Строительство балтийского газопровода «Северный поток — 2» будет завершено еще этим летом. «Мы исходим из того, что строительные работы закончатся в конце августа, — сказал Маттиас Варниг, исполнительный директор компании Nord Stream 2 AG, в интервью журналу Handelsblatt. — На сегодняшний день готово 98 процентов газопровода. Оставшиеся два процента приходятся на одну из двух ниток. Первая нитка готова полностью».

Глава компании добавил, что их цель — ввести газопровод в эксплуатацию в этом году. Сообщения о том, что существуют проблемы с сертификацией работ, необходимой для разрешающих органов, Варниг опроверг. «В итоге возникнет газопровод, отвечающий все требованиям разрешающих органов и международным индустриальным стандартам», — сказал он.

Как сообщил далее Варниг, его компания изучает сейчас способность газопровода транспортировать и водород. «Вполне реально, что самое позднее через десять лет мы сможем добавлять водород в одну нитку или в обе нитки и таким образом транспортировать его», — сказал он. По его словам, многообещающие предварительные исследования уже проведены, сейчас идут материально-технические испытания.

Имея в виду будущую роль Украины как страны-транзитера для русского газа, Варниг сказал, что «у него нет ни малейшего сомнения» в том, что транзит через Украину «и после 2024 года будет важной составной частью системы транспортировка газа из России в Европу». В конце 2024 года истекает срок действия существующего сейчас транзитного договора между Россией и Украиной.

«Я исхожу из того, что об этом уже шла речь в ходе бесед между федеральным правительством Германии и представителями России», — сказал Варниг, считающийся близким доверенным лицом президента Владимира Путина. По словам Варнига, транспортировка газа по территории Украины «наверняка станет и предметом переговоров федерального канцлера Меркель и президента США Байдена». Ожидается, что Меркель встретится с Байденом в четверг.

Читайте интервью полностью:

Handelsblatt: Господин Варниг, как продвигаются дела со строительством «Северного потока — 2»?

Маттиас Варниг: На данный момент готовы 98 процентов газопровода. Два оставшихся процента приходятся на одну из двух ниток. Другая нитка готова полностью.

— Получается, что вы закончите работу на газопроводе уже этим летом?

— Мы исходим из того, что строительные работы будут завершены к концу августа.

— После этого начнутся испытания повышенным давлением и сертификация. Сколько времени вы запланировали на эти работы?

— По нашим расчетам на это понадобится от двух до трех месяцев на каждую нитку. На готовой нитке мы уже начали эти работы.

— Несколько месяцев назад сертификация казалась проблемой, потому что сертифицирующие компании вышли из игры, после того как США пригрозили им санкциями. Вы нашли какое-то решение этой проблемы?

— Санкционные угрозы США значительно затруднили нашу работу в любом отношении, в том числе и в сертификации. Но мы работаем над решением проблем и уверены, что найдем выход. В итоге возникнет газопровод, отвечающий всем требованиям разрешающих органов и международным индустриальным стандартам

— То есть ввод в эксплуатацию в этом году реален, или все-таки нет?

— Да, мы поставили себе цель ввести газопровод в эксплуатацию еще в этом году.

— Президент США Джо Байден, судя по всему, готов признать «Северный поток — 2», чтобы поставить трансатлантические отношения на новую основу. Об этом он скорее всего будет говорить с канцлером Меркель во время их встречи, которая состоится через несколько дней. К чему вы приготовились?

— Мы — объект переговоров, а не их участник. Поэтому мы не можем строить каких-то расчетов на их основе.

— Правительство США потребует уступок, если ему придется смириться с «Северным потоком — 2». Может ли, например, Германия откупиться от американских санкционных угроз, дав денег Украине?

— Об этом я не могу строить каких-то предположений. Однако федеральное правительство уже много лет последовательно отстаивает интересы Украины.

— Каким образом?

— Канцлер Меркель еще в мае 2015 года настаивала на том, чтобы транзит газа через Украину был долговременно обеспечен и после введения в эксплуатацию «Северного потока — 2». Федеральное правительство этого потребовало, Россия на это пошла. В конце 2019 года русские и украинцы заключили транзитный договор, гарантирующий ежегодный транзит 40 миллиардов кубических метров газа через Украину до конца 2024 года.

Этот объем значительно превосходит первоначальные ожидания. Но благодарности русские не дождались. Они пошли на предварительные уступки, но, хотя транзитный договор был заключен, США вскоре своими санкциями добились приостановки работ на газопроводе. Это ясно продемонстрировало, насколько непредсказуемой может быть американская политика. Доверие к политике США со стороны России к ней было подорвано.

— У вас тесные личные связи с российским президентом Владимиром Путиным. Не может ли российское правительство сделать важный шаг к улаживанию спора вокруг «Северного потока — 2», уже сейчас продлив транзитный договор с Украиной?

— Транзит российского газа через Украину будет и после 2024 года важной составной частью системы транспортировки газа из России в Европу. В этом у меня нет ни малейших сомнений. И российское руководство того же мнения. Президент Путин совсем недавно указал на значение транзита через Украину. Я исхожу из того, что эта тема уже была затронута в контактах федерального правительства с Россией. Она точно станет и предметом переговоров федерального канцлера Меркель с президентом США Байденом.

— К возможным уступкам европейцев по отношению к США относится регламент, позволяющий некоторым органам, например, Европейской Комиссии, перекрывать «Северный поток — 2», если в России повторятся события, схожие с делом Навального. Как вы к этому относитесь?

— Мы находимся в ясной правовой ситуации, располагаем разрешениями на строительство и эксплуатацию газопровода, выданными четырьмя странами-членами ЕС. Для меня это основа для всех умозаключений.

— Даже если Байден подвигнет европейцев к уступкам, некоторые части конгресса США будут настаивать на введении дополнительных санкций. Как вы оцениваете этот риск?

— Этот риск велик, и игнорировать его нельзя.

— Обсуждается возможность подвергнуть санкциям потенциальных покупателей газа, который будет поступать по «Северному потоку — 2», если вновь произойдет нечто подобное делу Навального. Как вы расцениваете этот вариант?

— Я больше ничего не исключаю. Если будут подвергать санкциям покупателей, то это означает, что экономическая война обрела новое измерение.

— Американские угрозы по поводу введения санкций сильно затруднили реализацию вашего проекта. Вы можете оценить, в какую сумму обошлись убытки?

— Они привели к задержке строительных работ на полтора года. Терялись в некоторые дни миллионы, а число таких дней определялось трехзначными цифрами.

— Дело Навального и конфликт на Украине висят, как дамоклов меч, над проектом «Северный поток — 2», Как вы оцениваете подобные действия российского руководства?

— Конечно, у меня возникают вопросы по некоторым событиям, и кое на что я смотрю критически. Однако для меня ситуация не всегда так однозначна. Я курсирую между двумя мирами. Когда я говорю с людьми в Германии об этих процессах, то прихожу к совершенно другим выводам, чем после встреч на российской стороне. Между этими восприятиями существует огромная пропасть.

— Почему так произошло?

— В особенности в последние два года не велся диалог и отсутствовали личные контакты. Это привело к тому, что позиции сторон все больше отдалялись друг от друга.

— Есть ли надежда на улучшение ситуации?

— В моих глазах встреча президента США Джо Байдена и с российским президентом Владимиром Путиным в Женеве — обнадеживающий сигнал. Было бы хорошо, если бы дело и дальше шло в этом направлении. Германия могла тут играть роль посредника.

— После решения Германии отказаться от использования угля многие защитники климата требуют и скорейшего отказа от природного газа. Насколько это реалистично с вашей точки зрения?

— Мне трудно себе представить, что в ближайшем будущем можно будет отказаться от газа. Природный газ — это переходный энергоноситель, который нам придется использовать еще долгие годы.

— Но бесспорно и то, что значение природного газа в ближайшие годы и десятилетия, как минимум, в Европе будет сокращаться. Или это не так?

— В среднесрочной перспективе я предвижу даже рост потребности в газе, например, в производстве электроэнергии. Это объясняется, например, растущим спросом на электроэнергию, обусловленным цифровизацией и электромобильностью. Кроме того, отказ от угля приведет к росту количества газовых электростанций, которые должны будут обеспечивать нормальное снабжение электроэнергией. Кроме того, природный газ еще многие годы будет играть важную роль как сырье, например, для химической промышленности. Хочется привести интересный факт: только химический завод в Людвигсхафене потребляет больше газа, чем вся Дания.

— Водород — большая тема в энергополитическом дискурсе. Когда водород начнут прокачивать через «Северный поток — 2»?

— Мы поставили себе четкую цель: через десять лет «Северный поток — 2» должен быть готов для транспортировки водорода.

— Технически это возможно?

— Многообещающие предварительные исследования уже проведены. Сейчас идут материально-технические тесты, однако в данный момент они связаны с определенными трудностями, так как контрольные и сертификационные службы из-за грозящих им санкций в этой работе участвовать остерегаются. Мы надеемся в скором времени решить эту проблему. Но в целом вполне реально, что самое позднее через десять лет мы будем способны добавлять водород в одну или обе нитки и таким образом транспортировать его.

— Какие это будут варианты водорода?

— Владелец нашей компании концерн «Газпром» работает над разными технологиями получения водорода.

— Германия полностью сфокусировалась на зеленом водороде. Это разумно?

— В долгосрочной перспективе зеленый водород будет, конечно, играть важную роль. Но только поэтому мы не должны демонизировать голубой водород. Он — как минимум в начальный период — может сослужить хорошую службу, когда придется создавать соответствующую инфраструктуру и будет необходимо быстро получить значительное количество водорода.

— Вы все еще значитесь в санкционном списке США, хотя президент своим решением Байден поставил на паузу применение санкций в отношении вас. Какие чувства вы испытываете?

— Это давит на меня. Нужно быть готовым ко всяким неожиданностям, и при этом нет возможности защитить себя в суде. Возникает ощущение, что тебя как какого-то преступника поставили в угол. Тебя наказывают за то, что ты делаешь свою работу. Это совсем не весело.

— Господин Варниг, благодарим вас за это интервью.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.