Поэт и педагог Бахтияр Хидаят хранит романтические воспоминания о своем прежнем доме и царившем там изобилии. «У нас просто не было необходимости работать, — вспоминает он. — Пары коров во дворе было достаточно, чтобы безбедно жить целый год и еще обеспечивать молоком, сыром и катыком [азербайджанский йогурт] своих родственников по всей стране».

Речь идет о Верхнем Аскипаре, селе, которое перешло под контроль армян во время первой карабахской войны с Азербайджаном в 1990-х годах. В результате Хидаят и другие населявшие село азербайджанцы, число которых на тот момент достигало почти 500 человек, были вынуждены бежать. Сейчас он, как и многие его односельчане, живет по ту сторону границы, в поселке Нариманов, неподалеку от областного центра — города Газаха.

На новом месте он пытался вновь заняться производством молочной продукции, но жалуется, что природа не та, и молоко не такое вкусное, как раньше. «Молочные продукты из Аскипары пользовались большим спросом, — сказал он. — Молоко, масло, сыр, шор (азербайджанский творожный сыр — прим. ред.), да что угодно, сельчане везли их на рынок в Газах, а люди останавливали их на дороге и прямо там скупали все по хорошей цене».

Победа Азербайджана в прошлогодней войне с Арменией возродила надежду переселенцев из Верхней Аскипары и других близлежащих районов на скорое возвращение в родные дома. «Как только объявят о возвращении сел, никто не останется здесь» в Нариманове, сказал он Eurasianet.org.

Верхняя Аскипара является одним из «семи сел» — именно под таким названием среди азербайджанцев известны территории, прилегающие к северному участку армяно-азербайджанской границы, которые армяне взяли под свой контроль в 1990-х годах. Села, о которых идет речь, отрезаны от основной спорной территории (Карабаха и прилегающих районов) и намного меньше ее. Но их статус может также стать предметом обсуждений, поскольку обе стороны готовятся к переговорам об официальной границе и окончательном урегулировании конфликта.

Четыре из семи сел — Баганис Айрум, Нижняя Аскипара, Хейримли и Гызылхаджылы — были расположены на азербайджанской стороне границы, разделявшей две бывшие советские республики, и были оккупированы армянскими войсками в 1990-х годах. Верхняя Аскипара, а также еще два села — Софулу и Бархударлы — являются отголосками несуразной пограничной политики СССР: села-эксклавы одной бывшей советской социалистической республики внутри границ другой.

Местные власти Газаха сообщили, что в районе насчитывается 4 тысячи 136 перемещенных лиц из ныне контролируемых армянами сел. Многие из них живут в предоставленном государством жилье в селе Нариманов или переехали в Баку и другие города.

Еще один азербайджанский эксклав — Карки — расположен на юге, неподалеку от Нахичевани. В Азербайджане находится один армянский эксклав — Арцвашен; в 1990-х годах населявших его армян постигла та же участь, что и сельчан по другую сторону границы.

Обменять или вернуть?

В сообщениях, последовавших сразу же после заявления о прекращении огня от 10 ноября, которое положило конец прошлогодней войне, говорилось, что соглашение содержало формулировку, предусматривающую «возвращение азербайджанской стороне территории, удерживаемой армянской стороной в Газахском районе Азербайджанской Республики». Однако в официально опубликованном документе эта фраза была удалена.

Но на следующий день Реджеп Тайип Эрдоган, президент ближайшего союзника Азербайджана Турции, в своем выступлении в парламенте упомянул о «возвращении газахских сел». 27 ноября на встрече с азербайджанцами, которые были вынуждены покинуть эти «семь сел», глава исполнительной власти Газахского района Раджаб Бабашов сказал, что эти села скоро будут «освобождены от оккупации», о чем, по его словам, «было сказано в заявлении о прекращении огня». Позднее утверждение Бабашова было удалено с официального сайта администрации района.

Центральное органы исполнительной власти в Баку и Ереване хранили относительное молчание о судьбе эксклавов, но в мае источник из армянской оппозиции уверял, что располагает документами, свидетельствующими о намерении Армении передать Азербайджану газахские села, которые они обычно называют просто «эксклавами». Эти земли имеют особую значимость для Армении, поскольку они примыкают к главной дороге между Ереваном и Тбилиси, которая является основной артерией Армении, ведущей на север.

Премьер-министр Никол Пашинян вскоре после этого заявил, что Армения предпочла бы обменяться эксклавами, а не снова взять под контроль земли в пределах границ другой страны. «Арцвашен находится под контролем Азербайджана, — сказал он 11 июня на предвыборном мероприятии. — По нашей логике, [бывший армянский] анклав необходимо обменять на [бывшие азербайджанские] анклавы».

Но Азербайджан, похоже, заинтересован скорее в восстановлении контроля над своими эксклавами внутри Армении, особенно над селами Аскипара, Бархударлы и Софулу, утверждает Ахмад Алили, аналитик базирующегося в Баку Кавказского центра политического анализа. «Они обеспечат Азербайджану стратегические преимущества, такие как гарантия безопасности газопровода в Грузию и визуальное наблюдение за движением транспортных средств между Ереваном и Тбилиси», — сказал Eurasianet.org Алили. По его словам, власти, похоже, заинтересованы в заселении этих территорий даже раньше, чем земель, которые они отвоевали в Карабахе и вокруг него.

«Неподходящие» ВПЛ

Азербайджанцы, некогда населявшие «семь деревень», сталкиваются с необычными проблемами при получении жилья. Власти потратили огромные средства на обустройство сотен тысяч внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) после войны 1990-х годов, однако эта работа была приостановлена после войны 2020 года, несмотря на то, что многие ВПЛ продолжают ждать заселения в новые дома.

Одна из них — 74-летняя Хусния Ибрагимова из Бархударлы. На протяжении многих лет ей приходилось часто переезжать, находясь в ожидании постоянного жилья взамен утраченного. По словам Ибрагимовой, она неоднократно обращалась к властям с просьбой о новом жилье, и ей обещали новую квартиру.

«На протяжении десятилетий я меняла квартиры в Баку одну за другой либо потому, что не могла платить за аренду, либо потому, что условия проживания были слишком плохими, — сказала она Eurasianet.org. — Сейчас мы живем в Сумгаите, и все равно не можем оплачивать все расходы, связанные с учебой внуков и моими лекарствами».

Впрочем, сейчас ей будет еще сложнее получить новую квартиру. В январе президент Ильхам Алиев объявил, что ВПЛ будут обеспечены жильем исключительно на тех землях, которые он назвал «освобожденными». Это решение на неопределенный срок лишает Ибрагимову перспективы получения новой квартиры, поскольку она хоть и подпадает под определение «вынужденный переселенец», тем не менее была переселена не с территории, отвоеванной в ходе войны.

Сотрудник комитета по делам беженцев и ВПЛ Азербайджана рассказал, что лица, которые были вынуждены покинуть эти семь сел, скорее всего, будут расселены на возвращенных территориях, а не возвращены в места своего прежнего проживания.

Что касается армянской стороны, то здесь перспектива переселения еще более неоднозначна. В Карки, который армяне называют Тигранашен, переселилось несколько армянских семей. Один мужчина, отказавшийся назвать себя, сказал Eurasianet.org, что не верит «слухам» о возможности возвращения деревни Азербайджану. «Об этом говорит оппозиция», — сказал он.

Несмотря на то, что бывшие жители Арцвашена хотели бы вернуться, они понимают, что в целом для Армении наиболее предпочтительным вариантов является обмен эксклавами, сказал Eurasianet.org мэр в изгнании Мамикон Хечоян. «Важно, чтобы наши дороги, обеспечивающие международное сообщение, не проходили через азербайджанские села, — сказал он Eurasianet.org. — Особенно когда мир остается весьма отдаленной перспективой. Люди готовы пойти на эту жертву».

«Как говорят евреи, "в следующем году в Иерусалиме", так и наш народ повторяет, "встретимся в Арцвашене"», — сказал он.

Из Арцвашена были переселены около 3 тысяч человек, многие из которых сейчас живут в Чамбараке, расположенном по ту сторону границы, в основной части Армении. С момента переселения они не получали практически никакой государственной поддержки, но им была обещана компенсация, в случае если они не смогут вернуться в свои прежние дома в результате мирного соглашения.

«Жить там, конечно, было бы опасно, но мужчины моего возраста, которые там родились, поехали бы, — сказал Eurasianet.org Артик Аракелян, 52-летний фермер, живущий в Чамбараке. — Думаю, 10 процентов людей хотели бы вернуться в Арцвашен. Большинство же ждет подходящего случая, чтобы уехать из Армении».

Сам Арцвашен сегодня практически заброшен, за исключением военных объектов, включая зарыбленное озеро, рыба из которого поставляется в солдатские и офицерские столовые. Но несколько азербайджанских семей переехали сюда после ухода армян и теперь занимаются мелким сельским хозяйством, разводя кур, крупный рогатый скот и выращивая картофель.

Одним из них является Габиль Тагиев, который переехал сюда 20 лет назад из соседнего приграничного села Гоялли. Земля вокруг села была заминирована во время войны 1990-х годов, что сделало ее небезопасной для земледелия, сказал Eurasianet.org Тагиев. По его словам, в Арцвашене, который азербайджанцы называют Башканд, он может спокойно заниматься сельским хозяйством.

Верхняя Аскипара, которую армяне называют Верин Воскепар, также практически заброшена. Армяне, проживающие в соседнем селе Неркин (Нижний) Воскепар, возделывают землю, а во время своего недавнего приезда корреспондент Eurasianet.org стал свидетелем того, как несколько компаний устроили пикник у небольшой реки. Сохранилось азербайджанское кладбище, которое, похоже, не пострадало, избежав участи многих кладбищ на территориях, переходивших из рук в руки во время двух войн.

Но живущие на этой территории армяне не хотят, чтобы их бывшие соседи возвращались. «Нельзя, чтобы азербайджанцы возвращались в свои прежние дома, мы категорически против. Мы враги», — сказал Спартак Геворгян, житель Неркина Воскепара.

Всю щекотливость сложившейся вокруг эксклавов ситуации авторы данной статьи прочувствовали на личном опыте, побывав в различных эксклавах, где жители одинаково не проявляли энтузиазма по поводу беседы с посетителями. В Арцвашене один из жителей угрожал заявить на корреспондента в полицию. В Тигранашене жители сразу же попросили гостя уйти, а в Верхней Аскипаре местные жители прогнали корреспондента Eurasianet.org, а затем его долго допрашивали сотрудники службы безопасности.

Тем временем Бахтияр Хидаят, бывший житель Верхней Аскипары, ежедневно ездит на работу в другой город — Агстафу, где преподает историю в местной школе. Другие жители Верхней Аскипары работают поденными рабочими, многие из них также разводят пчел — занятие, которым они занимались до переселения.

Найдя свой прежний дом на сайте Google Earth, Хидаят обнаружил, что он был разрушен. «Для меня всегда было загадкой, почему они [армяне] не убили нас, когда мы уходили через армянскую территорию, — сказал он. — Мы оставили им село, чтобы они могли там жить, а они взяли и все разрушили».

Джошуа Кучера и Ани Мелджумян участвовали в подготовке данной статьи.

Гейдар Исаев — журналист из Баку.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.