С вступлением в силу ограничений на ее воздушное пространство Белоруссия оказывается все более изолированной в Европе. Минск обвиняется в умышленном перенаправлении в воскресенье, 23 мая, авиалайнера, следовавшего рейсом Афины-Вильнюс, для ареста находившегося на борту политического оппозиционера Романа Протасевича.

На международном уровне взоры все чаще обращаются на Россию, главную опору Белоруссии, которая, похоже, имеет свое видение будущего режима Александра Лукашенко. Арно Дюбьен, директор Франко-российского центра «Обсерво» в Москве и младший научный сотрудник парижского Института международных и стратегических отношений, дает пояснения на этот счет.

Franceinfo: Следует ли говорить о роли России в развертывании самолета в сторону Белоруссии?

Арно Дюбьен: В воскресенье вечером распространились слухи о присутствии на этом рейсе нескольких граждан России, которые якобы высадились в Минске после инцидента, что сразу наводит на мысль о причастности к этой операции агентов ФСБ или других спецслужб. Но это не проверено. Даже всезнающий сайт расследований Bellingcat (организация, объявленная нежелательной в РФ — прим. ред.), который стал источником разоблачений по делу Навального, не поддерживает эту гипотезу. Однако Кремль, если он «прикрывает» Лукашенко, похоже, все же смущен произошедшим. Ведь все, что может создавать напряженность перед встречей Джо Байдена и Владимира Путина, намеченной на 16 июня в Женеве, не приветствуется. А такой инцидент компрометирует Россию на медийном и политическом пространстве, учитывая ее близость к Лукашенко.

— Может ли Россия сыграть роль в освобождении политических оппонентов президента Лукашенко?

— Ожидать, что Кремль добьется освобождения Софии Сапеги, российской спутницы Романа Протасевича, например, нереально. Он просто не может себе этого позволить. Наверное, стоит вспомнить, что белорусский кризис начался в конце июля 2020 года с задержания в аэропорту Минска людей, представленных как наемники из российской частной военной компании «Вагнер». Александр Лукашенко был тогда у истоков инициативы, направленной прямо против интересов Кремля. Мы также знаем, что Москва негласно поддерживала оппозиционера Виктора Бабарико, который много месяцев находится в заключении в Минске. Другими словами, белорусский режим не поддерживает своего покровителя.

— Однако Белоруссия и Россия все же союзники…

— У этих двух стран сложные отношения вот уже около 20 лет. Они, безусловно, формально вовлечены в процесс политико-экономической интеграции, но Александру Лукашенко до сих пор всегда удавалось играть на нескольких фронтах и избегать тет-а-тет с Москвой, опасного из-за неравного веса сторон. Даже осенью 2020 года, когда он столкнулся с большими трудностями перед лицом оппозиции и когда Москва пришла ему на помощь, белорусский президент попытался вновь использовать «многовекторность» своей внешней политики. Очевидно, что в будущем ситуация будет намного сложнее.

— Однако речь идет о процессе интеграции двух стран. Что стало с этим проектом?

— Эта тема обсуждается с момента президентской кампании Бориса Ельцина в 1996 году. Были созданы межправительственные органы, выросло число комиссий, а также двусторонних встреч и саммиты. Но Белоруссия всегда старалась не отказываться от приватизации своих крупных компаний, к которой стремятся российские олигархи, и от единой валюты. Лукашенко, вероятно, справедливо опасается, что более глубокая интеграция приведет к распаду страны, которая фактически станет 86-м субъектом Российской Федерации. Таким образом, обе страны играют в кошки-мышки почти двадцать пять лет.

— Какая дилемма стоит перед Москвой сегодня по отношению к своему соседу?

— Для Москвы совершенно не может быть и речи о том, чтобы смириться со скатыванием Белоруссии в сферу западного влияния. Поэтому Россия будет продолжать субсидировать страну, содействовать интеграции и — несомненно, больше, чем хотелось бы — защищать режим Лукашенко. Даже если она и понимает, что сохранение президентского кресла за Лукашенко может обойтись очень дорого с политической точки зрения. Жители Белоруссии, которые в большинстве своем не являются противниками России, могут стать ее, скажем так, недоброжелателями, если Москва слишком тесно и слишком долго будет связана с авторитарными злоупотреблениями Александра Лукашенко.

— Судьба белорусов зависит от Москвы?

— Частично да. Россия не позволит повторения украинского сценария 2014 года, нового «Майдана» в пользу Вашингтона и Брюсселя. Это красная черта. Замена Александра Лукашенко — давняя тема для Москвы, но осуществить такой переход очень сложно. На самом деле Кремль не может организовать «дворцовый переворот» в Минске. Со своей стороны, Лукашенко знает, что Путин боится потерять Белоруссию. Он представляет себя последним оплотом российских интересов перед лицом НАТО, Польши и Запада.

— Похоже, Владимира Путина часто раздражает его коллега…

— Действительно, между двумя лидерами, которые ездят друг к другу уже двадцать лет, отношения непростые. Владимира Путина раздражает, что Александр Лукашенко не выполняет взятые на себя обязательства по интеграции и делает все, чтобы избежать даже серьезного разговора по этому вопросу. Осенью прошлого года белорусский президент пообещал начать переходный процесс — реформировать Конституцию. Русские думали, что тем самым он дает обещание не дойти до конца своего срока и организовать свой уход. Но как оказалось, Александр Лукашенко понемногу взял ситуацию под контроль, и его режиму больше ничто не угрожает в краткосрочной перспективе. И теперь он совсем не склонен рассматривать вопрос об уходе.

— Чего Москва хочет от Минска?

— Россия считает, что не получает компенсации за политическую и экономическую поддержку Белоруссии. Она хотела бы, чтобы Александр Лукашенко делал ставку на конституционную реформу, чтобы он освободил Виктора Бабарико, чтобы он приватизировал крупные государственные предприятия (химические удобрения, нефтеперерабатывающие заводы, машиностроение, оборона), и согласился пойти еще дальше в рамках экономической, политической и военной интеграции, например, открыв авиабазу на территории Белоруссии.

— Как Кремль воспримет санкции, введенные Евросоюзом против Минска?

— Вопреки тому, что они говорят публично, российские власти не сожалеют об этих санкциях, потому что эти удары с Запада еще больше подталкивают белорусский режим в их руки, еще больше загоняя Александра Лукашенко в угол. Худший кошмар белорусского президента скоро станет реальностью: они и вправду окажется один на один с Москвой. В этом контексте у него очень мало шансов сохранить свою независимость и спасти свою власть в среднесрочной перспективе.

Западу необходимо тщательно проанализировать объем своих будущих экономических санкций. Если в отношении крупных предприятий, особенно нефтехимических, будут применены санкции, они больше не смогут экспортировать продукцию в Европу, хотя экспорт является важнейшим источником национальных доходов Белоруссии. Я думаю, что Москва тогда тпопытается «загнать в угол» Лукашенко и, если представится возможность, вытеснить его в пользу более сговорчивого лидера, но в рамках стратегической преемственности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.