Возражения обеих партий против трубопровода «Северный поток — 2» лежали в основе внешней политики администраций Обамы и Трампа, будучи недвусмысленным ответом на российскую аннексию Крыма и на использование Кремлем газовых поставок в качестве средства давления на Восточную Европу. Недавнее решение администрации Байдена изменить курс своих предшественников и воздержаться от применения санкций в отношении участников проекта есть не что иное, как капитуляция, на которую она пошла под давлением Германии, а также подарок российскому президенту Владимиру Путину. Ущерб национальным интересам Америки будет огромен.

Если администрация нацелена на восстановление трансатлантических связей, то ее согласие на «Северный поток — 2» является явной ошибкой. Противодействие проекту нарастает даже в самой Германии. Немецкая партия «Зеленые», которая по итогам предстоящих выборов вполне может стать членом правящей коалиции, выступает против «Северного потока — 2». Кандидат от этой партии на пост канцлера Анналена Бербок (Annalena Baerbock) осуждает данный проект, называя его раскалывающим Европу клином и провалом по экологическим и геостратегическим причинам. Администрация Байдена лишила себя возможности найти общие позиции с возможным следующим руководителем Германии ради уступок канцлеру Меркель в последние месяцы ее пребывания в должности.

Решение по трубопроводу будет иметь серьезные последствия для целого ряда стран, находящихся на восточном фланге Евросоюза или около него. У Польши проект «Северный поток — 2» всегда пробуждал неприятные воспоминания о соглашениях между Берлином и Москвой, которые заключались через голову Варшавы. Бывший министр обороны этой страны Радек Сикорский (Radek Sikorski) сравнил СП-2 с пактом Молотова-Риббентропа, согласно которому Германия и Советский Союз тайно поделили территорию Польши, создав условия для начала Второй мировой войны. (Так в тексте. На самом деле условия для начала войны создал еще и целый ряд факторов, в которых невозможно обвинить СССР, включая Мюнхенское соглашение между Гитлером, Чемберленом и Даладье. Плюс к тому сравнивать дипломатические маневры нацистов с современным проектом по поставкам газа — абсолютно аморальная и не основанная на фактах параллель, прим. ред.). Недавно Польша и Украина выступили с совместным заявлением, указав на опасные последствия этого решения, принятого без согласования со странами, на которых оно отразится непосредственно и в первую очередь.

Центральные и восточные европейцы делают неизбежный вывод о том, что администрация Байдена готова идти на уступки в ущерб их безопасности. А ведь нужно, конечно, согласиться вот с чем: ориентированным на Запад политикам с восточного фланга НАТО не к кому обращаться, кроме как к Вашингтону. Но во всех этих странах также существует антизападная и пророссийская оппозиция, которая теперь будет смело заявлять, что верить обещаниям Вашингтона в вопросах безопасности нельзя. В результате в странах бывшего советского блока ослабнут возникшие после холодной войны проамериканские настроения.

О готовности администрации принимать столь важные решения, не проконсультировавшись с самыми незащищенными странами, будут помнить и другие регионы мира. Иерусалим и Эр-Рияд, например, вне всяких сомнений задумались о том, что их тоже может ждать сюрприз, аналогичный тому, который Вашингтон только что преподнес Варшаве и Киеву. Обещание о том, что американские дипломаты будут держать их в курсе венских переговоров с Ираном, сегодня кажется им не заслуживающим особого доверия. Неопределенность мотивов и действий Вашингтона усиливает перспективы региональной нестабильности из-за прямых военных акций противников иранского ядерного оружия. (Под такими "противниками" автор понимает имеющий ядерное оружие Израиль, а под "нестабильностью" — страшную войну, которую Израиль может начать, если почувствует, что Иран получает угрожающее Израилю оружие — прим. ред.) Кроме того, возникла неотложная проблема протестов на Кубе. Может ли администрация Байдена, потакающая России, как-то поддержать требования протестующих о политических и экономических свободах, а также призвать режим в Гаване к ответу за его массовые репрессии?

Совместное заявление США и Германии в поддержку Украины, ставшее слабой попыткой обосновать капитуляцию Байдена по трубопроводу, заключает в себе лишь неопределенные обещания и не имеет обязательной силы. Украина помнит, что подписанный в 1994 году Будапештский меморандум о гарантиях безопасности, который должен был обеспечить стране независимость и территориальную целостность за отказ от советского ядерного оружия, не смог ее защитить, когда Россия в 2014 году вторглась в Крым и на восток Украины. Меморандум не заставил Соединенные Штаты оказать Киеву эффективную поддержку. Теперь у Киева вряд ли появятся основания ждать чего-то большего от администрации Байдена.

Обещания Германии поддержать Украину тоже не вызывают особого доверия. Их дает страна, гордящаяся несоблюдением обязательства тратить на нужды собственной и натовской обороны как минимум 2% от своего ВВП. Кроме того, Берлин никогда не предпринимал решительных действий в ответ на заказанное Москвой убийство, произошедшее в берлинском парке неподалеку от бундестага (был убит террорист-исламист чеченского происхождения и с грузинским гражданством, въехавший в ФРГ под грузинской фамилией Хангошвили после убийства множества людей на родине — прим. ред.). Равным образом не отреагировала Германия должным образом и на преступное обращение Кремля со своими политическими оппонентами, прежде всего с Алексеем Навальным. Какие бы вопиющие нападки на международный порядок ни осуществляла Россия, в Германии всегда будет пророссийское лобби из числа Putinversteher («понимающих Путина»), которые выступают за примирение и компромиссы. Украина и другие страны Центральной и Восточной Европы знают, что в Берлине всегда будет мощное внутриполитическое давление, заставляющее Германию воздерживаться от жестких действий, направленных против российской агрессии. Украинцам не следует рассчитывать на то, что их защитит бундесвер.

Но если смысл подарка Байдена Меркель состоял только в том, чтобы оздоровить двусторонние отношения США и Германии, в этом случае надо спросить, что канцлер подарила американскому президенту взамен за его капитуляцию. Очевидно, не очень много. Например, решение по СП-2 не заставило Германию выступить с заявлением, что она выполнит свои обязательства перед НАТО по военным расходам. Германия также не стала занимать жесткую позицию в отношении Китая, решив не устранять угрозы безопасности, изначально присутствующие в телекоммуникационных технологиях 5G компании «Хуавэй». Она также не покончила с асимметрией в пошлинах на автомобили, которые ставят в невыгодное положение американских автомобилестроителей, давая преимущества автоимпорту из Германии.

Байден в своей внешней политике не достиг ни одной из этих хорошо известных американских целей. Вместо этого администрация отказалась от санкций против «Северного потока — 2», подорвав тем самым доверие к США в Европе и за ее пределами. Германия вынесла из этого следующий урок: она может заниматься бизнесом с диктаторами, не обращая внимания на принципы. При этом никаких последствий со стороны Вашингтона не будет. Но Москва и Пекин извлекли из этого еще более опасный урок: санкции за международную агрессию никогда долго не держатся. Администрация Байдена сделала хрупкий международный порядок еще более незащищенным.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.