В британском правительстве очередной секс-скандал, на сей раз, правда, быстро переросший в коррупционный. После того, как несколько дней назад таблоид «The Sun» опубликовал фото министра здравоохранения Мэтта Хэнкока, целующегося со своей подчиненной Джиной Коладанджело в здании министерства, под давлением возмущённой общественности министр был вынужден подать в отставку. Хэнкок женат, у него трое детей, Джина Коладанджело замужем за миллионером Оливером Трессом и у неё также трое наследников, однако причиной бурного негодования британцев стал даже не банальный адюльтер или начальственно-подчиненный характер связи. Британская пресса недаром писала, что «если бы неверность своим брачным обетам по-прежнему считалась несовместимой с заниманием высоких министерских постов, Борис Джонсон не стал бы премьер-министром». А страсти действительно разгорелись нешуточные: отставки министра требовали не только лейбористы и симпатизирующие им СМИ, но и сторонники находящихся у власти консерваторов. Депутаты-тори жаловались журналистам, что их почтовые ящики забиты письмами негодующих избирателей, требующих лишить Хэнкока должности. Разгневанные британцы, потерявшие своих родственников из-за ковида и не имевшие возможности как-то проститься с ними из-за карантинных ограничений, требовали восстановления справедливости.

Адюльтер с двойными стандартами

Всё дело оказалось в двойных стандартах: скандальная съёмка датирована маем этого года, когда в Великобритании ещё действовал жёсткий карантин, введённый с целью остановить стремительное распространение нового штамма covid-19. Таким образом, Мэтт Хэнкок нарушал правила соблюдения социальной дистанции, которые сам же и установил для граждан Соединённого Королевства. И с настойчивыми призывами к соблюдению которых глава британского здравоохранения неоднократно обращался к нации. В частности, Хэнкок призывал сограждан «не обнимать любимых» и близких, подчеркивая, что каждый несёт «личную ответственность» за соблюдение ограничений, которые «смертельно серьёзны» и «существуют для всех». Как оказалось, не для всех. Министр здравоохранения в теневом кабинете лейбористов Мунира Уилсон с негодованием отметила, что Хэнкок «запрещал семьям обнимать своих близких, а сам в это время делал, что хотел прямо на рабочем месте». Представители Лейбористской партии назвали поведение Хэнкока «вопиющим лицемерием». Особенно циничным поведение главы здравоохранения выглядит в глазах британцев на фоне аналогичного скандала с эпидемиологом Нилом Фергюсоном, вынужденным в начале пандемии уйти из Антиковидного правительственного совета. Фергюсона, который, собственно, и является разработчиком британских карантинных мер, журналисты поймали на том, что тот как минимум дважды приглашал свою подругу к себе домой. В то время как нации предписывалось оставаться дома, а партнёрам, живущим в разных домах, не посещать друг друга. Мэтт Хэнкок тогда выразил в интервью Sky News своё негодование поступком эпидемиолога, назвав его «удивительным». И подчеркнул, что, хотя считает Фергюсона «выдающимся учёным», правила социального дистанцирования очень важны и «действуют для всех», поэтому профессор «просто не может» больше занимать должность правительственного советника.

Собственное поведение Хэнкока, правда, несоответствующим правительственной должности не счёл. Через несколько часов после публикации «The Sun» министр заявил, что действительно нарушил правила социального дистанцирования, «крайне сожалеет, что подвел людей» и «продолжит работать, фокусируясь на том, чтобы вытащить нашу страну из пандемии». Официальный представитель премьер-министра Великобритании Джейми Дэвис позже заявил, что глава правительства принял извинения подчиненного и «считает вопрос закрытым».

Однако оппозиция с такой постановкой вопроса не согласилась, посчитав, что «на Даунинг-стрит, 10 [резиденция премьер-министра] защищают то, что нельзя оправдать». Бориса Джонсона за отказ уволить проштрафившегося министра лейбористы назвали «бесхребетным», акцентируя внимание на том, что «вопрос определенно не закрыт, несмотря на все попытки правительства его замолчать». Старший политический обозреватель журнала Observer Эндрю Ромсли считает, что адекватно отреагировать на происходящее премьер-министру помешала собственная биография. Бурная личная жизнь лишает его возможности «тщательно проверять этику своих министров, г- н Джонсон — серийный прелюбодей», и в случае правительственных скандалов руководствуется «доктриной безответственности», — пишет Ромсли. «The Guardian» также инициировала вопрос о том, что в Британии сейчас отсутствует адекватно работающая «система сдержек и противовесов для контроля за поведением министров: премьер при наличии комфортного большинства [в парламенте] в состоянии обойти её».

Кумовство «в самом сердце правительства»

Тем временем скандал продолжал набирать обороты: выяснилось, что Хэнкок устроил свою любовницу в министерство здравоохранения сначала советником на общественных началах, а затем помог ей получить уже оплачиваемую должность с надзорными функциями в совете при Минздраве. По лондонским меркам зарплата небольшая, пятнадцать тысяч фунтов в год, но и работать за эти деньги приходится не больше двадцати дней в году. Пресса и оппозиция возмутились, полагая, что в данном случае речь идёт о явном конфликте интересов, да ещё и за счёт британских налогоплательщиков. Правительство Бориса Джонсона в ответ перешло в глухую оборону: мол, назначение Джины Коладанджело на должность прошло с соблюдением установленной процедуры, формально никакие правила нарушены не были.

Параллельно журналистам также удалось раскопать информацию о том, что брату Джины Коладанджело Роберто принадлежит медицинская компания, которой вдруг удачным образом перепало несколько крупных контрактов с Национальной службой здравоохранения. Британские СМИ немедленно обрушились на Хэнкока с обвинениями в кумовстве. Впервые аналогичный скандал разгорелся еще в апреле этого года, когда появилась информация о том, что директором и крупным акционером компании Topwood Ltd, получившей выгодные контракты с британской Национальной службой здравоохранения (NHS), является сестра министра здравоохранения. Пресса писала о «кумовстве в самом сердце правительства», однако офис премьер-министра тогда тоже поддержал Хэнкока. Официальный представитель Бориса Джонсона заявил, что поскольку министры не имеют отношения к проводимым тендерам, конфликт интересов в данном случае отсутствует.

Этим скандалы вокруг Мэтта Хэнкока не ограничились. В июне бывший помощник Бориса Джонсона Доминик Каммингс опубликовал текстовые сообщения, в которых британский премьер называет своего министра здравоохранения «абсолютно безнадёжным» и обвиняет во «лжи» и «некомпетентности» во время прошлогодней вспышки covid-19. Особенно цинично вся эта ситуация с обвинениями Хэнкока во лжи, лицемерии и кумовстве выглядела на фоне июньского выступления министра здравоохранения на парламентских слушаниях. Ведь в нем министр заявил о том, что «действовал честно и порядочно» во время всего кризиса, связанного с пандемией covid-19.

Добровольно-принудительная отставка

В итоге под давлением общественности Мэтт Хэнкок был вынужден все-таки покинуть свой пост. В прошлую субботу он заявил, что понимает, «на какие огромные жертвы пошел каждый в этой стране, и те из нас, кто устанавливают эти правила, должны их придерживаться. И поэтому я должен уйти в отставку». В прошении об отставке на имя премьер-министра Хэнкок написал следующее: «Меньше всего я хотел бы, чтобы моя личная жизнь отвлекла внимание и помешала нашей сосредоточенности на главной цели — выходе из этого кризиса. Я приношу извинения за то, что нарушил правила, я прошу прощения у моей семьи и близких за то, что подверг их этому испытанию». Лидер лейбористов Кир Стармер выразил удовлетворение решением Хэнкока. Однако подчеркнул при этом, что в данной ситуации премьер-министр Борис Джонсон был обязан отправить того в отставку раньше, как только стали известны неприятные факты. Британские СМИ сейчас пишут о том, что задержка с уходом Хэнкока «оставляет уверенное впечатление, что правительство Бориса Джонсона считает, что для нас есть правила, а для них (элиты) правил нет».

Таким образом, скандал вокруг минздрава Великобритании оказался резонансным и ещё будет иметь далеко идущие последствия. И дело здесь не только в отставке члена правительства: как пишет британская пресса, «нарушение правил не является чем-то необычным для этого кабинета министров». Например, того же экс-советника премьер-министра Доминика Камингса дважды ловили на нарушении карантинных правил. В первый раз он заглянул в гости к семье, у одного из членов которой было подозрение на ковид. А затем отличился, объясняя журналистам свои прогулки на машине во время карантина тем, что таким образом просто проверял своё зрение. В конце апреля вынуждена была уйти с должности главного санитарного врача Шотландии Кэтрин Калдервуд. Отставка последовала после того, как таблоид «The Sun» опубликовал ее фото с семьей на пляже, расположенном более чем в часе езды от их дома в Эдинбурге, что шло вразрез с действовавшими тогда карантинными правилами.

Правила — «только для маленьких людей»?

Возвращаясь к скандалу с министром здравоохранения Великобритании, важно отметить крайне существенный момент. Такие ситуации подрывают доверие общества к власти как таковой, и в дальнейшем — к любым ее инициативам, пусть даже направленным на благо этого общества. Комментируя скандал с Хэнкоком, Эндрю Ронсли очень точно подметил, что несмотря на вереницу предшествующих скандалов, «это был вопиющий пример того, как министр показал, что правила предназначены только для маленьких людей». «Поскольку на министра здравоохранения возложена ответственность за поддержание общественного доверия к борьбе с пандемией и справедливости ограничений, этот скандал очень серьёзный», — подчеркнул Ромсли. Действительно, во времена тяжелых кризисов нация обычно сплачивается вокруг флага. И тут уж не время прощать нарушения, включая министерские поцелуи.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.