Идея привлечь Вашингтон к переговорам в нормандском формате впервые возникла на Украине, кажется, вскоре после достижения Минских договоренностей. Правда, после прихода к власти Дональда Трампа и появления многочисленных спорных моментов в отношениях между Вашингтоном и Киевом, о ней на время «забыли». Чтобы снова сделать одним из внешнеполитических приоритетов после того, как хозяином Белого дома стал Джо Байден.

Тем интереснее, что на днях в украинских СМИ появились слухи о том, что после саммита в Женеве присоединение США к нормандскому формату лоббирует и Россия. С подачи которой так называемые «министры иностранных дел „ДНР" и „ЛНР" Наталья Никонорова и Владислав Дейнего соответственно написали в Москву письмо. Которое содержало предложение немедленно созвать встречу политических советников в нормандском формате. Причем пригласить на эту встречу представителей сепаратистов и Госдепартамента США.

Конечно, подобное письмо было написано в Москве. И так же логично, что в Кремле удовлетворили свое собственное прошение, направив соответствующий документ уже в Госдеп — со «своим видением» участия США в мирном процессе в Донбассе.

С какой-то точки зрения, этот неожиданный шаг выглядит вроде и логично. Вчера даже Путин на прямой линии заявил, что договариваться с Украиной нет никакого смысла — все равно мы под «внешним управлением», и «все решают в Вашингтоне». Вот сепаратисты по отмашке из Кремля и побежали жаловаться на Украину «вашингтонскому обкому».

Но результаты подобной инициативы, хочешь не хочешь, вызывают интерес. Тем более, что спектр этих результатов может быть крайне широким. Потому что при желании всю историю можно было бы рассматривать как «полную победу» — ведь масштабного привлечения Вашингтона в переговорный процесс по Донбассу Киев хотел давно, а в Госдепе и Белом доме дружественные к Украине политики. С практически таким же успехом можно найти и «измену» — поскольку в переговорах с США Россия неизбежно попытается связать завершение конфликта в Донбассе с какими-то другими геополитическими счетами Москвы и Вашингтона. Что открывает немалый простор для сложных и не всегда выгодных для Украины дипломатических торгов.

Но если абстрагироваться от подобного «бинарного соцсетевого мышления», то останется один очень существенный момент. Можно не сомневаться, что перед тем, как садиться за стол переговоров с россиянами, тот самый Блинкен задаст логичный вопрос украинской стороне. Вопрос о том, как, с точки зрения Киева, должен выглядеть счастливый финал переговоров с Россией по Донбассу. Ну, то есть не совсем-совсем счастливый, как в сказках: хотим, чтобы Донбасс ничем не отличался от Киева, Львова, или, еще лучше, Брюсселя или Берлина. Речь пойдет о счастливом, но реалистичном финале.

После которого на территорию ОРДЛО, скорее всего, вернутся украинские военные. Но останутся там и сепаратисты — как из числа должностных лиц или политиков, так и из числа военных. Привлекать их к ответственности можно будет только в случае совершения ими военных преступлений. А вот за госизмену, скорее всего, не получится. Все эти «деятели» пойдут на местные демократические выборы. И, скорее всего, на них победят, получив удостоверение с трезубцами и гарантированные Украиной властные полномочия. За тем, чтобы они могли эти полномочия беспрепятственно реализовать, придется следить украинским правоохранителям. Даже тем, кто воевал с сепаратистами.

За всем этим процессом будет наблюдать политическая оппозиция. И не молча наблюдать — а активно комментировать «предательство национальных интересов», «позорный мир» и так далее.

Для того, чтобы Киев мог объяснить Вашингтону, как именно должен выглядеть не позорный, но реалистичный сценарий мира в Донбассе, нужно, чтобы этот сценарий где-то существовал. Более того, чтобы он был публично обсужден и, в идеале, хотя бы в общих чертах согласован между ключевыми политсилами страны. Зеленскому во время скорого визита в Вашингтон придется признать, что такого сценария сейчас не существует. Более того, над ним вряд ли кто-то всерьез работает.

Но без такого продуманного и согласованного сценария финал конфликта на Донбассе может быть только один — «заморозка» на годы или десятилетия. И ситуацию не изменит участие в нормандском формате ни США, ни Великобритании, ни Всегалактического Разума.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.