Во время так называемой «прямой линии» с россиянами президент Владимир Путин вновь заявил, что русские и украинцы являются одним народом, который пытались разделить «внешние силы» — вначале Польша, а затем Австро-Венгрия. Но в этом заявлении, наконец, четко расставлены акценты, которые позволяют понять, в какую историческую пропаганду верит Путин.

Это историческая пропаганда времен Российской империи. После раздела Польши и присоединения украинских и белорусских земель Москва отчаянно пыталась доказать, что на присоединенных территориях живут русские. Так и родился миф о том, что русские — это великороссы, малороссы и белорусы. Именно об этом мифе Путин и говорит. Он уверенно игнорирует политические и культурные процессы в Российской империи. Игнорирует провозглашение Украинской и Белорусской народных республик вскоре после краха империи. Игнорирует то, что большевики вынуждены были согласиться с существованием УССР и БССР просто потому, что не было другого пути сохранения контроля над отвоеванными территориями. Для него и Украина, и Белоруссия — это просто Россия. А руководство Украины не является дружественным именно потому, что этого не хочет признать, да еще и опирается на поддержку Запада. Проще говоря, для Путина сепаратисты — это мы.

И это та реальность, в которой мы существуем. Другой нет. Если мы хотим сохранить и защитить украинское государство, мы должны понимать, что нам противостоит режим, который считает это государство мятежной провинцией и хочет ее ликвидировать. И именно этим Путин будет заниматься до конца своего правления.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.