Американское издание The Wall Street Journal считает, что приход к власти более жесткого человека — это еще одно послание администрации Джо Байдена о том, что Иран не намерен идти на уступки, даже несмотря на возрождение совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе. Мы, жители региона, знаем, что после революции ничего не поменялось, а вера в то, что иранский режим когда-либо изменится — всего лишь иллюзия. Иранский режим за 40 лет ничего не изменил, а новый-старый президент Ибрагим Раиси — один из лидеров этого режима еще с восьмидесятых годов. Религиозное экстремистское видение внутренней и внешней политики не изменилось. И военные проекты иранского режима также не изменились.

Не нужно глубоко знать иранскую политику, чтобы понимать, что ни один человек не сможет баллотироваться или занимать пост президента, если только Верховный лидер Ирана того не пожелает.

Кстати говоря, выборы открыто продемонстрировали конфликт между религиозными деятелями, особенно сторонниками Верховного лидера.

Хаменеи — могущественный политический авторитет, за которым остается последнее слово. Президент сначала обращается к нему, прежде чем принимать какие-либо решения.

Не секрет, что между ними часто происходят конфликты. Большинство иранских президентов заплатили высокую цену после окончания своего президентского срока из-за разногласий с Верховным лидером. Брат бывшего президента Ирана Мохаммада Хатами и 100 его сторонников были арестованы после победы Махмуда Ахмадинежада на президентских выборах в 2009 году. После победы на президентских выборах Хасана Рухани, Эсфандияр Рахим Машаи, родственник Ахмадинежада и первый вице-президент страны, был арестован, а затем помещен в психиатрическую больницу. В 2013 году Хашеми Рафсанджани пытался баллотироваться на пост президента страны, но его отстранили от участия в выборах. Сын Рафсанджани Махди был арестован и приговорен к 10 годам тюремного заключения. Когда Рухани готовился покинуть пост президента страны, Корпус стражей исламской революции обвинил министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа в оскорблении памяти покойного генерала Касема Сулеймани. Надо отметить, конфликты пока не угрожают существованию иранского режима, а лишь ускоряют принятие решения в пользу одной из заинтересованных сторон, и обычно в пользу Корпуса стражей исламской революции.

Что касается положения и полномочий президента, то они стали более слабыми и маргинализированными, чем раньше, особенно после появления Моджтабы, сына Верховного лидера, и расширения влияния Корпуса стражей исламской революции, который стремится положить конец системе религиозного управления, чьи особенности и принципы сформировались в первые годы правления Хомейни, основателя иранского режима. К сожалению, их затормозило убийство генерала Касема Сулеймани, но полностью оставить не смогло. Корпус стражей исламской революции контролирует экономику страны, арестовывает высокопоставленных чиновников, навязывает свое мнение во внешней политике и управляет войнами в Ираке, Сирии, Ливане и Йемене.

После «выборов» Ибрагима Раиси мы не ожидаем значительных изменений во внешней политике страны, учитывая, что она находится под полной юрисдикцией Верховного лидера Ирана. Таким образом, совместный всеобъемлющий план действий по иранской ядерной программе, возобновленный командой Рухани в Вене, будет окончательно принят.

Но «победа» Раиси также усилит внутреннее недовольство иранским режимом, проявление которого мы наблюдали с момента появления Зеленого движения в 2009 году. Следует отметить, что акции протеста ранее ограничивались крупными городами, но вскоре перекинулись и на сельскую местность, на жителей которой опирается иранский режим.

Триумвират в Тегеране — президент Раиси, Корпус стражей исламской революции и Моджтаба Хаменеи — будет продолжать экспансионистскую политику в Афганистане и арабских странах и подавлять внутренние беспорядки.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.