Россия, Сербия и Белоруссия недавно провели в Новороссийске совместные тактические учения под названием «Славянское братство —02021». В маневрах приняли участие 100 бойцов сербского спецназа, 350 солдат Витебской отдельной гвардейской воздушно-десантной бригады и более 500 военных Новороссийской десантно-штурмовой горной дивизии. Нынешние мероприятия проводятся всего месяц спустя после того, как Сербия и Россия организовали в окрестностях сербской столицы совместные учения в ответ на масштабные тренировочные операции НАТО в соседних балканских государствах. Такой шаг Москвы, судя по всему, говорит о ее стремлении сохранить влияние в этом европейском регионе, где свирепствовали войны в 1990-х годах.

«Славянское братство» имеет большое значение для укрепления сотрудничества и взаимодействия спецподразделений армий стран-участниц. Учения вот уже несколько лет проводятся на основе ротации в России, Белоруссии и Сербии. Помимо очевидного военного аспекта есть в них и геополитическая составляющая. Об этом в частности говорил в 2019 году занимавший в тот момент должность министра обороны Сербии Александр Вулин: по его словам, учения продемонстрировали, что у Сербии есть союзники на случай «новой войны на Балканах», и что «мы больше не одни».

Так, что же объединяет стремящуюся в ЕС балканскую страну с государством-изгоем Белоруссией и все более агрессивной Россией, которая решительно нацелена на воссоздание некогда обширной империи?

Панславянские связи и православная церковь

Прежде всего, все они объединены панславянскими связями, православием и множеством стратегических интересов. Взять хотя бы Сербию и Россию. В 1990-х годах президент Югославии (по сути, она была союзом Сербии и Черногории) Слободан Милошевич воспринимался на Западе как преступник. Он был изгоем для международного сообщества, поскольку, хотя это и не успели доказать на трибунале в Гааге, его военизированные отряды устраивали погромы и геноцид среди боснийских мусульман и косовских албанцев в соседних странах. Оставшись практически без друзей и оказавшись под западными санкциями, он обратился к России и Белоруссии. Несмотря на слова поддержки со стороны Москвы и Минска, Сербия на долгие годы осталась бедной, изолированной и погруженной в национализм страной.

Пока к власти в 2014 году не пришел Александр Вучич.

Бывший ультранационалист Вучич провел полный «ребрендинг» и стал поборником интеграции в ЕС и лидером «новой Сербии». Он встал у руля страны, которая обладала прочными связями с Россией и Китаем, но отчаянно нуждалась в европейских инвестициях. Ему нужно было старательно балансировать между политическими блоками с разнонаправленными интересами и при этом пытаться сохранить геополитическое и военное первенство Сербии на Балканах.

Что касается Сербии, Россия и Китай полезны ей по одной главной причине: их право вето в Совете безопасности препятствует признанию ООН свободного государства косовских албанцев. С точки зрения Москвы и Пекина, это их козырная карта в отношениях с Белградом. Вопреки распространенному мнению, если Сербия и Косово придут к соглашению, России и Китаю будет практически нечего предложить балканскому союзнику. Торговля, конечно, тоже играет определенную роль. В 2019 году Сербия подписала договор о свободной торговле с возглавляемым Россией Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС): этот документ заменил действовавшие до того момента аналогичные двусторонние соглашения с Россией и Белоруссией.

Самолеты и танки

С другой стороны, Россия продолжает борьбу за влияние, чтобы удержать православную Сербию вне НАТО и ЕС, в собственной геополитической сфере влияния. Москва стремится расширить военные связи с Белградом, чтобы дать отпор экспансии НАТО в регионе. Помимо Сербии, Москва позволяет себе дружбу и сотрудничество с боснийскими сербами полунезависимой Республики Сербской, чтобы удержать Боснию и Герцеговину от вступления в западный военный альянс НАТО. Москва даже объявила об открытии представительства Минобороны в Белграде и преподнесла в дар большой объем вооружений. В 2017 году Сербии передали шесть подержанных МиГ-29, в 2018 году — 11 танков Т-72 и 10 бронетранспортеров, в 2021 году — 30 танков Т-72МС и 30 разведмашин БРДМ-2МС.

В сербской политике долгое время остаются популярными российские фигуры. Лишь очень немногие сербские политики могут осмелиться на критику президента России Владимира Путина, которого простые сербы считают другом и защитником.

Несмотря на повсеместное мнение о том, что партнерство Белграда и Москвы неподвластно двусторонним разногласиям, недавние споры продемонстрировали, насколько натянутыми могут быть отношения. Это было заметно после подписания Сербией и Косовым соглашения в Белом доме в прошлом году, когда официальный представитель Министерства иностранных дел России Мария Захарова позволила себе оскорбить президента Сербии Вучича. Тот в ответ назвал ее «вульгарной» и «примитивной». (На самом деле недовольство не понравившимся ему текстом в соцсети от Захаровой выразил глава МИДа Сербии — прим. ред.) К сожалению, общий интерес двух стран оказался выше и важнее этой ситуации.

Точно так же отношения Белоруссии и России продолжают шокировать обозревателей своей непредсказуемостью. В прошлом году возник серьезный конфликт, когда белорусские власти задержали 33 российских гражданина из частной военной компании «Вагнер», назвали их наемниками и предъявили обвинению в подготовке терактов перед президентскими выборами в стране. Тем не менее, если учесть, что Россия была единственной страной, не присоединившейся к осуждению официального Минска и таким образом спасшей белорусского президента Лукашенко после начавшихся в том же году массовых антиправительственных протестов, у того сейчас почти не осталось пространства для маневра. У Москвы теперь еще больше оснований для продвижения союза с Белоруссией или, как минимум, большей военной интеграции.

Углубление военной интеграции с Белоруссией выгодно России по двум причинам: она ограничит возможности Минска проводить независимую внешнюю и оборонную политику, а также (что еще важнее) укрепит безопасность России на западном стратегическом направлении, включающем второй по населению город страны Санкт-Петербург. Для Белоруссии полномасштабное объединение с Россией означало бы потерю суверенитета. Как бы то ни было, она очень сильно зависит от Москвы: от субсидий на топливо до защиты режима.

В этом треугольнике у Белоруссии сложились прочные партнерские и торговые отношения с Сербией. В 2015 году страны подписали меморандум о военном сотрудничестве. С 2018 по 2019 год Сербия получила из Белоруссии восемь истребителей МиГ-29 (им еще требовалась модернизация). Несмотря на изоляцию от международного сообщества, Лукашенко посетил сербскую столицу в 2019 году. В период натовских бомбардировок Сербии в 1999 году, целью которых было остановить уничтожение косовских албанцев сербскими вооруженными силами, Лукашенко не побоялся побывать в Белграде. Во время официального визита президента Белоруссии в 2019 году Александр Вучич произнес такие слова: «Мы никогда не забудем ваш визит в 1999 году. Вы были единственным мировым лидером, который в тяжелое для Сербии время пришел, чтобы выразить любовь к сербскому народу и нашей Сербии».

При этом экономические связи не отличаются особым динамизмом: на конец 2019 года Белоруссия была 34-м по значимости торговым партнером Сербии в сфере экспорта и 37-м в плане импорта. Хотя ЕС все еще является главным торговым партнером и инвестором для Сербии, обходя Россию и Белоруссию вместе взятых, сербское руководство не видит причин отказываться от связей с Лукашенко и Путиным.

Далее, пару слов об олигархах. Белоруссия передала земли общей стоимостью порядка миллиарда долларов строительным компаниям славящейся своими связями сербской семьи Карич. Учитывая, что братья Карич поддерживают тесные связи с сербской правящей коалиций и обладают большим влиянием на формирование политики Белграда по отношению к Минску, тесным связям двух стран едва ли что-то грозит.

Длинная рука России

Нет сомнений в том, что именно Москва представляет собой главную движущую силу укрепления отношений в треугольнике Москва-Минска-Белград. За последнее десятилетие Россия сформировала множество связей с прицелом на создание различных рычагов влияния и дружеских опор, которые позволили бы ей застопорить дальнейшую интеграцию в ЕС и НАТО. Для этого она использовала исторические, религиозные и культурные связи как основу для продвижения своих военных, политических и экономических отношений.

С этой целью Москва всячески разжигала существующие политические разногласия и социальные конфликты, причем не только в Сербии, но и в Черногории, Северной Македонии и Боснии и Герцеговине. Она стремилась приобрести влияние на местную политику путем подрыва политического консенсуса в сфере стратегических решений. Ее СМИ превозносили мощь российской армии и лидерские качества Владимира Путина, параллельно с этим очерняя НАТО и описывая ЕС как нечто совершенно неэффективное и бюрократизированное. Москва также воспользовалась отсутствием прозрачности в Сербии и Белоруссии, чтобы склонить на свою сторону местную политическую, медийную и экономическую элиту, коррумпировав ее и тем самым создав возможности для дружественно настроенных по отношению к Кремлю компаний. Подобные действия обострили упадок демократии и поляризацию политики на Балканах, одновременно усилив позиции белорусского режима.

Успех российской внешней политики в Сербии и на Балканах в целом стал результатом неразрешенного конфликта с Косовым, в котором Белград зависит от права вето Москвы и Пекина в Совбезе ООН как барьера на пути официального признания бывшей провинции. Вторая причина — вакуум власти, который возник в результате несвоевременного ухода США с Балкан и последующей неспособности ЕС довести до конца расширение на регион. Что касается Минска, он пытался добиться нормализации отношений с Брюсселем и Вашингтоном. Тем не менее нежелание ЕС и США говорить с «последним диктатором Европы» по сути преподнесло Белоруссию России на блюдечке.

В отличие от Белоруссии Сербии все еще удается сохранить существенную независимость во внешнеполитических решениях. Она играет на обе стороны: говорит о реформах и прозападных инициативах в Брюсселе и превозносит славянское братство в Минске и Москве. Российская деятельность на Балканах позволяет отвлечь внимание Запада от фактической приватизации Азовского моря и Керченского пролива Россией, а также продолжающейся гибридной войны на Украине.

Иногда Сербия и Белоруссия могут показаться проблемными союзниками для Москвы, однако в условиях ее конфронтации с Западом их военное, стратегическое и психологическое значение для нее намного превышает их реальный вес.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.