«Талибан»* даже не дождался, когда кабульский аэропорт покинет последний самолет с американскими солдатами, и начал действовать.

Бойцы специального подразделения афганских вооруженных сил оборонялись в городе Давлат-Абаде до последнего патрона. Когда у них закончились боеприпасы, они без оружия вышли из здания. Талибы их перестреляли. «Красный крест» подтвердил смерть 22 правительственных солдат. Это произошло в середине июня.

Через несколько недель афганский город Газни, находящийся на высоте 2219 метров над уровнем моря (там, как говорят, хранилась библиотека, в которой было столько книг, что их не унесли бы и сто верблюдов), попал в окружение. Талибов не привлекает историческое наследие персов, но древний центр им нужен, поскольку он находится на очень важной трассе, ведущей из столицы Кабула в южный центр и бывшую столицу талибов Кандагар, за который в последние пять дней ведутся ожесточенные бои. По сведениям ВВС, боевики уже проникли в предместья.

Надежд на то, что Кандагар и Газни выстоят, немного. Например, вчера Индия эвакуировала свое консульство в Кандагаре. Кроме того, с рабочих мест на севере страны на этой неделе эвакуировали российских дипломатов.

Британское Министерство иностранных дел призвало всех своих граждан покинуть страну. Австралийское посольство в Кабуле закрылось. Эвакуация иностранцев для многих афганцев — предвестник надвигающегося конца режима.

Это увертюра к полной изоляции страны и ее возвращению в Средневековье? «Талибан» практиковал в стране отсечение рук за кражу, забивание камнями неверных жен и публичные казни неверных вплоть до прихода американцев осенью 2001 года. А в некоторых регионах страны, откуда так и не удалось выбить талибов, это продолжалось многие годы.

Проклятье кресла-качалки

Идет 1989 год. Большинство иностранных дипломатов уезжают в момент, когда их спецслужбы предупредили, что по прошествии десяти лет напрасных усилий подчинить Афганистан советская армия покинет его в течение трех месяцев. 30 января 1989 года спущен флаг и со здания американского посольства в Кабуле. Его афганские сотрудники плакали. Их не утешили даже подарки в виде недопитых бутылок дорогого алкоголя и западной мебели.

Мухаммад Юнус, глава дипломатического автопарка, получил кресло-качалку. Через несколько лет она сыграла для него судьбоносную роль. Когда в его дом ворвались боевики с длинными бородами и устрашающим видом, именно этот предмет интерьера навел их на мысль, что тут живут «предатели, которые пособничали США». Афганский таджик Юнус выкрутился чудом. Его семью не расстреляли, а только обворовали, жестоко избили и выбросили на улицу вместе с креслом-качалкой. Дом забрал командир.

Прошло 32 года. В поселке Баг-и-Шеркат на границе с Таджикистаном боевики обвинили местных жителей в сотрудничестве с правительством, избили их, выгнали из домов и подожгли их. Людям, которые добровольно переходят на сторону «Талибана», повстанцы, напротив, по приказу их командиров, всячески помогают.

Поэтому сегодня многие афганцы боятся, что если падет Кандагар, город, основанный Александром Македонским в четвертом веке до нашей эры, начнется террор, с которым их страна уже сталкивалась.

Кандагар был центром «Талибана» и какое-то время еще сохранял себя в этом качестве после того, как в сентябре 2001 года в страну прибыли американцы, чтобы навести там порядок, восстановить справедливость и демократию. Им удалось взять Кандагар только седьмого декабря 2001 года.

Ситуация, уже известная нам из 90-х прошлого века, повторяется не только на юге, но и на севере. В воскресенье правительственные силы отразили там нападение талибов близ города Талукан, центр провинции Тахар у границы с Таджикистаном.

Нынешнее афганское правительство знает, что вся территория страны ему уже не будет принадлежать ни при каком раскладе. Оно старается спасти хотя бы то, что еще можно. Однако сотни правительственных бойцов предпочитают отдавать оружие фундаменталистам и бежать к северному соседу — Таджикистану.

Вскоре и это будет сделать сложно. Уже сейчас талибы контролируют две трети пограничных переходов с Узбекистаном и Таджикистаном. Также под их контролем малые аэропорты региона.

На кону стоит многое. Прежде всего, Кабул и весь север страны. Нападение на «российское подбрюшье» снова втянуло бы Россию в войну, которую она однажды уже проиграла. Но подобной ошибки, скорее всего, не допустят ни талибы, ни русские. Каждый останется со своей стороны реки Пяндж.

Москва защищает мягкое подбрюшье

Ненадолго пал даже североагфанский город Калайи-Нау, центр провинции Бадгис на границе с Туркменистаном. Однако правительственным войскам удалось вернуть город. Но надолго ли?

Пока знамя талибов не развевается ни над одним крупным городом. Но некоторые из них окружены. Ситуация очень напоминает ту, которая сложилась после позорного вывода советских войск из Афганистана в 1989 году. Это продолжалось менее пяти лет, и страна, охваченная гражданской войной, контролировалась, за исключением нескольких анклавов, талибами.

На этот раз прогнозы экспертов более пессимистичны. Благодаря военным трофеям, получаемым от сдающихся афганцев (также они заполучили американские военные автомобили Humvee), прекрасно вооружены, в том числе американским оружием, которое получила афганская армия, и имеют нравственное преимущество. Они верят в свою победу. Однажды они ее уже одержали.

Москву беспокоит не столько возможное падение Кабула и поддерживаемого американцами президента Гани и его правительства, сколько перемещение фронта на север, к странам, которые когда-то входили в советскую империю — среднеазиатским республикам. Русские до сих пор воспринимают границы этих государств с Афганистаном как свои, как свое мягкое подбрюшье, которое нужно очень хорошо защищать.

«Это будет неприятное соседство», — констатировал Андрей Серенко из Центра изучения современного Афганистана в Москве. По его словам, ни среднеазиатским республикам, ни другим соседям и России непосредственная опасность не угрожает. Нужно будет лишь укрепить границы и привыкнуть к соседству со страной, в которой идет война. Так же русским пришлось привыкнуть к тому, что их «соседа» (которым они необоснованно считают Афганистан) на протяжении какого-то времени контролировали Соединенные Штаты. Теперь они ушли.

Американцы уходят

С понедельника генерал Остин Миллер — уже бывший командующий американскими войсками в Афганистане. Он символично завершил свою миссию и ушел с должности. Теперь он уже не сможет повлиять на ситуацию, которая, по словам одного из членов совета провинции Газни Хасана Резави, остается «очень тяжелой».

Решение о том, что в Афганистане, вероятно, снова наступят тяжелые времена с большим количеством плохих новостей, было принято 14 апреля. В тот день американский президент Джо Байден сообщил, что самая длительная вооруженная зарубежная миссия США в истории завершается, так и не увенчавшись победой. В сентябре в Афганистане остается только специальный американский отряд, готовый обеспечить эвакуацию американских граждан.

Как передает «Уолл-стрит джорнэл», план по быстрому отъезду американцев из города уже готов. Самую важную роль в нем играют стоящие на аэродроме вертолеты и стратегические самолеты, которые в случае необходимости будут отправлены в страну.

Это не чисто гипотетический план. Несколько дней назад представитель талибов Сухаил Шахин объявил, что нахождение любого числа иностранных солдат на территории Афганистана будет считаться оккупацией. «Мы договорились о том, что будут выведены все войска, включая инструкторов и консультантов», — подчеркнул он.

Но дипломаты якобы могут остаться, и силами талибов им даже обеспечат охрану. Однако в прошлом фундаменталисты не слишком чтили дипломатический протокол: в 1996 году они вытащили из посольства ООН бывшего президента Афганистана Наджибуллу, пытали и застрелили его. Потом они волочили его тело по улицам Кабула и наконец повесили на фонарном столбе для устрашения остальных.

Американцы готовы к худшему. Русские идут по собственному пути.

«Талибан» жмет руку влиятельному Лаврову

Они демонстративно обмотали головы длинными полосами ткани, создав, таким образом, идеальной формы тюрбаны. Пресс-конференция делегации «Талибана», которая неожиданно и даже загадочно прибыла в пятницу в Москву, стала во многом событием переломным. Движение «Талибан» входит в России в список террористических, то есть запрещенных организаций. Но они прилетели по приглашению правительства, вели переговоры с одним из влиятельнейших людей в стране (министром иностранных дел Сергеем Лавровым) и на пресс-конференции сообщили, что не собираются нападать ни на кого из афганских соседей.

Именно министру Лаврову экстремисты сообщили, что контролируют 85% территории Афганистана.

Правда, приехали не самые главные люди. Настоящие лидеры, такие как Хаккани, Ахунд и мулла Якуб, не ездят по заграницам и никому ничего не обещают. Они командуют нападениями на афганские города, такие как Газни и Кандгар.

На пресс-конференции талибская делегация заверила российских политиков и журналистов в том, что их организация настроена миролюбиво. Якобы не стоит укреплять границы, ставить сторожевые вышки и натягивать колючую проволоку.

Однако вопрос о том, куда «Талибан» направится и как будет поступать с людьми, культурными памятниками, природой и своими соседями, решают не они. События прошлого это подтверждают «Если „Талибан" захватит Кабул и оккупирует Афганистан, он установит джихадистскую диктатуру людоедского типа, которая не будет подстраиваться под современные реалии», — полагает эксперт по Средней Азии Андрей Серенко. Обещаниям и заявлениям о том, что женщинам разрешат учиться и работать, мужчинам — брить бороды по собственному желанию и что движение не намерено нападать на соседей, противоречат недавние события.

Заверения во внезапной миролюбивости движения, по мнению эксперта, мотивированы желанием реабилитироваться на международном уровне и получить легитимность. Американцы уже дали попробовать талибам на вкус уважение со стороны державы, подписав с ними важнейший договор. Теперь пришла очередь русских.

Русский Вьетнам

Афганистан для русских то же, что Вьетнам для американцев — историческая военная травма. Афганские партизаны оказались не по зубам их армии, и нужно было убить почти миллион афганцев для того, чтобы через десять лет оккупации уйти без желаемых результатов. Афганистан остался очагом насилия и угрозой для всего мира.

А поскольку Москва так до сих пор до конца не смирилась, что СССР уже не существует, она считает бывшие советские среднеазиатские республики, соседствующие с Афганистаном непосредственно, своими вассальными территориями. Поэтому российское руководство и высказывается так, как будто Россия — соседка Афганистана.

Русские стараются заключить с талибами пакт о ненападении. В самом же Афганистане фундаменталисты могут делать что хотят. Однако, по оценке ООН, помимо местных боевиков и их соплеменников из соседнего Пакистана (афгано-пакистанское пограничье — главный рассадник фундаменталистов) в Афганистане воюют еще около десяти тысяч иностранных наемников из разных исламистских организаций.

Российский министр иностранных дел Лавров объяснил, при каких условиях Россия может включиться в войну, которая однажды уже принесла ей печальный итог. Если Талибан нападет на Таджикистан. Тогда придется вмешаться Организации договора о коллективной безопасности, членами которой являются Россия и Таджикистан, а также Армения, Казахстан, Белоруссия и Киргизия (Афганистан сейчас там наблюдатель). В распоряжении у нее есть специально обученные силы быстрого реагирования, а это 22 тысячи прекрасно подготовленных бойцов.

Соседи по афганскому фронту

Место, освободившееся после ухода американцев, пытаются занять русские и китайцы. Но прямого военного вмешательства не планирует ни одна из стран.

Иран боится притока миллионов мигрантов, которые так же бежали в Иран во время советской оккупации и после нее.

Пакистан, который обеспечивает тыл движению «Талибан», лавирует между его поддержкой и страхом получить волну беженцев и вооруженный конфликт, который мог бы легко выплеснуться за пределы Афганистана и угрожать пакистанской территории.

Среднеазиатские республики опасаются радикализации своих собственных исламистов, которые хотят наладить контакты с талибами, а также потока беженцев и нестабильности на своих южных границах.

Для верности русские стараются вступить в переговоры со всеми участниками конфликта. Поэтому перед делегацией талибов в Москву приезжало второе лицо в нынешнем афганском правительстве, глава Совета безопасности Афганистана Хамдулла Мохиб. Он встретился с влиятельным главой российского Совета безопасности Николаем Патрушевым.

Москва пока не хочет открыто вставать на чью-либо сторону. Но она окажет помощь своим азиатским союзникам, в том числе, ради укрепления собственной власти. Кстати, в Таджикистане у русских крупнейшая военная база за рубежом, которая участвует в охране границы с Афганистаном.

Поэтому пятого июля президент России Владимир Путин позвонил своему таджикскому коллеге Эмомали Рахмону и заверил его, что поможет в трудную минуту. В том числе, военными средствами. Вчера в Таджикистан прибыл министр иностранных дел Лавров.

«Все это напоминает мне 1989 год. Наш уход и подготовка местных сил к самостоятельному управлению… Мы создали для правительства запасы на пять лет боев средней интенсивности. Но они продержались недолго», — вспоминает непосредственный участник вывода советских войск из Афганистана в 1989 году, российский военный эксперт Владимир Денисов. Он добавляет, что на афганской земле «Талибан», конечно, лютовал, но никогда не шел на север. Только это и обнадеживает. Как талибы будут действовать теперь, никто не знает.

Так или иначе «Талибан», который столь архаично смотрится в нынешнем евроатлантическом контексте, вернулся и продвинулся, пожалуй, даже дальше, чем 25 лет назад.

* запрещенная в РФ террористическая организация — прим. ред.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.