На фестивале поэзии и литературы «Раны войны» в Кабуле на прошлой неделе, когда Талибан* уже стучался в двери Кандагара, и всего за несколько часов до того, как в Спин-Болдаке на афгано-пакистанской границе был убит фотожурналист Даниш Сиддики, поэт и писатель Кавах Джибран увещевал своих сограждан: «Ваше перо — ваше оружие, вы должны защищать человеческие ценности, а не подпевать талибам, которые поют историю резни».

В другом месте министр информации и культуры Афганистана Касим Вафаэзада предупредил, что началась незаконная торговля древними культурными артефактами, особенно находящимися под контролем талибов, в Кандагаре, Самангане и Балхе. По его словам, потрясающая голубая мечеть Абу Наср Парса в Балхе, построенная в 1598 году в память о святом из накшбандийского ордена суфизма, уже частично повреждена.

Эти причитания последовали после напряженной недели в Афганистане. На поле боя это была синусоида побед и неудач — афганские силы безопасности вновь захватили районы в городах Кандагар и Газни а также провинции Парван, убив при этом 967 талибов. Но район Чахансур в провинции Нимруз снова перешел к талибам. Между тем, после своей вспышки гнева в Ташкенте, где он обвинил пакистанский истеблишмент в отправке «10 000 талибов» через границу для сражений с афганскими правительственными силами, президент Ашраф Гани отозвал посла Афганистана в Пакистане Наджибуллу Алихиля в связи с захватом и пытками его дочери в Исламабаде.

Большие державы и их афганская стратегия

Манера, в которой крупные державы и соседи пытаются подготовить выгодную для себя арену в Афганистане, очень интересна — каждая страна хочет получить кусок афганского наана (наан — пшеничная лепешка, блюдо центральноазиатской национальной кухни — прим. ред.), чтобы продолжать укреплять здесь свое влияние. Вывод войск США полностью идет по графику, и Америка уже начинает партнерствовать с Узбекистаном, Афганистаном и Пакистаном, чтобы способствовать экономической деятельности, которая могла бы соединить Центральную Азию, не имеющую выхода к морю, с Аравийским морем. США пообещали ежегодно 3,3 миллиарда долларов на помощь афганским силам обороны в борьбе с талибами.

Наверное, можно предположить, что американцы могли бы придумать что-либо получше, чем сотрудничество с Пакистаном, страной, которая не только подрывала усилия США в Афганистане в течение последних 20 лет, но и наверняка использует свои тесные отношения с Китаем для расширения своего влияния в пост-американском Афганистане.

Вы можете также спросить: разве США не вовлечены в кровный конфликт с Китаем, который уверенно движется к тому, чтобы лишить Америку статуса «державы номер один» в мире? И если Индия и США являются партнерами по «четверке» QUAD, которая нацелена на Китай в Индо-Тихоокеанском регионе, то зачем США вступать в партнерские отношения с Пакистаном в Афганистане?

Затем идет Россия — страна-наследник Советского Союза, распад которой в 1991 году напрямую связан с ее афганской авантюрой 1979-89 годов, и чей президент Владимир Путин, как говорят, предложил своему американскому коллеге использовать российские базы в Киргизии и Таджикистане. Джо Байден может даже поддаться искушению — вспомните, что Пакистан пока отказывается предоставить США доступ к своим базам, Иран американцам вряд ли что-то предложит, Катар находится слишком далеко, а до авианосцев в Персидском заливе с других баз много часов лета.

Между тем, Россия подписала соглашение о строительстве газопровода протяженностью 1100 км от Карачи до Лахора, при этом контрольный пакет акций принадлежит пакистанцам, так что это не повлечет за собой санкции США.

Вы можете задаться еще одним вопросом: как может Россия, считающаяся верным другом Индии, вкладывать деньги в проект инфраструктуры с высокими ставками, связанный с Пакистаном?

Добро пожаловать в дивный новый мир, в котором ставки не являются ни черными, ни белыми

Во-первых, усилия Индии, Ирана и России образца 1996 года по сдерживанию талибов не могут быть повторены 2021 году. Как и у США, у России здесь есть собственные интересы. Такие же свои интересы теперь в регионе имеет и Иран. (Отношения между США и Ираном совсем не улучшаются, и связка Индия-Иран вряд ли имеет потенциал сделать что-либо самостоятельно.) Во-вторых, на этой неделе в Нью-Дели, должно быть, окончательно осознают, что крупные державы оставили правительство Нарендры Моди «с носом» и выбрали Пакистан, а не Индию — из-за геостратегического положения Пакистана и даже несмотря на то, что пакистанский военный истеблишмент использует террористов в качестве инструмента власти.

Обидно, что Индия, которая вернула себе определенное влияние в 2001 году, когда США вторглись в Афганистан с целью изгнания талибов, теперь оказалась ни при чем. Дели мог бы поучиться у США и России и не прекращать диалог с Пакистаном — все знают, что между Вашингтоном, Москвой и Исламабадом нет настоящей любви, но каждая из этих столиц преследует свои интересы, и каждая может отойти в сторону, если что-то для нее пойдет не так.

Возможный выбор Индии

Конечно, еще не все потеряно, и сейчас для Дели самое время еще попытаться что-то исправить. Индия осталась в одиночестве на афганской шахматной доске. Но за одним большим исключением — самим Афганистаном. И это лучший актив, на который может надеяться любая страна, когда она приступает к выработке собственной региональной стратегии.

На самом деле ни США, ни Россия, ни Китай, ни НАТО, ни Европейский союз — и уж тем более ни Пакистан — не испытывают к Афганистану глубокого «сердечного интереса». Спустя 20 лет крупные державы хотят отсюда вернуться домой. Разрешение существования «пакистанского вето» в отношении будущего Афганистана является частью стратегии вывода войск коалиции под руководством США. У афганцев не было иного выбора, кроме как уступить этому.

У Индии есть два варианта для выбора.

Во-первых, Индия должна помогать Афганистану всем, что нужно Кабулу — под рукой имеется план оборонного и стратегического партнерства двух стран от 2011 года. Во-вторых, Индия должна помочь Кабулу создать широкую руководящую афганскую коалицию и наделить ее силой, необходимой для принятия лучших решений относительно своего будущего. По крайней мере, это означает, что борьба между все более непопулярным президентом Ашрафом Гани и лидером Высшего совета мира Афганистана (ВСМА) Абдуллой Абдуллой должна прекратиться.

Все это значит, что Индии предстоит большая работа. Если Дели сможет доказать, что он способен маневрировать и вести переговоры между заинтересованными странами и их лидерами, оставаясь при этом сосредоточенным на цели создания стабильного, безопасного и суверенного Афганистана, то будь там «четверка» QUAD, или не QUAD, но Индия будет на правильном пути.
__________

* — террористическая организация, запрещена в РФ

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.