Основной теорией «гаванского синдрома» являются направленные атаки в СВЧ-диапазоне. Но на секретном совещании с участием высокопоставленных руководителей было заявлено, что многомесячное расследование так и не привело к конкретным результатам.

В пятницу высокопоставленных помощников президента Байдена проинформировали, что эксперты, изучающие таинственный недуг, который поражает многочисленных дипломатов, разведчиков и членов их семей, до сих пор не могут найти доказательства в подтверждение основной теории о сверхвысокочастотных атаках, осуществляемых российскими агентами.

Это сообщение прозвучало на весьма необычном секретном совещании, которое созвала директор национальной разведки Эврил Хейнс (Avril D. Haines), о чем сообщили анонимные источники из числа высокопоставленных представителей президентской администрации. Цель встречи состояла в том, чтобы дать оценку расследованиям и лечению жертв так называемого гаванского синдрома, отличительными чертами которого является головная боль, головокружение и потеря памяти. На эти симптомы жаловались многие сотрудники Госдепартамента, Центрального разведывательного управления и члены их семей.

Байден публично почти ничего не говорил об этих случаях, но Совет национальной безопасности в срочном порядке пытается разгадать эту загадку. Созданы и уже начали работу две отдельные оперативные группы. Одна под руководством ЦРУ занимается расследованием причин, а вторая пытается найти коммерческие технологии, позволяющие обнаружить или заблокировать такие атаки.

Повестку состоявшегося в пятницу совещания Объединенного совета разведывательного сообщества подтвердил в воскресенье вечером помощник директора национальной разведки по стратегическим коммуникациям Тимоти Баррет (Timothy Barrett).

«Это высший приоритет для разведывательного сообщества, — заявил он. — Мы поддерживаем осуществляемые Советом национальной безопасности усилия по поиску ответов, лечению наших людей и предотвращению таких инцидентов в будущем».

На совещании присутствовали госсекретарь Энтони Блинкен, генеральный прокурор Меррик Гарланд (Merrick B. Garland), директор ЦРУ Уильям Бернс (William J. Burns) и директор ФБР Кристофер Рэй (Christopher A. Wray).

Высокий уровень участников совещания свидетельствует о том, что эти начавшиеся в 2016 году атаки очень быстро превратились из медицинской загадки в неотложную проблему национальной безопасности. Чиновники из администрации Байдена заявили, что их шокировала дезорганизованная реакция властей за последние четыре года, поскольку в их работе отсутствовала централизованная система обмена информацией о различных эпизодах, а также по причине того, что среди пострадавших было много разведчиков, чьи имена и места работы нельзя разглашать. Национальная академия наук в декабре 2020 года опубликовала результаты своего исследования, отметив, что наиболее вероятной причиной являются СВЧ-атаки. Однако представители администрации Байдена говорят, что у этой группы не было доступа к секретной информации.

Вскоре после вступления в должность советника национальной безопасности Джейк Салливан (Jake Sullivan), поручил старшему директору Совета безопасности по разведке организовать межведомственную работу по расследованию таинственных заболеваний. Для проведения нового расследования были привлечены эксперты со стороны, имеющие соответствующий допуск.

На созванной в пятницу встрече экспертные группы доложили, что основной версией остается теория о микроволновых лучах, нацеленных на государственные здания и резиденции. Это либо составная часть разведывательной деятельности, либо целенаправленная попытка нанести удар по американским официальным представителям с применением невидимого, подрывающего здоровье оружия, которое очень трудно выявить.

«Возможно, это начиналось как шпионская работа, но потом превратилось в скрытное средство нападения», — сказал один знакомый с ходом расследования чиновник. Он отметил, что враги Америки на протяжении многих лет использовали сверхвысокочастотную технику в попытке воссоздания текстов, печатаемых на пишущих машинках, а затем на компьютерной клавиатуре, а позже делали это для перехвата сотовой связи.

«Но больше всего расстраивает отсутствие окончательных выводов, — сказал этот чиновник, — которые позволили бы президенту призвать к ответу русских, как он сделал в случае с кибератаками».

Администрация испытывает серьезное давление, поскольку должна показать, что ведет активный поиск причин «аномальных инцидентов со здоровьем» после жалоб нескольких сотрудников. Эти жалобы появились еще при администрации Трампа, но их игнорировали, а медицинскую помощь жертвам оказывали с запозданием.

Байден публично упомянул эту проблему в речи перед сотрудниками спецслужб в конце прошлого месяца. Он сказал, что администрация «координирует на правительственном уровне усилия по реагированию на такие инциденты, так как данная проблема требует от учреждений и ведомств, в том числе, от всего разведывательного сообщества, совместной и безотлагательной работы».

Наибольшее недовольство в этом плане проявляет Госдепартамент, особенно в последние месяцы. Дело в том, что сообщения о появлении симптомов "гаванского синдрома стали приходить из Вены. Некоторые дипломаты не хотят занимать должности в тех местах, откуда приходят сообщения о подобных эпизодах, или отказываются привозить свои семьи, так как иногда целью атак становятся места их проживания.

В четверг Блинкен сообщил в письме всем сотрудникам Госдепартамента, что он «слышал об усиливающейся обеспокоенности многих работников по поводу необъяснимых инцидентов со здоровьем, от которых страдают сотрудники американского правительства и их семьи». Госсекретарь подчеркнул: «Данная проблема является высшим приоритетом для меня, для Госдепартамента и для руководителей всех государственных ведомств США».

Он написал, что заместитель госсекретаря Брайан Маккеон (Brian P. McKeon) и посол Памела Спартан (Pamela Spartan) возглавили рабочую группу Госдепартамента, которая начала проводить встречи с сотрудниками тех посольств, где есть подозрения на атаки. Аналогичные действия предпринимает ЦРУ. Бернс, встретившийся с пострадавшими уже в первый день пребывания в должности, недавно рассказал Национальному общественному радио, что по его мнению, жертвами таких атак стали около 100 сотрудников и членов их семей.

«Все это вполне реально и серьезно», — сказал Бернс во время интервью. По его словам, в мире есть лишь несколько стран, обладающих соответствующими технологиями и способных осуществлять атаки по всему миру (первые сообщения пришли с Кубы, но потом такие случаи отмечались в Европе, Китае и Вашингтоне). Вместе с тем, Бернс воздержался от обвинений в адрес правительства Владимира Путина.

«Возможно, но если честно, я не могу и не хочу строить предположения, пока мы не сделали более конкретные выводы о том, кто это может быть, — заявил Бернс. — Существуют разные возможности».

В ходе расследований удалось выявить и другие причины. Например, этой весной у действующих в Сирии американских военных возникли подозрения, что внезапную болезнь мог вызвать российский самолет, облучивший их сверхвысокочастотными волнами. Позже выяснилось, что у них было пищевое отравление. Но обследования пострадавших в других местах показали следы травматических повреждений головного мозга, хотя у жертв не было никаких признаков, характерных для сотрясений.

На всем протяжении холодной войны Вена играла центральную роль в дипломатических отношениях между Востоком и Западом. Официальные лица не верят, что именно с этим связаны недавние сообщения об атаках, пока не нашедшие подтверждения. Но в этом городе проходят переговоры о восстановлении ядерного соглашения с Ираном.

Некоторые чиновники подозревают, что ответственность за часть атак наряду с Россией несет Иран. Но наряду с этим, внимание исследователей сосредоточено на Кубе, Китае и других странах. Таинственность усиливается в связи с тем, что некоторые атаки имели место на территории России и Китая, в том числе, против сотрудника ЦРУ в Москве четыре года тому назад, а также против нескольких сотрудников Госдепартамента в Гуанчжоу в 2018 году.

Выступая от имени Белого дома, высокопоставленный представитель администрации сказал, что Совет национальной безопасности «использует обширные возможности науки и медицины из государственного и частного сектора для изучения многочисленных гипотез и выработки новых версий», чтобы «защитить наших сотрудников и выявить причины и виновных».

По словам официальных лиц, один из способов состоит в разработке и создании портативных датчиков, которые можно установить в разных местах с целью обнаружения атак. Однако, как сказал один такой представитель, поскольку нет уверенности, что причиной необъяснимых заболеваний являются сверхвысокочастотные волны, трудно говорить о том, что датчики дадут результат. И даже если причиной действительно являются эти волны, датчики должны будут поймать и вычленить сигналы из широкого диапазона электромагнитного спектра.

Свой материал для статьи предоставил Джулиан Барнс (Julian Barnes)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.