На этой неделе российские войска впервые примут участие в регулярных военных учениях китайской армии. Это вызывает тревогу у западных аналитиков, поскольку они считают, что эти противники США отрабатывают возможности совместных операций.

Учения «Взаимодействие — 2021» пройдут в западном Нинся-Хуэйском автономном районе Китая, и в них примут участие свыше 10 000 военнослужащих. В основном будут отрабатываться вопросы раннего оповещения, разведки, радиоэлектронной борьбы и совместных действий в ходе наступления, о чем сообщили военные ведомства России и Китая.

Поскольку Соединенные Штаты выводят из Афганистана остатки своих сил, а Пекин и Москва установили контакты с «Талибаном»* (запрещенная в России организация — прим. ред.), за этими учениями внимательно следят на Западе, пытаясь увидеть признаки того, что российские и китайские войска учатся организации взаимодействия и проведению совместных операций.

«Китайцы впервые позволили русским принять участие в своих учениях», — сказал Родерик Ли (Roderick Lee), работающий директором по научной работе в Институте исследований авиакосмической отрасли Китая, который действует при Авиационном университете при поддержке ВВС и Космических сил США.

«Специализированные двусторонние учения, которые они часто проводят, нацелены на развитие отношений, а не наращивание совместного боевого потенциала».

Решение России принять участие в учениях «несомненно стало шагом к углублению взаимодействия и военного сотрудничества, — сказал Михаил Барабанов, работающий старшим научным сотрудником в московском Центре анализа стратегий и технологий. — Похоже, это сотрудничество будет углубляться быстрее [чем ожидалось], и к нему будут привлекаться все новые стратегии обеих сторон».

Москва и Пекин настаивают, что их отношения не являются официальным военным альянсом, однако аналитики полагают, что военные двух стран могут предоставить друг другу доступ к своим электронным системам связи и сформировать совместные командные структуры.

«У меня возникают определенные сомнения, когда они говорят, что это не альянс, — сказал Ли. — Если они начнут действовать бок о бок, станут обмениваться разведывательной информацией и совместно использовать системы связи, у них появится определенная оперативная совместимость в случае конфликта или кризиса».

В эти выходные китайские военные СМИ сообщили, что российские солдаты смогут впервые воспользоваться бронемашинами НОАК (Народно-освободительная армия Китая — аналог нашей Красной Армии, победительница в китайской гражданской войне в 1949 году, ставшая затем официальными вооруженными силами КНР — прим. ред.).

«Вопрос в том, предоставят ли они русским доступ к информационным системам таких машин, — сказал Ли. — Русские могут начать предоставлять китайцам определенный доступ к своим средствам космического базирования или к системам связи. У меня складывается такое ощущение, что они двигаются именно в этом направлении».

Когда китайские и российские военные в 2005 году впервые провели совместные учения, их партнерство ограничилось лишь ежегодными маневрами «Миссия мира» в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Эти учения традиционно посвящаются борьбе с повстанческими силами в Центральной Азии.

Но с 2012 года Россия и Китай регулярно проводят двусторонние военно-морские учения. С 2018 года НОАК участвовала в трех ежегодных стратегических учениях российской армии, которые прошли в восточной, центральной и южной частях России.

Однако НОАК вряд ли будет участвовать в крупных военных маневрах, которые состоятся в этом году на западе России. Аналитики считают, что Пекин не хочет вызывать обеспокоенность у стран НАТО по поводу военной мощи КНР.

«Китай хитро ушел от вопроса об отправке своих сухопутных войск на восточные рубежи НАТО, проведя эти учения на своей территории вместо участия в российских маневрах», — сказал директор Центра военно-политического анализа при Хадсоновском институте Ричард Вайц (Richard Weitz).

*террористическая организация, запрещена в России — прим. ред.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.