—  Критики Байдена считают, что встреча президентов США и России легитимизирует режим Путина, оказавшийся в осаде.

—  Байден уже подтолкнул союзников и партнеров Америки к единой позиции по предполагаемым угрозам Китая в отношении Синьцзяна, Гонконга и Тайваня.

Президент России Владимир Путин предложил на прошлой неделе философский взгляд на сегодняшнюю ситуацию в мире, которая в некотором смысле метко резюмирует проблемы, с которыми мы столкнулись.

«В жизни нет счастья, есть только зарницы его, дорожите ими», — перефразировав российского литературного гиганта, сказал он после саммита с американским коллегой Джо Байденом в Женеве.

Купаясь во внимании мировой сцены, Путин отвечал на вопрос о перспективах новых взаимоотношений с Соединенными Штатами после первой встречи с американским лидером с 2018 года. Сама встреча завершилась без каких-либо прорывов.

Эксперты и СМИ обезумели, пытаясь понять, что он имел в виду, но даже не смогли понять, оптимистично или крайне пессимистично был настроен российский лидер.

Выступление Путина было классическим. Стоя перед прессой, президент уходил от ответа и иногда подразнивал, отрицая или уклоняясь от любой критики в свой адрес, начиная с нарушений прав человека и заканчивая кибератаками и вмешательством в выборы в США.

Как заявляют критики Байдена, долгожданный саммит явно был победой Путина, поскольку дал ему самое необходимое: признание легитимности его режима, оказавшегося в осаде, и его собственного положения как мирового лидера. На фоне зияющего неравенства сил с Вашингтоном и Пекином, хоть какие-то меры по стабилизации почти разрушенных отношений с США, пусть и временно, — хорошие новости для Москвы.

Встреча также могла укрепить позицию Путина в том, чтобы остаться в целом нейтральным в отношениях Китая и США, несмотря на растущую экономическую зависимость России от Китая. Кроме того, для него это потенциальная возможность предложить себя в качестве посредника в новой холодной войне.

Москва пыталась смягчить затянувшийся пограничный конфликт между Пекином и Нью-Дели в основном с помощью тихой закулисной дипломатии, в том числе через проведение переговоров между высокопоставленными дипломатами и представителями министерства обороны двух стран.

В этом месяце Путин заявил, что индийский премьер-министр Нарендра Моди и глава Китая Си Цзиньпин — «ответственные» лидеры, способные решать проблемы без вмешательства «внерегиональных держав». Это завуалированный намек на Вашингтон и Четырехсторонний диалог по безопасности, сосредоточенной на Китае группы, состоящей из Индии, Японии и Австралии под предводительством США.

Для Америки Байдена саммит с Путиным был умным важным шагом для того, чтобы стабилизировать отношения с Россией, поскольку американский президент смещает фокус мирового внимания на Китай. По сравнению с Пекином, Москва, в определенном смысле, — меньшее из зол для администрации Байдена, явно пытающейся избежать кошмарного сценария войны на два фронта с двумя противниками одновременно. На самом деле, для Вашингтона наилучший вариант, на который стоит надеяться, заключается в том, чтобы не допустить дальнейшего смещения Москвы к орбите Пекина.

За пять месяцев в президентском кресле Байден успел добиться успехов в подталкивании союзников и партнеров Америки к единой позиции по предполагаемым угрозам Китая в отношении Синьцзяна, Гонконга и Тайваня при одновременном устранении отвлекающих факторов. Первая поездка Байдена в Европу, совершенная в этом месяце, и в том числе встреча с Путиным, особенно важны для понимания его доктрины иностранной политики, которая сосредоточена на победе в долгой битве между демократическими государствами и авторитарными под предводительством Китая.

По мнению Томаса Райта (Thomas Wright), старшего научного сотрудника Брукинского института, хотя «каждая сторона в большей степени мотивирована отсутствием безопасности, чем переделкой мира по своему подобию», работу Байдена усложняет взаимозависимость Китая и демократических государств.

Как он говорит в статье, опубликованной в этом месяце в Foreign Affairs, в отличие от предыдущей холодной войны, «Байдену придется возглавить демократические государства в том, чтобы согласовать уместный уровень сотрудничества с Китаем».

Ши Цзянтао — бывший дипломат, более десяти лет работал репортером The Post в Китае. Интересуется политическим, социальным и экологическим развитием Китая.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.