США и Иран провели шесть раундов непрямых переговоров по ядерной сделке в Вене. Напомним, что эти переговоры были приостановлены в последние шесть недель, то есть до проведения президентских выборов в Иране и победы Ибрагима Раиси.

Во вторник, 3 августа, Ибрагим Раиси заменит на посту президента своего предшественника Хасана Роухани, главного инициатора ядерной сделки. Предполагается, что восьмой президент Ирана завершит приостановленные переговоры по ядерной сделке. Как Раиси, бывший глава судебной системы, поступит с ядерным досье?

Ядерное досье передано в руки Высшего совета национальной безопасности Ирана

Новоизбранный президент Ирана Ибрагим Раиси объявил о создании специальной группы, которая будет контролировать ход переговоров по возобновлению ядерного соглашения в Вене. Она получила ядерное досье от министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа.

Первым шагом Ибрагима Раиси стала передача ядерного досье в руки Высшего совета национальной безопасности Ирана.

Стоит отметить, что ядерное досье всегда находилось в ведении Высшего совета национальной безопасности, но в 2013 году оно было передано в Министерство иностранных дел Ирана после победы Хасана Роухани на президентских выборах. Таким образом, ядерное досье находилось в ведение дипломатического ведомства, а не органа безопасности, когда в 2015 году была заключена ядерная сделка.

В настоящее время переговоры курирует секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани. Тем не менее Раиси сформировал новый орган под названием «Комитет по реализации Совместного всеобъемлющего плана действий», в который входят несколько политиков-фундаменталистов, выступающих против ядерного соглашения. Среди них: Моджтаба Зоннур, глава Комитета национальной безопасности и внешней политики парламента Ирана; Вахид Джалалзаде, председатель комиссии парламента Ирана по национальной безопасности и внешней политике; Абдель Рида аль-Масри, второй вице-спикер нынешнего парламента и посол Ирана в Венесуэле во время президентства Махмуда Ахмадинежада.

В Комитет по реализации Совместного всеобъемлющего плана действий также входят два представителя президента: Али Хоссейни-Таш, заместитель главы Высшего совета национальной безопасности, и Али Багери Кани, бывший командующий КСИР, который является одним из самых влиятельных людей в Иране. Он даже был выдвинут на пост министра обороны Ирана. Ранее он занимал должность заместителя секретаря Высшего совета национальной безопасности Ирана в период с 2007 по 2013 годы.

Иранский дипломат, пожелавший остаться анонимным, в интервью Sasapost сказал: «Комитет по реализации Совместного всеобъемлющего плана действий видит, что правительство Роухани не добилось каких-либо успехов во время шести раундов переговоров в Вене. Санкции с Ирана так и не были сняты».

По его словам, Комитет по реализации Совместного всеобъемлющего плана действий имеет список требований, которые он будет выдвигать после возобновления непрямых переговоров с США. Его требования предельно ясны и соответствуют взглядам Али Хаменеи.

Какие требования выдвигает новая команда?

Команда новоизбранного президента Ирана Ибрагима Раиси назвала четыре условия, при которых Тегеран возобновит переговоры в Вене, а именно:

Первое: отмена всех ядерных и неядерных санкций

Раиси и его команда настаивают на отмене всех санкций, введенных администрацией бывшего президента США Дональда Трампа после того, как американцы вышли из ядерной сделки в мае 2018 года.

Администрация Трампа ввела множество санкций против Тегерана в рамках так называемой «стены санкций», которые дополнили санкции, наложенные на ядерную отрасль страны. США обвинили Иран в «террористической деятельности», «поддержке терроризма» и «нарушении прав человека» в регионе. Цель так называемой «стены санкций» — спровоцировать крах иранской экономики и не позволить новой администрации США вернуться к ядерной сделке 2015 года.

Насралла Таджик, бывший иранский дипломат и эксперт в области международных отношений, в интервью Sasapost сказал: «Команда новоизбранного президента стремится положить конец санкциям CAATS и отменить санкции, наложенные на членов КСИР и людей, близких к Хаменеи, а также все остальные ограничения, введенные администрацией Дональда Трампа».

Следует отметить, что санкции CAATS или «Закон о противодействии противникам Америки посредством санкций» — это закон, принятый Конгрессом США в 2017 году, налагающий дополнительные санкции на Иран, Северную Корею и Россию.

Нынешней администрации США будет сложно выполнить это требование. Даже если другие санкции будут отменены, администрация Байдена подвергнется жесткой критике, так как многие демократы считают санкции, связанные с правами человека и «поддержкой терроризма», лучшим ответом на политику Ирана в регионе, от которого не в коем случае нельзя отказываться.

По словам Таджика, администрация Байдена не сможет отменить все санкции из-за того, что демократы выступят против отмены санкций, связанных с правами человека и «поддержкой терроризма». Он утверждает: «Демократов интересует досье по правам человека, и администрация Байдена не сможет убедить своих сторонников в том, что неядерные санкции против Ирана стоит отменить. Он столкнется с сильным противодействием внутри США, и я считаю, что Байден не может этому противостоять».

Иранский дипломат, знакомый с деталями переговоров, в интервью Sasapost сказал: «На переговорах в Вене руководство США приняло решение снять санкции с Центрального банка Ирана, что облегчит проведение банковских операций».

Тем не менее ожидается, что команда новоизбранного президента Ирана не откажется от этого требования. Она не намерена продолжать непрямые переговоры с США до отмены санкций.

Второе: снятие санкций, а не приостановление их действия

Команда Раиси считает, что приостановка действия санкций, введенных против Ирана, не принесет стране никаких экономических выгод. После того, как президент США издаст указ, действие санкции может быть легко возобновлено. Иранцы требуют полной отмены санкций, а не приостановление их действия.

Они также требуют нормализовать торговое сотрудничество с Тегераном и разрешить ему возобновить международные торговые операции, которые были приостановлены ​​сразу после одностороннего выхода Вашингтона из ядерной сделки.

Таджик считает, что вопрос нормализации торговли является одним из самых сложных требований, выдвинутых иранской командой. Он сказал в интервью Sasapost: «Раиси и его команда хотят, чтобы Иран возобновил свободную торговлю с мировыми державами, начал распоряжаться своими нефтяными доходами и привлекать иностранные инвестиции в страну. Но это довольно трудно. Иран должен признать все требования Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ), чтобы выйти из черного списка, и убедить иностранных инвесторов в том, что с ним безопасно вести дела».

Ферейдун Мусави, специалист в области международных отношений, прокомментировал это требование следующим образом: «Раиси хочет, чтобы США разрешили проведение операций с иранскими банками и устранили препятствия для иностранных компаний, желающих инвестировать в Иран. Но все зависит не только от Вашингтона. Нынешний иранский парламент отказался принять необходимое законодательство, позволяющее ему выйти из черного списка ФАТФ и беспрепятственно проводить банковские операции со всем миром».

Уходящий кабинет президента Ирана Хасана Роухани всегда пытался убедить иранский парламент в необходимости принятия законопроектов, касающихся ФАТФ — международной организации по противодействию отмыванию денег, финансирования терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения. Против выступали контролирующие парламент депутаты-фундаменталисты, которые видели в требованиях ФАТФ, возможность вмешиваться в финансовые дела Ирана.

С другой стороны, похоже, что администрация Байдена лишь приостановит действие санкций, но полностью их не отменит. Мусави говорит: «Санкции — это инструмент США для контроля Ирана, даже если кажется, что администрация Байдена готова отменить некоторые санкции. Американцы не хотят отказываться от инструмента, способного обуздать ядерный Иран».

Третье: гарантии, что США больше не выйдут из сделки

До приостановки переговоров иранцы потребовали предоставить им письменное заверение в том, что американцы не повторят то, что сделала администрация Трампа, то есть не выйдут из ядерного соглашения в будущем. В ответ США потребовали, чтобы Иран письменно заверил их в том, что он пойдет на переговоры по более крупной сделке, которая включает ракетную программу Ирана и его политику в регионе.

Насралла Таджик, бывший иранский дипломат и эксперт в области международных отношений, в интервью Sasapost сказал: «Ни одна из сторон не может подписать такие обязательства». Он имел в виду полномочия президента США, которые позволяют ему аннулировать это обязательство, даже если оно будет подписано. Оно останется только обязательством, а «не договором, по которому Конгресс будет голосовать». Он также указывает на сложность переговоров по иранской ракетной программе, которая является «красной линией» для Тегерана и не подлежит никаким переговорам.

По словам иранского дипломата, знакомого с деталями переговоров, в шестом и последнем раунде переговоров иранская и американская команды согласились обойти это требование, на котором настаивали некоторые фундаменталистские политические силы, выступавшие против ядерного соглашения, и довольствоваться тем, что администрация Трампа объявила о своем искреннем намерении восстановить ядерное соглашение, а не выходить из него.

Команда Раиси немного изменила условие, и оно звучит так: Соединенные Штаты должны согласиться с тем, что выход из сделки будет возможным только в случае одобрения Организации Объединенных Наций«. По словам политолога Мусави, это не менее сложная задача: «Данное условие кажется невыполнимым, и команда это знает. Маневры с целью отмены санкций возможны, и Вашингтон может приложить больше усилий для снятия наибольшей части санкций, но гарантий относительно выхода американцев из сделки нет».

В ответ на данное требование госсекретарь США Энтони Блинкен заметил: «Не существует такой вещи, как гарантии». Тем временем Роберт Малли, специальный посланник США по Ирану, подчеркнул: «Это не характерно для дипломатии. Ни у нас, ни у президента Байдена нет намерений тратить все эти месяцы на переговоры о возвращении к сделке, чтобы потом отказаться от нее».

Иранское требование было озвучено в ожидании смены администрации в США во избежание повторения сценария, когда Трамп вышел из договора, хотя иранское руководство с самого начала знало о заявленном Байденом желании заключить ядерную сделку.

Четвертое: проверка отмены санкций

Несколько месяцев назад верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи выдвинул требование о подтверждении отмены санкций Соединенными Штатами: «Если американцы хотят, чтобы Иран вернулся к обязательствам, они должны отменить все санкции. Мы проверим, и если подтвердится, то и мы вернемся к обязательствам».

Команда Раиси по внешней политике также озвучила это требование, но немного усложнила условия. По ее словам, проверка отмены санкций займет длительное время, и будут задействованы такие механизмы, как неограниченный экспорт иранской нефти в течение продолжительного периода. Это поможет успокоить страны-импортеры, что они не пострадают от американских санкций. Наконец, по мнению команды, Иран должен иметь возможность свободно использовать доходы от нефти.

В беседе с Sasapost Мусави отметил: «Ранее администрация Роухани говорила о подтверждении отмены санкций в кратчайшие сроки, но команда Раиси хочет казаться более решительной в принятии строгих мер».

Последний и окончательный отчет, представленный министром иностранных дел Ирана Зарифом Комитету национальной безопасности и внешней политики иранского парламента, не содержит никаких пунктов относительно проверки отмены санкций и предоставления гарантий со стороны США с целью избежания выхода из ядерной сделки в будущем.

Хаменеи усложняет переговоры

На последней встрече с уходящим правительством в прошлую среду (28 июля), Хаменеи обвинил Соединенные Штаты в двойных стандартах в отношениях с Ираном и сказал: «Участие правительства Хасана Роухани в переговорах с Америкой — важный урок, который должны усвоить будущие поколения, в том числе это невозможность доверять Западу». Это прозвучало как упрек в адрес Роухани и его министра иностранных дел Зарифа, возлагавших надежды на ядерную сделку, уничтоженную бывшим президентом США Дональдом Трампом.

По мнению политолога Ферейдуна Мусави, Хаменеи меняет дорожную карту переговоров с Соединенными Штатами. Он сказал: «На встрече с Роухани Хаменеи подчеркнул неспособность его правительства добиться успеха по ядерной сделке по причине излишнего доверия Западу и Соединенным Штатам, в частности, что является сигналом для правительства Раиси». Другими словами, Хаменеи призывает Раиси и его команду извлечь урок из прошлого опыта и не попасть в американскую ловушку снова.

Будучи верным учеником Хаменеи, новый президент Ирана правильно расшифровал данный сигнал: он и его команда не откажутся ни от одного из ранее упомянутых требований. Раиси говорил об этом во время своей избирательной кампании: «Администрация Роухани лишила иранцев ядерной сделки и не привлекла Запад к ответственности после того, как они отказались от обязательств». На самом деле это широко распространённая оценка в лагере фундаменталистов. Оппоненты Роухани всегда критикуют соглашение 2015 года, так как оно наложило множество ограничений на иранскую ядерную программу в обмен на небольшую выгоду.

Пессимизм в Вашингтоне

Хотя президент США Джо Байден ранее подчеркивал, что президентские выборы в Иране не повлияют на переговоры в Вене, нацеленные на возрождение ядерного соглашения, произошло обратное. В заявлениях официальных лиц администрации Байдена преобладает пессимистический настрой относительно переговоров с Ираном, особенно после того, как Тегеран приостановил их.

Возможно, американская переговорная делегация посчитала, что иранцы вернутся за стол переговоров немедленно, то есть до инаугурации нового президента-фундаменталиста, завершат шестой раунд переговоров и объявят о ядерной сделке. Однако этого не произошло, и никто не знает, когда иранские власти возобновят переговорный процесс.

Жесткие требования внешнеполитической команды Раиси не внушают оптимизма. Роберт Малли, главный переговорщик со стороны США, отметил: «Здесь есть реальный риск, что они вернутся с нереалистичными требованиями о том, чего могут достичь на этих переговорах».

События в Иране лишь усиливают пессимистичный настрой администрации Байдена по поводу возобновления ядерной сделки в ближайшем будущем. Так, местные власти не разрешили международным инспекторам посещать ядерные объекты страны в соответствии с законом, принятым иранским парламентом в начале этого года. Он обязывает правительство не выполнять протокол Международного агентства по атомной энергии об инспекциях на ядерных объектах страны.

Мусави пояснил: «В настоящее время американцы находятся под сильным давлением со стороны иранцев. Срок посещения ядерных объектов истек, Иран повышает уровень обогащения урана, а Международное агентство по атомной энергии не может проверить, что происходит на иранских станциях».

Иранцы установили передовые центрифуги на ядерном объекте в Натанзе и продолжили ядерные исследования и производство металлического урана. Власти заявляют о медицинских целях данной деятельности, но американцы и европейцы опасаются, что страна близка к получению ядерной бомбы и боеголовок.

Роберт Малли выразил обеспокоенность по поводу нынешнего развития ситуации.

Бывший иранский дипломат Насралла Таджик отмечает: «Американцы не представляли, сколько препятствий создаст команда Раиси перед завершением переговоров. Они должны были поторопиться с возобновлением ядерной сделки до прихода нового президента к власти, но этого не произошло».

Урок на будущее

За три дня до торжественной инаугурации официальный сайт верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи опубликовал видеоматериал под названием «Урок на будущее», который содержит отрывки из различных выступлений Али Хаменеи на тему переговоров с Соединенными Штатами с 2012 г. по настоящее время.

В одной из коротких видеозаписей Хаменеи предстаёт на встрече с рядом иранских официальных лиц, включая покойного президента Ирана Али Акбара Хашеми Рафсанджани, и заявляет: «У меня были некоторые сомнения по поводу переговоров с Америкой, но кто-то сказал, что для них нет повода». Голос Рафсанджани подтверждает: «Да, я сказал это». Другими словами, переговоры с Соединенными Штатами вызывали у Хаменеи недоверие уже многие годы.

Эта видеозапись и заявления Хаменеи на последней встрече с Роухани являются прямым посланием следующему правительству во главе с Раиси, чтобы он продолжал оказывать давление на Соединенные Штаты и добился больших уступок, в отличие от своих предшественников. В то же время эти послания не содержат никаких указаний по поводу отказа от возобновления переговоров в Вене.

В беседе с Sasapost Ферейдун Мусави сказал: «Хаменеи желал завершить переговоры в Вене или каким-либо образом предотвратить сделку с Вашингтоном, как он это делал во время президентства Трампа, но на этот раз он хочет победы и большой экономической выгоды для страны».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.