Коммунистическая партия Китая гордится тем, что извлекает хорошие уроки из падения других диктатур. После распада Советского Союза в 1991 году китайские лидеры заказывали академические исследования и проводили семинары, пытаясь понять, как некогда могучий советский режим рухнул, словно карточный домик.

Это отнюдь не было бесполезным занятием. Уроки, извлеченные из опыта распада Советского Союза, такие как «дворцовый переворот», дорогостоящая гонка вооружений и экономический застой, помогли КПК сформулировать свою стратегию выживания в эпоху после событий на площади Тяньаньмэнь. По общему мнению, партия извлекла выгоду из этих уроков — до тех пор, пока президент Си Цзиньпин не принял совершенно новую стратегию после прихода к власти в конце 2012 года.

Теперь, когда Китай фактически вернулся к системе единоличного правлению, КПК может захотеть взглянуть на опыт России за два десятилетия пребывания у власти президента Владимира Путина.

Пока КПК намечает свой дальнейший путь, впереди перед ней открываются те же опасности, которые ускорили распад Советского Союза, такие как разворачивающаяся новая холодная война с США. Но есть опасности и совершенно иного рода. Сегодня, когда Си начинает свое второе десятилетие у власти, решение избегать ошибок, допущенных Путиным, должно, по крайней мере теоретически, помочь укрепить режим правления КПК.

Безусловно, официальный китайский нарратив изображает эпоху Путина как впечатляющий успех, в ходе которого российский автократ возрождает экономику, восстанавливает порядок и возвращает России статус великой державы. Правда, конечно, несколько иная.

Первое десятилетие правления Путина, совпавшее с ростом цен на нефть, было отмечено восстановлением экономики России. Несмотря на то, что он демонтировал зарождающуюся демократию в России уже в течение всего нескольких лет после своего прихода к власти в 1999 году, геополитическими мускулами России Путин начал играть только во время своего второго президентского срока. Начав свой третий президентский срок в 2012 году — он был премьер-министром с 2008 по 2012 год — Путин удвоил ту же стратегию, чтобы снова сделать Россию великой.

Результаты работы Путина за последние девять лет характеризуются массой невыполненных обещаний и дорогостоящих ошибок. В экономическом отношении Россия по-прежнему зависит от углеводородов: в 2018 году на нефть и газ приходилось 39% экономического потенциала страны. Амбициозный проект Кремля по развитию высокотехнологичных отраслей и диверсификации экономики остается лишь шумихой.

Тем временем железная властная хватка Путина превратила российскую политику в театр одного актера. В результате действия Москвы стали больше связаны с защитой имиджа и власти Путина, чем с продвижением национальных интересов России и решением ее долгосрочных социально-экономических проблем.

Самым катастрофическим последствием реваншистской внешней политики Путина, проявившимся в его захвате Крыма в 2014 году, является международная изоляция России и эскалация конфронтации с Западом. Путин может быть доволен некоторыми своими тактическими достижениями, такими как война на востоке Украины, военное участие России в сирийском конфликте и ее вмешательство в президентские выборы в США 2016 года, которые помогли Дональду Трампу победить в схватке за Белый Дом.

Но стратегические издержки для России огромны. Санкции, введенные Западом после захвата Крыма, нанесли тяжелый урон российской экономике. Квази-война российских марионеток, бушующая на востоке Украины, истощает ограниченные ресурсы Москвы. Дипломатическая изоляция вынудила Путина броситься в объятия Китая. Этого тактического альянса Путин, скорее всего избегал бы, если бы у него был выбор. Ведь на протяжении первого десятилетия своего правления Путин сохранял намеренно прохладную позицию по отношению к Китаю.

Если КПК хочет избежать трудностей, с которыми столкнулась сейчас Россия, ей следует прислушаться к некоторым ценным урокам путинизма.

Первый урок — не ставить геополитическую телегу впереди экономической лошади. Самая большая ошибка Путина заключалась в переоценке своей силы и противостоянии Западу со слабых экономических позиций. Россия может обладать тысячами ядерных боеголовок, но ее структурные экономические слабости, такие как чрезмерная зависимость от природных ресурсов, экономика, размер которой меньше одной десятой американской, и отсутствие высокотехнологичного коммерческого сектора, не могут выдержать излишней амбициозности российской внешней политики.

В результате тактические успехи приносят по большей части иллюзорные геополитические выгоды. Например, военное вмешательство Путина в Сирии может казаться блестящим геоподитическим ходом на бумаге, но долгосрочные выгоды для России от нее ничтожны, поскольку Ближний Восток находится далеко от ближайшего ее окружения.

Еще один урок, который китайские лидеры могут почерпнуть у России, — это не недооценивать издержки конфронтации с Западом. США и их союзники обладают широким набором инструментов, таких как финансовые санкции, ограничения в области высоких технологий и помощь Украине, что сделало эти издержки особенно высокими после аннексии Крыма.

И последний урок, который следует принять во внимание Китаю. Поскольку коррекция курса «посреди пути» практически невозможна при правлении авторитарного лидера, во втором десятилетии у власти ситуация, как правило, ухудшается, поскольку большинство автократов обычно истощают свой потенциал доминирования уже через десять лет. Если обещанные реформы не реализуются в первое десятилетие, большинство авторитарных лидеров вряд ли добиваются многого во втором. В то же время они с большей вероятностью удваивают свои ошибки, а не исправляют их, чтобы избежать падения своего авторитета.

Учитывая внешне теплые отношения между Китаем и Россией, немыслимо, чтобы китайские лидеры ссылались на путинскую Россию в качестве примера, как не надо управлять страной. Но они совершают огромную ошибку. Явно намереваясь пойти по тому же пути, по которому Путин пошел десять лет назад, завтрашний Китай вполне может стать сегодняшней Россией.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.