После встречи американского президента Байдена и его российского коллеги Путина в дипломатических и медиа-кругах появились хорошо заметные намеки на новую американскую стратегию в отношении России, согласованную с Берлином. В точках соприкосновения противоборствующих сторон постоянно демонстрируется военная мощь, что зачастую ставит их почти на грань вооруженного конфликта, и во всех сферах ведется разведывательная и пропагандистская война. Но на дипломатическом уровне провозглашается необходимость снижения напряженности для того, чтобы сделать американо-российские отношения предсказуемыми.

Новая стратегия, в центре которой — снижение напряженности в отношениях с Россией и создание некой формы взаимовыгодного сосуществования, базируется на проигрывании множества вариантов внешнеполитических шагов, которыми можно остановить дальнейшее сближение России и Китая. На самом деле это старая стратегия американского президента Никсона 70-х годов прошлого века, нацеленная на открытые отношения с Китаем ради давления на тогдашний СССР во время холодной войны. Теперь стратегию развернули в другом направлении. Снижение градуса в раскаленных отношениях с Россией должно успокоить Москву и заставить ее отказаться от все большего политического и военного сближения с Китаем.

Американскую политику долго готовили к переориентации, и когда к власти пришла новая администрация президента Байдена, началась реализация новой политической стратегии в отношении России. Еще в июне прошлого года ведущий геополитический тинк-танк (think tank — мозговой центр, совет экспертов — прим.переводчика) центра Фонд Карнеги за международный мир, базирующийся в Вашингтоне, опубликовал обширное исследование Ричарда Сокольски и Еуджена Румера под названием «Отношения США и России 2030». В этом материале говорится, что американские приоритеты в отношениях с Москвой должны быть следующими: «Необходимо избегать американо-российских конфликтов в евроатлантическом регионе и снижать риск ненамеренной эскалации, восстанавливать стратегическую стабильность в ответ на эрозию контроля над вооружениями и развитие новых военных технологий. Также необходимо сотрудничество для предотвращения получения ядерного оружия другими государствами, сохранение стабильности на Ближнем Востоке и особенно в Персидском заливе, а также управление вызовами американо-российской конкуренции в киберпространстве и космосе». Что характерно, в конце отдельно подчеркивается, что приоритетом для США должен быть диалог с Россией, поскольку это поможет «предотвратить гегемонию Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе».

Документы ЦРУ

По крайней мере, так эту стратегию преподносят. Но на самом деле американская стратегия осталась такой же, какой была 50 лет назад. Китай снова стал подлинной целью американского маневрирования между Москвой и Пекином. И снова, как когда-то, необходимо перетянуть на свою сторону Китай, чтобы оказать сильное геополитическое давление на Москву.

Только с помощью Китая можно надавить на Россию в геополитическом плане и ослабить ее политический и военный потенциал на ключевом европейском направлении. Вбив клин между евразийской державой Россией и азиатским Китаем и остановив их дальнейшее сближение, США смогут вынудить Россию держать значительную часть своих войск и разведывательной инфраструктуры в Азии, нацеленными на Китай, а значит, тем самым ослабить ее европейские позиции. Во время холодной войны в момент, когда американцы впервые воспользовались Китаем как инструментом влияния на советские стратегические позиции, СССР, если верить рассекреченным данным ЦРУ, был вынужден годами держать на границе с Китаем 50 дивизий. По ту сторону границы, постоянно дислоцировались 59, а в некоторые периоды и больше, дивизий.

Для американской политики Китай — дело века, поскольку попытки сдержать рост его мощи и сохранить за США статус доминирующей мировой державы Вашингтон будет предпринимать десятилетиями. По американским оценкам, это долгосрочная цель и работа для нескольких поколений. Россия же считается более достижимой и первоочередной целью по нескольким причинам. Воспользовавшись внутренними конфликтами при наличии упорной и твердой оппозиции, США всегда могут в короткие сроки создать в России политический хаос, который впоследствии ослабит российские внешнеполитические позиции и влияние.

Логичные китайцы

Пример Алексея Навального — тому подтверждение. Один единственный человек при поддержке Соединенных Штатов и европейских государств выступил против московской власти, изменил отношения противостоящих политических сил внутри России и обострил отношения РФ с США и Евросоюзом. Из-за внутренней слабости Россия уже не столь крепка, как кажется, а ослабление российских сил и списание России со счетов как потенциального китайского союзника — необходимая предпосылка для реализации долгосрочных американских планов на Китай.

Поэтому именно Китай — подлинная цель новой американской стратегии раскола между Россией и Китаем. Секретное предложение Москве о потеплении отношений на самом деле адресовано Китаю. Перед встречей Байдена и Путина состоялся саммит американских и китайских высших руководителей на Аляске, который завершился намеком на некоторые подвижки в двусторонних отношениях. Таким образом, американцы параллельно предложили возможность улучшить отношения с Америкой обеим соперничающим государствам, ожидая, что, как полвека назад, это предложение примет именно Китай, тем самым ослабив российскую геостратегическую позицию. Кстати, именно открывшись навстречу США и Западу, Китай открыл себе путь к прорыву на мировые рынки, совершил огромный экономический скачок за короткое время и занял место мировой державы.

Американцы логично предполагают, что китайцы тоже пойдут логическим путем и воспользуются возможностью, которую им предлагают, поскольку сейчас смогут получить больше, чем потерять. Пока еще не пришло время для окончательной схватки двух геополитических титанов (Китая и США). Конечно, при очередном потеплении никаких показательных президентских визитов, как в 70-е годы прошлого века, не будет, и все останется за кулисами. Более того, вероятно, сохранится и военная напряженность. Стороны продолжили бы меряться силами в морях Индо-Тихоокеанского региона. Кстати, за ширмой опасных китайско-американских столкновений легко упустить из виду тесную, буквально нездоровую, связь китайской и американской экономики. Вспомните китайские инвестиции на американском рынке и активную деятельность американских негосударственных субъектов под предводительством мощных американских корпораций, для которых государственные санкции и таможенные ограничения ничего не значат на китайском рынке. Китай и США связаны намного больше, чем может показаться на первый взгляд.

Европейская проблема

В описанном контексте американского маневрирования между Москвой и Пекином вполне взаимосвязанными выглядят, казалось бы, несвязанные между собой события, которые произошли после встречи Байдена с Путиным в Женеве в середине июня. Эта встреча ознаменовала сдвиг в американской политике в сторону разрядки в отношениях с Россией.

Прежде всего, показателен отказ Европейского Союза от любых встреч на высшем уровне с российской стороной, по крайней мере с президентом Путиным. На заседании Европейского совета непосредственно после встречи американского и российского президентов его участники отказались от совместной инициативы французского президента Макрона и немецкого канцлера Меркель, предложивших провести встречу высшего руководства Европейского Союза с российским президентом Путиным. Дело в том, что в свете восстановленного трансатлантического единства после визита Байдена в Европу американская инициатива в отношении России не получит желаемого веса без поддержки европейских союзников.

Сразу после встречи Байдена и Путина американская сторона отправила в Брюссель прямо из Женевы представителя Госдепа США по политическим вопросам Викторию Нуланд, чтобы она проинформировала европейское руководство о содержании беседы. Немецко-французское предложение о встрече с Путиным явно делалось с подачи США и прозвучало в тот момент, когда Госсекретарь США Энтони Блинкен находился в Берлине на конференции о совместных действиях против гражданской войны в Ливии. Там он встретился с Ангелой Меркель. Маловероятно, чтобы такие опытные политики, как Макрон и Меркель, позволили бы себе выдвинуть предложение, не подумав, что Европейский совет его отвергнет. Почти нет сомнений в том, что Меркель и Макрон намеренно вынесли свою инициативу без консультаций с другими членами Европейского Союза на повестку Европейского совета, заранее рассчитывая на то, что их предложение отвергнут. После этого китайцы в своих СМИ тут же раструбили о провале американских попыток разобщить Китай и Россию.

Диалог и сотрудничество

Вместе с тем издание Global Times отметило 50-летнюю годовщину первого тайного визита американского посланника Генри Киссинджера в Пекин девятого июля 1971 года. Там опубликовали статью под знаковым названием «Китаю и США Киссинджер нужен больше, чем 50 лет назад».

В статье Global Times, опубликованной в самую годовщину визита Киссинджера в Пекин девятого июля, приводятся выдержки из выступления китайского вице-президента Ван Цишаня на конференции в честь 50-й годовщины тайного визита Киссинджера в Пекин. Ван Цишань сказал: «Американская стратегия в отношении Китая должна избегать зачарованного круга самообмана и ошибочных расчетов. Китайско-американские отношения находятся в критической фазе. Стороны должны преодолеть разногласия путем диалога и консультаций и продолжить укреплять сотрудничество во имя общих интересов».

В продолжении статьи Global Times, издания, которое фактически находится под непосредственным партийным контролем, в разделе под названием «Диалог остро необходим» цитируются слова Янга Ксиу из Китайского института международных исследований и бывшего китайского дипломата. Он откровенно заявил: «Диалог и сотрудничество между Китаем и США, которые проломили бы лед во взаимоотношениях, необходимы сегодня больше, чем 50 лет назад. Китай и США протянули руку друг другу через огромный Тихий океан 50 лет назад, когда между ними даже не было дипломатических отношений. Сегодня стороны обладают бóльшими возможностями для подобного диалога». Далее Янг Ксиу отметил, что необходимо активизировать дипломатическую работу между двумя странами, не отказываясь при этом и от закулисной дипломатии. Ксиу сказал: «Чтобы наладить настоящий диалог, и Китай, и США должны перезагрузить свои дипломатические каналы и выстроить новые рамки международных контактов, включая закулисную дипломатию вроде той, которой Киссинджер занимался 50 лет назад и которая может функционировать и сегодня». Нет сомнений, что с китайской стороны, несмотря на острую риторику, все же есть желание восстановить отношения с Соединенными Штатами.

Игра наоборот

Американская политика нацелена на создание новых, качественно иных отношений с Пекином, а цель параллельного размораживания отношений на геополитическом уровне — надавить на Россию (поэтому и намеки на изменение политики в отношении нее — чистый блеф). Это подтверждает тот факт, что гипотетическая стратегия, которая позволила бы при помощи России надавить на Китай и разбить союз России и Китая, практически неосуществима, так как, отдаляясь от России, Китай потерял бы меньше, чем она сама. Американское сближение с Россией вряд ли может быть эффективным инструментом стратегического давления на Китай.

Поэтому «игра наоборот» имеет шансы на успех. Очередное потепление отношений с Китаем, как во времена холодной войны, может стать мощным рычагом воздействия на Россию и ее геополитический курс, как и раньше. Кроме того, Пекин точно согласился бы на американскую игру быстрее, чем Москва.

© AP Photo, Frederic J. Brown/Pool via AP
Участники переговоров между Китаем и США в городе Анкоридж, штат Аляска
В определенном смысле Америка оставляет за собой возможность давить на обе конкурирующие державы, ожидая, что одна из них, с оглядкой на другую, все же примет сделанное ей предложение. Конечно, никто из тех, кто делает американскую политику, не рассчитывает всерьез на то, что это сделает Россия. Но вот Китай вполне может. Также американцы понимают невозможность какого бы то ни было стратегического договора между Россией и Китаем из-за разных, порой противоположных интересов, практически аналогичных тем, которые разделяли Россию и Китай во времена холодной войны.

Подлинная цель

Американцы на самом деле создали такую геополитическую ситуацию, в которой отказ от секретного предложения Россией или Китаем автоматически поставил бы их в невыгодное положение. Разумеется, американцы правильно предполагают, что у Китая сейчас намного больше причин согласиться на американскую инициативу, как и в прошлом. Тем более что и Москва, несомненно, понимает, что на самом деле игра ведется за Китай, особенно после неубедительной попытки Макрона и Меркель поддержать на уровне Европейского Союза политику США в отношении России.

Ясно, что при таком уровне политики американская дипломатия не позволила бы европейским партнерам безответственно рисковать ее дипломатической операцией, да и Макрон и Меркель не позволили бы, чтобы члены Европейского Союза походя отклонили предложение самых мощных и ведущих государств ЕС. Цель инициативы Макрона и Меркель провести встречу ЕС — Путин в продолжение американской встречи с российским президентом заключалась в том, чтобы члены ЕС отказались от этой идеи. Это, как правильно поняло китайское политическое руководство, транслировав свое мнение через Global Times, подрывает фальшивую новую американскую политику размораживания отношений с Россией, а подлинная цель — совсем другая сторона.

Снова перетянуть Китай на свою сторону в противостоянии с Москвой — вот истинная цель американцев, что, несомненно, понимают и Москва, и Пекин.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.