На первый взгляд, данный Шовену срок показался мне средненьким — не сколько он на действительно заслужил, а, скорее, сколько на данном этапе может дать система уголовного правосудия. Но мы хотя бы не услышали стандартной полицейской отговорки, когда речь заходит о полицейской жестокости: «Мы провели расследование и никаких доказательств правонарушений не обнаружили».

Пожалуй, самая лестная для нас трактовка — это тот факт, что Шовен получил по два года за каждую минуту своей жизни, которую он провел, сдавливая коленом горло умирающему человеку. Потому что именно это он и делал. Уже в позапрошлом мае проявилась тенденция в любом споре цепляться за юридические формальности и заниматься крючкотворством, лишь бы замутить воду: дескать, понимаете, на самом деле, никакое это не убийство… и даже не непредумышленное… и даже не убийство по неосторожности… вроде как… ну, в некотором роде… Возникает ощущение, что эти «юристы» помогают выкрутиться Шовену. Так, чтобы в конце все звучало приблизительно следующим образом: «Итак, с умертвленным вами человеком вопрос закрыт. Хорошего дня, сэр, и простите, что побеспокоили».

А ведь он сидел на спине умирающего и давил ему на горло, словно злобная жаба, почти десять минут. Вот в чем проблема. И неважно, что Флойд как человек был изрядным мерзавцем, а по закону закоренелым преступником, который львиную долю своей сознательной жизни провел в тюрьме. Неважно, что он был под кайфом. Ни значение отдельных слов в приговоре, ни юридические термины тоже не имеют большого значения. Удушение человека, уже и так сдавшегося и не представлявшего опасности, — вот за что Шовена судили. И за это ему предстоит мотать срок. В стране, где люди еще не совсем Бога забыли, такое не может пройти безнаказанно.

И свой срок Шовен отсидит сполна. Приговор о предумышленном убийстве апелляция, может, и изменит, но приговор за непредумышленное лишение человека жизни — нет. (Говорю официально: я не сомневаюсь, что это было убийство, и никто не убедит меня в обратном. Посмотрите запись. Посмотрите на его лицо, вглядитесь в его глаза. Это глаза [исполнителя смертных приговоров, генерала НКВД] Блохина, [нацистского врача-садиста] Менгеле или уголовника Банди. Если так по-вашему ведет себя представитель закона, то Боже нас упаси жить при ваших законах.)

Шовен сядет надолго, и его можно будет выбросить из головы. Но его дальнейшее влияние надо как-то ограничить. Этот человек повинен уже в том, что спровоцировал серию опаснейших беспорядков в истории Америки, унизил свою профессию и спровоцировал на бунты едва ли самые гнусные слои американского общества. Причем все по доброй воле. Шовен ведь так ни разу и не выступил с извинениями и не призвал к спокойствию. Даже Родни Кинг, лос-анджелесский Джордж Флойд, на это согласился [в 1991 году]. Но только не Дерек Шовен.

Мы не можем ждать ничего хорошего от поликорректной толпы и их военизированного крыла — движения Антифа и BLM («Жизни черных важны»). Те о Шовене и не вспоминают. Для них он — прошлогодние новости. Они ждут следующего инцидента, который грозит рукотворным апокалипсисом. (Разве не любопытно, что знаковые случаи полицейской жестокости происходят в городах, где велик процент «проснувшегося» для борьбы за права угнетенных рас, женщин и секс-меньшинств населения? Портленд, Атланта, Нью-Йорк, Чикаго… Возьмите хотя бы Миннеаполис. Никто почему-то не удосужился сравнить Шовена с Мохаммедом Нуром, опозорившим взявший его на работу полицейский департамент сомалийцем, который расстрелял безвинную женщину безо всякого повода. Или с бесноватой женщиной-полисменом Ким Поттер, которая каким-то непостижимым образом перепутала свой тяжелый пистолет с легким электрошокером и застрелила мужчину в Бруклинском парке.

Мы не можем ждать ничего хорошего от наших честных и неподкупных СМИ. Если льется кровь, значит, готова передовица — и они нарочно внушают людям такое чувство, что, когда в деле замешаны полицейские, то крови льется не в пример больше.

Нет нужды пояснять, что от демократов мы ничего хорошего не можем ждать априори.

Но вот чего нам ждать от консерваторов? Наша консервативная команда почему-то вбила себе в голову, что копы «на нашей стороне». Это чистой воды самообольщение, правый вариант левацких розовых грёз о бабочках и единорогах. Говоря по правде, копы на стороне тех, кто распоряжается их пенсиями — а это не вы и не я, друзья, а кто-то совсем другой.

Вы еще сомневаетесь? Вспомните прошлое лето. Сколько было полицейских в осажденных городах, которые действительно выполняли свои обязанности и добросовестно блюли порядок и спокойствие? Боюсь, я не слишком ошибусь, если скажу «ноль». Все они беспрекословно подчинялись своим левым хозяевам. Сколько копов подняли протест? Изо всей полудюжины городов, из сотен полицейских я знаю лишь одного: начальника полиции Сиэтла Кармен Бест (Carmen Best), которая встала и осудила все городское начальство: и мэра, и администрацию, причем во всеуслышание. И она сразу получила немедленную отставку. Никто не удосужился даже помахать ей на прощание.

Кроме того, наши копы арестовали Кайла Риттенхауза (Kyle Rittenhouse), который — это же ясно видно из обстоятельств дела — защищался от вооруженных левых головорезов.

Еще один полицейский застрелил безоружную женщину в Капитолии — и ему на помощь пришло американское правительство.

Еще один случай произошел буквально на днях: полицейский приказал арестовать американского гражданина на митинге в госучреждении. Взгляните на его ухмылку. Чего от такого ждать? Что он придет вам на помощь? Что он будет на вашей стороне?

Ответ: нет. Придет он на помощь, как бы не так! Полиция попросту не выполняет свои обязанности. А если вы так не думаете, то встреча с реалиями двадцать первого века у вас еще впереди.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.