В августе этого года Украина будет отмечать 30-летие своей независимости. Хотя события последних семи лет, такие как Революция достоинства (так на Украине называют Майдан 2014 года — прим. ред.), российская вооруженная агрессия, вторжение в Крым, оккупация территорий и комплексные реформы — все эти явления были чрезвычайно сложными. Они также показали, что Украина, хотя она и не является идеальной страной, способна бороться с многочисленными кризисами. И в этих кризисах она может выжить и увеличить своё мужество, подтверждая свою независимость и суверенитет.

Все заинтересованные стороны и наблюдатели знают, что Украина продолжает противостоять внутренним и внешним кризисам, как никогда раньше. Одна из ключевых задач, которыми занимается Украина, — это формирование единой политической нации в многонациональном государстве. Это чрезвычайно сложное мероприятие. Как могут подтвердить истории множества развитых мировых демократий, на достижение этой цели нужны десятилетия, если не века.

Однако в этом для Украины чрезвычайно важен не только вопрос времени. Гибридная угроза со стороны России имеет важное значение. В 2014 году Москва аннексировала украинский полуостров Крым и оккупировала территории Донбасса, используя в качестве предлога «национальную карту».

Москва продолжает настаивать, что её вмешательство на Украину обусловлено защитой этнических русских и русскоговорящего населения от вымышленных угроз со стороны неких предполагаемых украинских фашистов, необоснованно добавляя, что Украина оказалась втянута в трясину гражданской войны. Но в эту защиту русских со стороны России трудно поверить, учитывая, что в этой войне, защищая Украину, уже погибло более 14 тысяч этнических русских или русскоговорящих. Тактика защиты через убийство звучит в лучшем случае безумно, а в худшем — чудовищно. Несмотря на то, что в ХХ веке Европа прошла через несколько войн, вызванных по той же методике, на Западе слишком много людей и политиков не просто верит в некоторые из этих абсурдных российских речей, но и осознанно или неосознанно повторяет их.

Примером опасности таких заблуждений выступает усиление напряжённости между Киевом и Будапештом. Эти разногласия относительно прав венгерского меньшинства, проживающего в самом западном регионе Украины, Закарпатской области, начались в сентябре 2017 года. Все завертелось после того, как на Украине был принят закон об образовании. Этот закон положил начало одной из самых важных реформ, необходимых для современного государственного строительства и унификации Украины на основе обучения всех детей на украинском языке.

Однако Будапешт смотрит на это иначе, с тех пор препятствуя сближению Украины с НАТО. Венгерское правительство публично заявляло, что этот закон как-то там постоянно ограничивает права венгерского меньшинства на образование и язык. По их словам, «эти действия украинского правительства способствуют ситуации гражданской войны в Закарпатье».

В то же время премьер-министр Венгрии Виктор Орбан продолжает настаивать на праве венгерского меньшинства на автономность. С 2011 года Венгрия выдала паспорта практически всему венгерскому сообществу в Закарпатье, а это около 100 тысяч украинских граждан. Это похоже на страничку из методички «Помешать, подорвать и разделить соседа» — той самой методички, которой пользуется восточный сосед Украины. Неудивительно, что эти шаги вызвали эффект дежавю и столкнулись с сопротивлением в Киеве. Безусловно, Будапешт преследует отличные от России цели. Венгрия, конечно же, не хочет повторить сценарий Крыма или Донбасса с украинской Закарпатской областью.

Так в чем может заключаться цель Венгрии? Пока Россия старается загнать Украину в современный вариант Советского Союза, Венгрия может пытаться символически объединить венгерскую нацию — не территориально, а эмоционально и политически.

Да, на словах Будапешт публично осуждает агрессию России против Украины, в то же время поддерживая суверенитет Украины, предлагая реабилитационные услуги для украинских солдат и детей из Донбасса. Но этот факт не кажется убедительным для Киева. Спикер венгерского параметра Ласло Кёвер (László Kövér) писал своему российскому коллеге Вячеславу Володину письма с предложением совместно противодействовать украинским законам.

Было бы, конечно же, бесполезно перекладывать всю ответственность за нынешнюю украинско-венгерскую напряженность на Россию. И украинские, и венгерские элиты пытаются спекулировать на этом.

Тем не менее, именно действия России систематичны и более разрушительны. С 2014 года постоянные провокации (фальшивая или вводящая в заблуждение информация в СМИ о венгерском сепаратизме в Закарпатье, происходящие время от времени нападения на офисы венгерских организаций с полным их разрушением и т.д.) происходят на территории Украины с единственной целю — настроить украинцев против венгров. Многие считают, что за подавляющим большинством этих провокаций стоит Россия. Это подтверждается не только украинскими правоохранительными органами, но и польским судом и журналистскими расследованиями, которые взялись расследовать, чем там занимается Россия в Закарпатье.

Для Украины и Венгрии пришло время признать этот факт и начать совместно противостоять российскому злонамеренному влиянию. Вполне вероятно, что украинские лидеры предложат венгерским коллегам совместно поддержать следующие принципы: отвергнуть ложные высказывания; признать, что венграм предложено сохранить свой язык и культуру в Украине и решить суть появившейся проблемы.

Заявления Будапешта о том, что Киев пытается ограничить использование венгерского языка в школах и в публичной сфере в целом, — это неправда. Хотя венгры и утверждают, что мы хотим оставить венгерский язык только для частного общения или религиозных служб, — это не соответствуют реальности. Согласно новому украинскому законодательству в сфере образования и языка, которое Будапешт критикует, живущие на Украине венгры смогут и дальше получать образование на родном языке до четвертого класса. С пятого по девятый класс общее число учебных часов на украинском языке для венгров вырастет с 20% до 40%. Далее в десятом и одиннадцатом классах 60% уроков будут вестись на украинском. А в оставшиеся 40% часов венгры могут сколько угодно учиться на своем родном языке в государственных школах. Более того, Киев готов активно развивать свою систему образования на двух языках, частным школам разрешено свободно выбирать язык образования (венгерский, румынский, словацкий, а в крайнем случае даже русский).

Украина желает предоставить венграм на Украине новые возможности самореализации через украинский язык. В конце концов, без знания украинского языка венгерское сообщество не сможет отстаивать свои права на Украине.

Поэтому почему бы Будапешту не направить свою энергию и энтузиазм на поддержку попыток Украины построить новую украинскую политическую нацию, к которой будет принадлежать и счастливое, полноправное венгерское сообщество Украины? Вот какие действия Киев бы с радостью принял от своих западных соседей в контексте сдерживания России. Венгрия прекрасно знает, как сложно освободиться от российского ига. Поэтому ей не надо объяснять, почему избавление от этого ига жизненно необходимо для независимости Украины.

Да, Украина не идеальна, в будущем ей ещё многого предстоит достичь. Но на этой арене у неё много коллег. Так что совет господам присяжным заседателям в суде над Украиной: вместо того, чтобы осуждать, сотрудничайте с Украиной для общего блага, прогресса и защищенности. А не судите.

Дмитрий Тужанский — директор Института центральноевропейской стратегии, Украина (Central European Strategy), стипендиат Think Visegrad 2020, участник Программа обучению лидерству для иностранцев (International Visitor Leadership Program.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.