Когда военные говорят о «театре военных действий», они имеют в виду зону конфликта. Однако Москва, похоже, воспринимает этот термин все более буквально, считая представление информации в том или ином свете, под нужным углом, важнейшим инструментом военной и государственной политики.

Это было особенно заметно во вчерашних заявлениях о том, что ее пограничные корабли произвели предупредительные выстрелы, а бомбардировщики Су-24 Черноморского флота сбросили осколочно-фугасные авиабомбы ОФАБ-250, поскольку эсминец Королевских ВМС «Дефендер» (Defender) «вторгся» в «территориальные воды» России. После чего, самодовольно отметила Москва, «Дефендер» «покинул» эти воды.

Однако очень немногое из этого похоже на правду. Во-первых, воды, о которых идет речь, находятся у мыса Фиолент, на южной оконечности Крымского полуострова. По международному праву воды у берегов Крыма, безусловно, не являются российскими, поскольку в соответствии с международным правом его аннексия является незаконной и не признана на международном уровне (ее не признал даже президент Белоруссии Лукашенко, который сейчас очень зависит от Москвы).

Задача эсминца «Дефендер» отчасти заключалась в проведении операции по обеспечению свободы судоходства (FONOP), которая должна была стать сигналом о том, что захват Россией сухопутных (и морских) территорий признан не будет. Не стоит забывать, что вооруженные силы — это еще и политические инструменты. Цель отправки авианосной ударной группы во главе с авианосцем «Куин Элизабет» (Queen Elizabeth), от которой эсминец «Дефендер» на некоторое время отделился для выполнения своей задачи в Черном море, была четко обозначена министром обороны Беном Уоллесом (Ben Wallace) как «распространение нашего влияния [и] демонстрация нашей силы».

Эсминец «Дефендер» также демонстрировал неизменную поддержку Киева, что вдвойне важно в то время, когда в своем стремлении к членству в НАТО Украина все еще находится в состоянии неопределенности, а также роль Великобритании в качестве гаранта соблюдения международного порядка.

Так что это был конфликт позиций и пропаганды. Когда началась переброска кораблей, я написал для сайта «Совет по геостратегии» (Council on Geostrategy) следующее:

«Предполагая, что эсминец „Дефендер" не просто сует свой нос в Черное море, а делает нечто большее, можно ожидать реакции России в виде ужесточенной риторики — возможно, в сочетании с некоторыми военными театрализованными действиями — от пролетов российских самолетов на малой высоте до сближения до малого расстояния и столкновений с кораблями».

И Кремль не разочаровал, эти предположения оправдались. Во-первых, были сфальсифицированы сигналы АИС (автоматической системы идентификации) эсминца «Дефендер» и фрегата «Эвертсен» (Evertsen) Королевского флота Нидерландов, чтобы создать впечатление, что корабли вышли из порта Одессы и на полном ходу направлялись прямо к базе Черноморского флота России в Севастополе. На самом же деле они все еще находились в порту.

Хотя никаких доказательств того, что за этим стояла Москва, представлено не было, и в Лондоне, и в Амстердаме это, судя по всему, считают вполне ожидаемым и само собой разумеющимся.

Теперь, как это бывало и в прошлом, Москва утверждает, что своими агрессивными действиями прогнала корабль Королевского ВМФ. Однако находившийся на борту «Дефендера» журналист «Би-би-си» (BBC) говорит, что, хотя и были слышны отдаленные орудийные выстрелы, никаких признаков бомбометания не было. Учитывая, что поблизости проводились учения с орудийной стрельбой, о которых Россия предупредила заранее, этим, скорее всего, и объясняется возникновение подобных звуков.

Разумеется, российские корабли сопровождали эсминец, и над ним пролетали российские самолеты, но это является обычной практикой. То же самое касается и заявлений о решительном ответе, который, по-видимому, был явным преувеличением фактов. Однако заявления о предупредительном бомбометании не столь обычны.

Чем можно объяснить такое риторическое истолкование инцидента? Великобритания, несомненно, более настойчиво, чем другие европейские державы, противодействует России и бросает ей вызов на таких театрах (как бы вы ни определяли значение этого термина), а также является более надежным посредником для Москвы. Британия, наверное, менее склонна идти на открытый конфликт с США. Но она не только по-настоящему считается опасным соперником, стоящим за всем, начиная с дестабилизации обстановки в Белоруссии и заканчивая поддержкой лидера оппозиции Алексея Навального, но и является более безопасной мишенью для того, кто бьет себя в грудь и изображает из себя мачо.

Разумеется, это опасно и для Москвы, не в последнюю очередь потому, что такого рода позерство может быть направлено на то, чтобы изобразить силу воли. На практике это просто усиливает ощущение того, что Россия — это не та зрелая, полноценная великая держава, которую Владимир Путин пытался представить в Женеве, а непредсказуемая и мстительная.

Следует отметить, что на недавнем саммите Путина с Байденом русские неожиданно проявили дипломатичность и действовали грамотно, и, возможно, влияние здесь оказала рабочая группа их министерства иностранных дел, которая на протяжении многих лет в большинстве случаев оставалась не у дел. Вполне возможно, что инцидент с «Дефендером» отвечает более «ястребиным» интересам (стоит отметить, что пограничники находятся под контролем службы безопасности, ФСБ) заключающимся в том, чтобы «показывать зубы», давать отпор, вставать в оппозицию и вновь подтверждать свое видение мира, согласно которому Россия находится под постоянным давлением и выживет только в том случае, если продемонстрирует силу. То есть, опять все дело в политике.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.