Спустя десятилетие после смерти Муаммара Каддафи ливийцы узнали правду о его популистской программе, которая уничтожила страну и разрушила ее институты, но похоже, что западный сосед Ливии — Тунис — находится на пороге прихода к власти нового Каддафи. Оба лидера разными способами пришли к власти, но их программа и цели во многом похожи.

Идея Каддафи

В апреле глава «Демократической прогрессивной партии» Ахмед Наджиб Шебби сравнил президента Туниса Кайса Саида с покойным ливийским лидером Муаммаром Каддафи. До этого бывший министр иностранных дел Туниса и лидер «Партии возрождения» Рафик Абдель Салам говорил, что Кайс Саид идет по стопам Каддафи, который врал о том, что он всего лишь глава государства, а фактическая власть находится в руках народа. Что общего между этими двумя людьми?

Муаммар Каддафи правил Ливией более 40 лет. Он изобрел систему под названием «Джамахирия» — форма государственного устройства, отличная от монархии и республики. Власть находилась в руках различных народных комитетов, то есть была прямая демократия, а сам Каддафи утверждал, что он не правит страной, а скорее руководит. На практике же вся власть была сосредоточена в его руках.

Каддафи был впечатлен политическими идеями Жан-Жака Руссо, особенно его мыслью о том, что «власть должна находиться в руках народа», так как это естественное (догосударственное) состояние. Он заменил действующую Конституцию Ливии 1951 года на законы, основанные на политической доктрине, которую он назвал «Третьей всемирной теорией», противопоставляемой им марксизму и капитализму. Система взглядов ливийского лидера была опубликована в «Зеленой книге» (символ Джамахирии).

Не было государства и партий, а лидер, народные и революционные комитеты, и комитеты бдительности, наоборот, присутствовали. Ливийские власти взяли на себя управление народными комитетами, которые не назначались и не избирались, а выбирались народом самостоятельно. Что касается революционных комитетов, они управляли страной, но не в административном смысле, в то время как комитеты бдительности следили за народными и революционными комитетами.

Муаммар Каддафи говорил, что не собирается узурпировать власть. Ливийцы полагали, что он изменит ситуацию в стране к лучшему, но он довольно жестко расправился с оппозицией и призвал вступить в его партию. Так ливийский режим превратился в социалистический, но это был социализм особого рода.

Копия ливийского полковника

Муаммар Каддафи умер, но его режим оставался в мечтах Кайса Саида. После январской революции 2011 года тунисцы обнаружили, что этот человек не раскрыл полностью свою политическую программу и говорил только о юридических и конституционных вопросах.

Спустя восемь лет после революции всплыли некоторые особенности личности Кайса Саида. Он принимал участие в президентских выборах, которые он выиграл, набрав более 72% голосов избирателей, и обойдя тем самым своего соперника бизнесмена Набиля Каруи.

Саид прибыл в Карфагенский дворец в качестве главы государства, опираясь на голоса молодежи и граждан, которые намерено голосовали против всей партийной системы. Он воспользовался этим и начал проводить антипартийную и антипарламентскую политику, ссылаясь на конституцию 2014 года.

Саид не стал медлить. Он начал реализовать свою программу на местах, запустив процесс децентрализации и опираясь на местные народные советы, аналогичные тем, что были созданы покойным полковником Муаммаром Каддафи в Ливии.

После государственного переворота

Кайс Саид пошел против конституции. Он заморозил деятельность парламента, приостановил действие конституции 2014 года, которая признается большинством стран, начал убирать своих оппонентов и противников, а также взял под контроль все государственные институты

Он уволил многих чиновников, ограничил деятельность журналистов и взял под контроль военно-судебную систему, надеясь навязать тунисцам режим Каддафи. Он недвусмысленно призвал «перевернуть пирамиду власти» путем избрания местных народных советов, священная миссия которых — говорить от имени народа.

Саид не полагается на «Зеленую книгу» Муаммара Каддафи, но он явно ею вдохновлялся. Например, Каддафи в последней части «Зеленой книги» писал о силе народа и о том, что реальная власть принадлежит сильнейшим, то есть, по его мнению, «выживают только сильнейшие».

Даже в его действиях мы видим сходство с Муаммаром Каддафи. Он умело использует возможности и выходит в народ, размахивая лозунгом победы, как если бы он сделал великое дело и положил конец многочисленным кризисам в Тунисе, но, к сожалению, его действия и решения только лишь усугубили ситуацию в стране.

Тунисцев ждет авторитарный режим

Тунисцы считали, что проигрыш кандидата от старого режима на президентских выборах 2019 года избавит их от кризисов и подарит им надежду на светлое будущее, но то, что произошло, противоречило их ожиданиям. С момента вступления в должность президента Кайс Саид не переставал создавать кризисы, нарушать работу государства и настраивать людей против политиков, парламента и всего политического режима страны.

Он дважды навязывал премьер-министров и срывал перестановки в кабинете министров, утвержденные парламентом. Он также препятствовал созданию Конституционного суда, вставлял палки в деятельность комитета по борьбе с коронавирусом, вмешивался в работу служб безопасности и армии.

Он не обращал внимания на реальные проблемы тунисцев, кроме как на словах. Даже после конституционного переворота и захвата власти Саид занялся не борьбой с коррупцией, а подавлением журналистов, политиков, активистов и партий, чтобы подготовить почву для своего авторитарного правления.

Новый политический режим, который Кайс Саид стремится установить в Тунисе, положит конец демократии, установившейся в стране, несмотря на все препятствия, с которыми она сталкивалась с 2011 года. Он намерен создать «Джамахирию», где вся власть будет находиться в руках диктатора. Эта форма государственного устройства показала свою нежизнеспособность в Ливии, что мы ясно увидели в 2011 году, когда началось восстание против режима Каддафи. После свержения Каддафи в Ливии начался хаос, поскольку не было ни государства, ни институтов, на которые можно было бы опереться.

До недавнего времени Тунис был единственной страной, где после «арабской весны» установилась демократия. Но то, что сейчас делает Кайс Саид говорит о том, что страна на всех парах движется к авторитаризму, который отбросит ее на годы назад.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.