В Америке бытует мнение, что президент Дональд Трамп был донельзя жесток с Китаем, но подозрительно мягок с Россией. Его войну пошлин с Китаем критики в большинстве изданий считали самоубийственно агрессивной. Некоторые даже утверждали, что Трамп по непонятным причинам чем-то сильно обязан президенту России Владимиру Путину, а потому щадит его, в отличие от Китая.

Затем, когда президентом стал Джо Байден, те же самые эксперты предрекали, что новый человек переломит эту тенденцию. Они утверждали, что Байден смягчит отношения с Китаем, чтобы повысить шансы на плодотворное взаимодействие с КНР. Одновременно ожидалось ужесточение американской критики в адрес Путина за то, что тот позволяет своему правительству взламывать электронную поднаготную американских выборов, а российским преступникам — требовать выкупа с американских компаний. (Речь идет о якобы российском происхождении хакеров, потребовавших деньги за прекращение хакерской атаки на трубопровод Colonial Pipeline. Сам Байден признавал, что российское — прим. ред.)

Но если рассматривать не политическую риторику и гневные твиты, а политические шаги каждой администрации, то становится ясно, что этот анализ совершенно не соответствует действительности. Байден оказался намного жестче Трампа с Китаем, а с Путиным и Россией — наоборот, добрее.

Судите сами. Пригласив было китайского президента Си Цзиньпина в свое поместье Мар-а-Лаго пообедать и поболтать, Трамп впоследствии прислушался к совету своих помощников и занял более агрессивную позицию насчет растущей мощи Китая. Но озабоченность Трампа при этом ограничивалась двумя сферами.

Первая одержимость Трампа — торговым дефицитом США с Китаем и вытекающими из этого политическими возможностями. В связи с этим дефицитом Трамп развернул торговую войну с КНР. Вторая одержимость — страх перед технологическим превосходством Китая. Трамп поддержал все агрессивные действия администрации по противодействию технологическому развитию Китая и его угроз национальной безопасности. Правда, Трамп в основном ограничился мерами против национального технологического гиганта Huawei Technologies.

Трамп и его команда почти не рассуждали ни о нарушениях прав мусульман в Синьцзяне (несмотря на ряд ограниченных санкций и экспортный контроль), ни о демократии в Гонконге. И он почти не пытался объединить азиатских и европейских союзников ради скоординированной стратегии сдерживания все более агрессивных шагов Китая за рубежом.

Президент Байден же считает Китай самой опасной и всеобъемлющей угрозой демократии, личной свободе и национальной безопасности США.

Его администрация не отступила от торговой войны Трампа. Санкции и пошлины остаются в силе для укрепления переговорных позиций США в других сферах. Но к этому добавился экспортный контроль — ставки растут. Если первой встречей Трампа с Си в буквальном смысле слова стал званый ужин на солнечном юге Флориды, то команда Байдена перед рабочей встречей с китайскими чиновниками на морозной Аляске предварительно встретилась с членами противящейся Китаю «Четверки» (Четырехсторонний диалог по безопасности) — Японией, Индией и Австралией.

А еще новый президент напряженно трудился, чтобы согласовать подход США к зимней олимпиаде в Пекине 2022 года с ЕС, Великобританией, Австралией и Канадой.

В то время, как Трамп только жаловался, что Китай украл у американцев рабочие места, Байден запустил программу «Покупай американское», которая стимулирует американские компании возвращать рабочие места на родину. Трамп только голословно винил Китай в распространении, как он выразился, «китайского вируса», а Байден поддержал неприятное для Китая официальное расследование версии о лабораторной утечке. Все, кто ожидал, что Байден продолжит более тесное взаимодействие с Китаем, были разочарованы. Эпоха взаимодействия США-КНР закончилась, как сказал недавно старший советник Байдена по Азии.

Российская политика Трампа и Байдена тоже не оправдала ожиданий. Трамп наговорил Владимиру Путину массу комплиментов, но при этом его администрация и республиканцы в Конгрессе раз за разом твердо отвечали на агрессивное поведение России. За годы правления Трампа были ужесточены санкции против России. Бывший президент выступил против стратегически важного российского проекта «Северный поток — 2», подводного газопровода, который увеличит экспорт газа в Германию. Его администрация одобрила поставку противотанковых ракет Украине, полностью отдавая себе отчет в том, что их главной потенциальной целью станут российские танки.

Еще Трамп нарастил присутствие войск США в Восточной Европе — в основном из желания потрафить президенту Польши Анджею Дуде, известному трамписту и ненавистнику Путина. Не кто иной, как Трамп вывел США из Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) с Россией и отказался продлить договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ).

Джо Байден назвал Владимира Путина «убийцей», но при этом относится к России гораздо сдержаннее команды Трампа. Стремясь создать с Россией более стабильные и предсказуемые отношения, чтобы сосредоточиться на китайских вызовах, Байден оперативно продлил договор СНВ и снял санкции с российской компании, которая строит газопровод «Северный поток — 2». Когда Путин сел с Байденом за стол переговоров в Женеве (по его же приглашению), Байден сохранил любезный тон, хотя российские хакеры-вымогатели взломали американский нефтепровод, а Россия поддержала решение Белоруссии угнать европейский самолет ради ареста одного диссидента. (Так в тексте. Голословность и оскорбительность обоих утверждений автора очевидна — прим. ред.)

Из этого напрашиваются три вывода. Во-первых: одно дело — риторика, и совсем другое — реальные шаги. Надо видеть, когда первое заменяет собой второе. Во-вторых, президенты и их администрации не всегда совпадают. Трамп хотел улучшить отношения с Россией, но практически никто из его команды с ним не согласился.

Наконец, перемены во внешней политике зачастую отражают перемены на мировой арене. Сегодня намного яснее, чем четыре года назад, что Си Цзиньпин намерен проводить в жизнь все более напористую националистическую политику. Технические успехи Китая, его нападки на демократию в Гонконге, новые свидетельства репрессий в Синьцзяне и военное давление на Тайвань — все это требует более решительного ответа со стороны Вашингтона и его союзников.

Так что будьте готовы к тому, что администрация Байдена попытается убрать Россию с первых полос газет, чтобы сосредоточиться на все более напряженных отношениях с Китаем.

Ян Бреммер — президент Eurasia Group и GZERO Media и автор книги «Мы против них: провал глобализма».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.