Delfi: Президент Литвы Гитанас Науседа подписал на-днях декрет, который увеличивает полномочия военных в экстремальной ситуации. В Польше, где тоже сложная ситуация с мигрантами со стороны белорусской границы, около тысячи военных будут задействованы в пограничной охране. Какова на сегодняшний день численность литовских военных, которые несут службу на приграничных территориях, и что входит в их обязанности в связи с нынешней ситуацией на границе?

Арвидас Анушаускас: Военные оказывают разного рода помощь, в частности, строят инженерные заграждения. Но общее количество тех, кто будут задействован до окончания этой операции — то есть до тех пор, пока длится экстремальная ситуация — мы не оглашаем. Но задействовано достаточное количество военных, для того чтобы пограничная охрана могла бы действовать, чувствуя за собой поддержку армии.

— В соответствии с декретом президента Литвы, военные могут также предъявлять требования к гражданским лицам в приграничных территориях. Каковы будут действия военных с учетом внутренних инструкций и декрета президента, если вдруг люди не выполнят требования военных?

— Военные будут предпринимать такие же действия, что и пограничники. Если не выполняются требования, то применяются специальные средства для задержания. Пока поток нелегальных мигрантов не был остановлен 3 августа, до этого военные также участвовали совместно с пограничниками в задержании нелегалов, которые были уже на литовской территории. И тогда задерживали действительно немало. Всего задержано около 4 тысяч, и большинство из них — за последние два месяца.

— Вы уже упомянули о том, что военные также по-прежнему привлечены к строительству заграждения с колючей проволокой на границе. Какова на сегодняшний день протяжённость уже построенного заграждения?

— Ежедневно протяженность заграждения увеличивается более, чем на полкилометра. И строится оно в очень сложных условиях — то есть это и торфяники, и болота, места, доступ к которым даже для пограничной службы был довольно ограничен, эти участки меньше контролировались и техническими средствами. И патрулировать эти участки было довольно сложно.

— Ещё до подписания декрета президента Литвы, о котором мы с вами говорим, военные были задействованы в урегулировании кризиса из-за потока мигрантов. Помимо участия в строительстве физического ограждения на границе, использовалась и инфраструктура армейская. Те самые палатки в лагерях для беженцев — это имущество, принадлежащее Министерству обороны. Насколько эта ситуация с мигрантами подорвала ресурсы? Если вдруг палатки понадобятся для самих военных, есть ли они еще в запасе, и как будет действовать Минобороны?

— Да нет, ничего подорвано не было, мы использовали свой резерв. Каждое подразделение как имело, так и имеет в своем распоряжении и палатки, и колючую проволоку, и всё, что требуется для выполнения их задач. Мы их ресурсы ни в коем не могли использовать, потому что подорвали бы боеспособность. Но в этом случае задействованы резервы, а резервы мы компенсируем.

— Нужно отметить, что помимо того, что задействуются резервы, есть ещё и определенная гуманитарная помощь со стороны союзников в виде тех же палаток, электрогенераторов. Вы недавно беседовали с коллегой — министром обороны Швеции. Что вы обсуждали, были ли приняты какие-то решения?

— Швеция очень интересуется ситуацией на границе с Беларусью. Действительно, всех союзников и партнеров мы благодарим за предоставленную помощь, Швецию в том числе. Потому что эта гуманитарная помощь была уже использована для тех 4 тысяч, которые новые, они уже теперь живут в Литве в специальных местах. Для их обеспечения действительно очень быстро нам понадобились и кровати, и разного рода принадлежности бытовые. И именно и Швеция, и другие страны (всего 16 стран) предоставили для Литвы такую очень своевременную нужную помощь.

— В последние недели видим, что ситуация — по сравнению с тем что было месяц назад — улучшилась. Нет такого количества задержанных нелегалов, как раньше, во многом благодаря тому, что сотрудники Службы охраны государственной границ начали разворачивать большие потоки нелегалов и отправлять обратно в Беларусь. Можно ли сказать сегодня что ситуация на границе Литвы и Беларуси стабилизировалась?

— Для ситуации с нашей стороны мы можем сказать, что да, действительно стабилизировалась. Теперь наши институции занимаются теми нелегалами, которые живут в Литве. То есть нам нужно определиться с их дальнейшим пребыванием, миграционная служба оформляет документы, проверяет их, проходят все предусмотренные для такой ситуации процедуры. А вот со стороны Беларуси я бы не сказал, что там ситуация стабилизировалась, потому что несколько тысяч — наверное, около четырех-пяти тысяч нелегалов — до сих пор бродят по лесам Западной Беларуси, проживают в гостиницах, их деньги, мы знаем, заканчиваются. Белорусская сторона принудительно — сотрудники правоохранительных органов — везут их на границу, принуждают их к переходу литовской границы. Мы, конечно, этого не позволяем. Но, во всяком случае, мы видим, что в тот капкан, который Лукашенко строил для стран Евросоюза, попал он сам. Что будет с этими людьми, в какой ситуации они окажутся, я думаю, что это вопрос.

— В последнее время мы становимся свидетелями того, что белорусские пограничники не только гонят мигрантов в сторону Литвы, они и сами вместе с ними пересекают, фактически нарушают границу. Вот последняя история, когда 12 бойцов ОМОНа, судя по всему, в полной амуниции зашли за пограничный знак литовский. И в связи с этим министр внутренних дел Литвы Агне Билотайте заявила, что будет усилена граница. А примут ли участие в этом усилении, в том числе, и военные?

— Военные как оказывали помощь пограничникам, так и продолжат ее оказывать. Усиление может быть в разных формах. Мы обеспечиваем разведывательной информацией пограничную службу и разного рода информацией, которую получаем из других источников. То есть когда есть проблема, мы помогаем пограничной службе не только персоналом, но и информацией.

— В связи с эпизодом, когда двенадцать белорусских пограничников вытесняли мигрантов на литовскую территорию, мне вспомнились давние слова президента России Владимира Путина, которые относились к ситуации с Украиной. Он тогда высказывался о том, что, мол, мы выставим впереди женщин и детей, а сзади будут стоять военные, и пусть только попробуют по ним стрелять. Ситуация с этими 12 пограничниками это была наглядная иллюстрация — когда мы видели 35 беженцев, среди которых женщины и дети, а сзади стояли бойцы в полной амуниции. Теоретически в следующий раз на месте бойцов ОМОНа белорусского могут оказаться несколько сотен зеленых человечков из России. Готова Литва к такому развитию событий?

— Я бы не хотел спекулировать по этому поводу. Я думаю, что наши пограничники, и особенно военные, Вооружённые силы, да, действительно готовы. Для этого мы и с партнерами регулярно обмениваются информацией в реальном времени. То есть наши партнеры знают, что у нас происходит на границе, что происходит на той стороне. В реальном времени. Я думаю, что это важно — чтобы все страны — наши партнеры, и страны НАТО, и Евросоюза были в одном информационном поле. Мы знаем, что другая сторона может использовать — и использует — людей как щит. Вся гибридная атака режима Лукашенко и построена на том, что этих нелегалов, которых они заманили в свою страну, использовать именно как инструмент.

— То есть мы можем быть уверены, что в случае необходимости 5-я статья НАТО может заработать на практике?

— Я бы сказал, что не хотелось бы, чтобы такая ситуация была бы. Но если будет необходимость, конечно же, мы и наши союзники будем действовать адекватно ситуации. То есть без излишней паники, но ответ будет соответственно ситуации.

— Судя по всему, это была не последняя провокация, к сожалению. В сентябре пройдут совместные российско-белорусские учения «Запад-2021». И мне тут приходилось узнавать от некоторых моих знакомых, находящихся в Литве, которые служили срочную службу и находятся в запасе, что их сейчас призвали на сборы. Это как-то связано с готовящимся учениями «Запад-2021»?

— Каждый год мы заранее всегда объявляем, что некоторое количество людей, например, в этом случае около полутора тысяч, будут призваны на повторные сборы раз пять лет, чтобы заново пройти курс, обновить свои знания за очень короткий промежуток времени. Это бывает каждый год регулярно. Есть учения «Запад» или нет, всё равно мы это делаем.

— После аннексии Россией Крыма и начала боевых действий на Донбассе Литва в 2016 году вернула призыв в армию, хотя в 2008 году было принято решение отказаться от всеобщего призыва. На сегодняшний день сохраняется актуальность призыва в армию?

— Конечно, сохраняется. Потому что именно призыв в армию позволяет решать много задач. Причем даже таких, которые, казалось бы, никак не связаны с этой темой. Две трети желающих поступить на профессиональную военную службу — это те, кто добровольно прошел срочную службу. Такая система помогает выстроить резерв Вооруженных сил.

— Какова сейчас ситуация в армии в связи с пандемией коронавирусной инфекции? Как проходит вакцинация, какие настроения в связи с этим среди военных?

— Вакцинация среди военных прошла спокойно. Конечно же, есть небольшие вспышки заражения, как и во всём обществе. Но в армии есть своя специфика. Военные и работают большими группами, и во время учений живут компактно. Но поскольку прошла вакцинация, полностью или частично, количество заболевших очень невелико. Если сравнивать с периодом, который был, например, восемь месяцев назад, разница в десятки раз.

— Закончим наш разговор, затронув самую звучную международную тему последней недели — в Афганистане к власти фактически пришли талибы. В аэропорту хаос, многие переводчики, помогавшие, в частности, литовским военным, опасаясь за свою жизнь, пытаются оттуда убежать, улететь всеми возможными способами. Если в ближайшей перспективе понадобится усиление войск НАТО, увеличение войск НАТО в том же аэропорту для обеспечения эвакуации, готова ли будет Литва отправить туда какой-нибудь контингент? Или сегодня это не обсуждается?

— Такой вопрос не стоит. Но мы очень тесное сотрудничество поддерживаем, постоянно и ежедневно контакты с нашими союзниками. Проблему эвакуации этих людей, которых вы назвали переводчиками, но это необязательно переводчики, это люди, которые помогали нашим военным и союзникам — эту проблему решают все страны. Проблема сложная, потому что, например, по прилету в Кабул есть проблема заправки самолётов, нужно лететь с большим запасом топлива. Если мы, например, имели бы возможность как-то координировать эти действия на земле, может быть, мы эти проблемы и решили бы. Но связанные с Афганистаном проблемы решает не одна Литва, их решают все наши союзники, и мы каждый день сотрудничаем с ними, поддерживаем связь, кстати, и с афганцами, которые живут в Кабуле. И мы надеемся на успешную эвакуацию. Задействованы все средства, но мы пока что не знаем, какой будет результат, надеемся, что нам повезёт.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.