилетия, будут не внутренней проблемой, а проблемой всего мира», — сказал он.

 

Комментарии читателей:

José R. Herrera:

Прошлом Центральная Азия находилась под властью царской Российской империи, династии Романовых, поэтому историческая подоплека безусловно присутствует — в противовес импровизированной интервенции Соединенных Штатов в этом регионе. И Талибану* это известно — по крайней мере в общих чертах. Кроме того, талибы по-настоящему уважают силу, а русские хорошо усвоили урок и теперь никому не угрожают, даже Соединенным Штатам. Русские и их китайские союзники обладают влиянием, которое они накапливали сотни или даже тысячи лет, сосуществуя в тесном соседстве с этими вспыльчивыми силами. Их посольства открыты и функционируют — в Кабуле и во всех соседних с Афганистаном странах.

Purity of:

Москва никогда не теряла контроль в Центральной Азии — на какой планете живут эти журналисты?

Hockey Dad:

Теперь, когда после катастрофической военной кампании Советского Союза в Афганистане прошло уже 30 лет, Сергей Лавров и Путин готовы снова втянуть Россию в очередной круговорот в Центральной Азии. Удачи! Пусть нам повезет, и они потратят впустую 2 триллиона долларов, которые можно было бы потратить на более полезные и стратегически важные вещи.

MBAMom:

Как уже отметили многие комментаторы здесь, мне все равно. Большинство американцев сейчас сосредоточены на борьбе с covid и на том, чтобы их дети смогли безопасно вернуться в школу. А Россия — пусть делают, что хотят.

Philip Cafaro:

О нет! Россия получила «обширное влияние» в вопросах безопасности в Центральной Азии — «в ущерб» Соединенным Штатам.

Скоро грузовики, нагруженные деньгами, потянутся вереницей к влиятельным полевым командирам, политикам, духовным лидерам и другим влиятельным игрокам региона. И все это в попытке купить «влияние» в этих забытых Богом землях. 

Вот мое предложение: пусть русские пользуются своим новообретенным влиянием. Или талибы, или китайцы, или все остальные, чье влияние там сейчас растет.

Всем понятно, что влияние в Центральной Азии не играет никакой роли. Это просто возможность потратить впустую огромные деньги и множество жизней в бесплодных попытках вытащить крестьян из средневековья, из которого они на самом деле не хотят выбираться.

MFreeman:

Я помню примерно такое же «поражение», о котором гремела пресса, когда в 1950-х и 1960-х годах Советский Союз вытеснил Соединенные Штаты из Египта. Нас вытеснили, и наше место в качестве гаранта и банкира коррумпированного и недееспособного автократического режима занял наш соперник по холодной войне. Сегодня, когда я наблюдаю за событиями на мировой арене, я не вижу ни одного момента, в котором наши позиции в мире были бы скомпрометированы тем «поражением» в Египте, которое тогдашние репортеры называли сокрушительным ударом.

Darrell stanaford:

А разве это ненормально, что Россия является самой влиятельной силой у себя на заднем дворе, — так же, как мы являемся самой влиятельной силой в Центральной Америке? Или нам все еще кажется, что мы должны быть мировым полицейским?

Big Boomer:

Не стоит забывать, что Россия и Китай находятся в тесном соседстве со странами Центральной Азии, имея с ними долгую общую историю в этом регионе. Соединенные Штаты были и навсегда останутся чужаком, иностранным захватчиком, явившимся из-за океана. У Америки нет ничего общего ни с одной центральноазиатской страной — ни культуры, ни истории, ни экономики, ни языка, ни религии. И да, это очень важно.

judith o:

Я не хочу жертвовать жизнями своих американских братьев и сестер ради дела, за которое не готовы воевать даже сами афганцы. Все кончено. Все ясно. Талибан* может забирать Афганистан, потому что вся армия этой страны дезертировала спустя несколько минут после ухода американцев — и это после всего того, что мы в них вложили. Забудьте об Афганистане.

Deke:

«Россия» постоянно упоминается в дискуссиях как наш основной враг. На самом деле это не так. В нашей истории вы не найдете ни единого доказательства того, что это правда. Мы никогда не вели горячие войны друг против друга, и на протяжении большей части истории мы не имели никакого отношения к делам друг друга. Даже в период холодной войны СССР и США просто заняли разные части мира — каждый выбрал себе часть других стран. Несмотря на Карибский ракетный кризис, вероятность того, что между США и СССР вспыхнет горячая война, была нулевой. Лидеры обеих стран представляли собой богатых воротил, которые в случае такой войны ничего не приобрели бы и все потеряли бы — и они это понимали. Но они также знали, что держать простых людей в страхе — это отличный способ делать практически все, что им хочется. И этот иррациональный страх настолько глубоко укоренился в сознании многих людей, что никакая реальность не может этого изменить.

Cicero:

Если Россия и Китай готовы присмотреть за «детишками», значит ли это, что мы можем наконец выйти из дома и как следует расслабиться?

 

* террористическая организация, запрещенная в РФ.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.