Первая категория — нелегальные иммигранты из стран Африки и Азии, пробирающиеся в Литву через белорусскую границу. Эти нелегалы, именуемые «беженцами», едва оказавшись на литовской земле, сразу дважды нарушают закон. Первый раз — не попросив убежища в Белоруссии — стране первоначального прибытия. Второй раз — нелегально пересекая границу Литвы.

Человек, дважды нарушивший закон, по логике, должен оказаться под следствием, в суде и в тюрьме. На деле же, вместо рассмотрения нарушений закона, власти начинают рассматривать прошения нелегалов, кормить их, поить, обеспечивать их проживание и предоставлять им медицинские услуги. Это, конечно, гуманно и правильно, но осуществляется исключительно за счет литовских жителей, литовских налогоплательщиков, а вовсе не «за государственный счет», как было написано в одной статье. Ибо еще Маргарет Тэтчер говорила, что «Нет никаких «государственных денег», есть только деньги налогоплательщиков. (There is no such thing as public money; there is only taxpayers' money)». Так что банкет нелегалов обеспечивается за наш счет, за счет тех, кто платит налоги. А их платит каждый житель Литвы.

Или напрямую, если зарплата официальная, или косвенно — покупая товары в магазине, если доход не официальный. Тем не менее, так или иначе — налоги платят все. Кто больше, кто меньше. И все жители Литвы оплачивают государственный банкет для нелегалов. А государство с ними нянчится. Уже дважды нарушив закон, эти «беженцы» начинают угрожать, бунтовать, требовать «хлеба и зрелищ», бесплатной (т.е. за наш счет) медицинской помощи и улучшения жилищных условий, утверждая, что на родине «им было лучше»…

Так в чем тогда дело? «Чемодан, аэропорт, родина». Какие еще нужны доказательства, что это не беженцы, а нахлебники? Что мешало им взять билет не до Минска, а до Парижа или Берлина, раз они так стремятся именно туда? Что мешает им самим оплачивать в Литве еду и жилье, если на билет до Минска они где-то собрали весьма значительные суммы денег? И если Литва им кажется такой негостеприимной, то почему бы им не просить убежища в мусульманских странах, вместо того, чтобы наглеть и бунтовать в католической стране?

Однако при всем при этом нам надо помнить, что бывают не только такие «беженцы», но и самые настоящие, без кавычек, беженцы. И надо отделять одно от другого. С гуманитарной точки зрения, с точки зрения обеспечения права человека на жизнь и свободу, если на родине иностранца существует угроза жизни и здоровью, угроза безопасности, то у человека должна быть возможность покинуть опасное место и переехать в другую страну.

Достаточно вспомнить железный занавес и невозможность покинуть «застенки страны Советов», «тюрьму народов», чтобы оправдать гуманное отношение к беженцам или иммигрантам. А вот как раз к иммигрантам литовские власти и законодатели демонстрируют прямо противоположный, репрессивный подход.

Вторая категория иностранцев, покинувших свои страны по соображениям безопасности, однако сделавших это легально, строго в соответствии с законами Литвы, называется бизнес-иммигранты. Чаще всего, это люди, приехавшие из Украины, Белоруссии или России и получившие право на проживание в Литве на основании создания здесь своего бизнеса. Кроме того, что эти бизнес-иммигранты оказываются на территории Литвы легально, получив сначала визу, потом вид на жительство, они, разумеется, самостоятельно обеспечивают себя едой и жильем, платят налоги, СОДРу и больничную кассу, кладут в банки Литвы свои сбережения, инвестируют деньги в производство товаров и услуг, создают для жителей Литвы новые рабочие места. То есть не только не «сидят на шее» у литовских налогоплательщиков, а вносят весьма существенный вклад в благосостояние и экономику Литвы. И этих людей в Литве, если считать вместе с семьями, несколько тысяч.

Вы слышали что-то про их бунты, требования медуслуг, еды, жилья? Разумеется, нет. Бизнес-мигранты за все платят сами, соблюдают закон и сами решают возникающие у них проблемы. Однако к этим людям, к легальным бизнес-мигрантам, законы Литвы и отношение миграционной службы куда более суровы, чем подход к «беженцам»-нелегалам.

Незадолго до начала миграционного кризиса в Литве, в самый разгар эпидемии, когда почти весь бизнес находился в простое, миграционная служба отобрала у нескольких бизнес-мигрантов право на временное проживание в Литве и выслала их (вместе с семьями) из страны под формальным предлогом нарушения строчки из статьи 45.1 закона о правовом положении иностранцев. Строчки об обязательном найме литовских граждан на работу и об обязательном совокупном фонде заработной платы для этих граждан в размере 2-х средних зарплат по стране. И это в тот момент, когда половина литовского бизнеса в простое, когда большие корпорации и сети переводят работников на минималку и просят помощи из бюджета. Но бизнес-иммигрант в этих форс-мажорных обстоятельствах, по мнению законодателя и миграционной службы, должен, как ни в чем не бывало, платить, в принципе неподъемные, особенно для малых городов и малых бизнесов, две средних зарплаты (два ВДУ). Т.е. нелегалам государство деньги дает (в виде крыши, медицины и еды), а с легальных иммигрантов «дерет три шкуры».

Ну, да. За легальных иммигрантов ведь не заступится ООН и «Красный Крест», о них не расскажут слезоточивых историй левые СМИ. Они же раньше сами как-то справлялись — ну вот пусть и продолжают. Итого. Нелегалам, дважды нарушившим закон, по логике властей и законодателей полагается кров и еда. А законопослушным легальным бизнес-иммигрантам, много лет исполнявшим законы, инвестировавшим в Литву, платившим налоги, создавшим рабочие места, полагаются, по мнению законодателя и миграционной службы, поборы и высылка, если в условиях форс-мажора они посмели не уплатить назначенную законодателем дань. И где тут логика? И кого, на самом деле, хотят видеть на литовской земле законодатели и миграционная служба — легалов или нелегалов?

Судя по результату, похоже, что — нелегалов. Иначе что мешало законодателям несколько лет назад, когда бизнес-иммигранты просили об этом в Сейме, отменить положение о двух средних зарплатах? (Депутаты даже не стали обсуждать этот вопрос, отбросив предложение в первом же чтении). И что помешало депутатам хотя бы с началом пандемии наложить на эту строчку статьи мораторий на время чрезвычайных форс-мажорных эпидемиологических обстоятельств? Что мешало миграционной службе быть снисходительной к бизнес-иммигрантам в чрезвычайных для бизнеса условиях карантинов? Черствость, лень, боязнь потерять теплое место, равнодушие? Что ж… У любого действия и бездействия есть последствия.

Во всей этой истории есть какой-то элемент мистики. Провидение или Вселенная прислушались к многолетним чаяниям националистов, целенаправленно выживавших законопослушных иностранцев из страны. И раз законопослушные бизнес-мигранты «пришлись не ко двору», то провидение руками самопровозглашенного диктатора прислало нелегалов.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.