Когда геополитика и торговля сталкиваются, обычно победу одерживает торговля, особенно если дело касается Германии. Особенно если речь идет о «Северном потоке — 2» — газопроводе стоимостью в 10 миллиардов евро, пролегающем по дну Балтийского моря и соединяющем Россию и Германию, строительство которого будет завершено в ближайшее время.

Против строительства «Северного потока — 2» горячо возражали Соединенные Штаты, которые считают этот газопровод чрезвычайно опасным для Германии, поскольку в вопросе удовлетворения своих энергетических потребностей она окажется зависимой от России. С момента старта реализации этого проекта «Северный поток — 2» остается камнем преткновения в отношениях между Западом и Россией.

Тем не менее, строительство этого газопровода продолжается полным ходом, и, по всей видимости, ничто не может этому помешать. Все тревоги, касающиеся экологии, геополитики и безопасности, были отброшены в сторону, поскольку Германия остро нуждается в энергоресурсах, чтобы обеспечивать ими свою промышленность.

Этот газопровод уже представляет собой свершившийся факт — до завершения строительства осталось всего несколько месяцев, — и даже Соединенные Штаты как будто уже перестали ему сопротивляться. На прошлой неделе администрация Байдена отправила конгрессу США письмо, в котором она сообщила об отказе от введения санкций против компании-оператора проекта и ее главы Маттиаса Варнига (Matthias Warnig).

Но это было на прошлой неделе. Благодаря Александру Лукашенко и его приказу захватить пассажирский самолет компании Ryanair «Северный поток — 2» вновь оказался в центре всеобщего внимания. Связь между этими двумя обстоятельствами, несомненно, довольно расплывчатая: «Северный поток — 2», который пролегает вдоль уже существующего трубопровода, не проходит по территории Белоруссии, и связанные с ним коммерческие договоренности не имеют никакого отношения к Лукашенко. Однако это не помешало многим западным политикам, стремящимся наказать кукловодов Лукашенко в Кремле, снова начать призывать к свертыванию этого проекта в качестве ответной меры.

На каком-то уровне они правы, проводя эту параллель. Введение санкций против Белоруссии, на которые уже настроились лидеры Евросоюза, или введение запрета на полеты белорусских самолетов в воздушном пространстве Евросоюза не принесут никакого результата. Белоруссия уже является государством-изгоем. Совершенный Лукашенко акт пиратства — это всего лишь очередной пример вопиющей безнаказанности и абсолютного неуважения к международному праву, с которыми действуют Путин и его вассалы, хорошо понимающие, что ни Евросоюз, ни Соединенные Штаты, ни Великобритания не смогут ничего сделать по этому поводу.

Путин и его вассалы продолжают напирать на ослабленный Евросоюз, неспособный согласовать свои действия практически ни по одному вопросу, — не говоря уже о том, чтобы дать отпор диктаторам Восточной Европы.

В сложившейся обстановке вероятность того, что «Северный поток — 2» не достроят, крайне мала, и Путин это знает. Давал ли Путин свое согласие на захват самолета, никто не знает, и Путину это нравится. Известно, что Путин и Лукашенко недолюбливают друг друга, и они ни в коем случае не являются близкими друзьями. Однако Путин не позволил бы белорусскому президенту приблизиться к этому пассажирскому самолету, если бы считал, что это может поставить под угрозу его 10-миллиардный газопровод.

Как бы то ни было, газопроводу уже ничто не угрожает. Германия хочет покупать российский газ, а Путину нужны немецкие деньги. Поскольку осталось проложить всего 70 километров трубопровода, ожидается, что строительство «Северного потока — 2» завершится в июле. Все еще остается крошечный шанс, что строительству может помешать выдвижение Анналены Бербок (Annalena Baerbock) в качестве кандидата на должность канцлера страны — выборы пройдут в Германии осенью. Лидер партии зеленых может похвастаться довольно высоким рейтингом, и она решительно выступает против «Северного потока — 2». Если бы ей представился такой шанс, она с радостью свернула бы этот проект.

Между тем, поскольку Германия отказалась от атомной энергии, на чем так активно настаивали зеленые, и пока достигла весьма скромных результатов в получении энергии ветра, ей очень нужны поставки энергоресурсов, и Путин будет рад удовлетворить все ее потребности.

Евросоюз настаивает, что ему не нужен российский газ, поскольку он принял меры для диверсификации источников поставок. Кроме того, всем хорошо известно, что до настоящего времени Германия отлично справлялась и без второй ветки «Северного потока». Поставленная Европой цель — достичь так называемой «стратегической автономии» — требует, чтобы она оставалась независимой от любых других стран, будь то Россия, Китай или Соединенные Штаты. Европа намеревается лавировать между этими тремя державами, реализуя при этом свои собственные интересы.

Не стоит думать, что возражения Соединенных Штатов против «Северного потока — 2» были продиктованы исключительно альтруистическим желанием Америки уберечь Германию от ее собственной глупости. Америка продолжает рассматривать свои запасы сланцевого газа как весьма жизнеспособную альтернативу медвежьим объятьям России. И снова торговля так же важна, как и геополитика.

Но Германия всегда питала некоторую слабость в отношении присутствия России — странную симпатию, которая своими корнями уходит далеко за пределы исторической связи Восточной Германии с советским блоком. Если не считать Венгрии Виктора Орбана, Германия ближе к России, нежели любой другой член Евросоюза. У них даже есть специальное слово — «Russlandversteher» («тот, кто понимает Россию»), — свидетельствующее о том, что Германия питает большую симпатию и более глубоко понимает место России в мире, чем все остальные.

Путин бегло говорит на немецком языке, а Ангела Меркель, которая жила в бывшей Восточной Германии, так же бегло говорит по-русски. Между Россией и Германией ведется активная торговля. Множество ведущих немецких компаний вложили огромные средства в Россию. Большинство из нас считают, что ставить себя в зависимость от российского газа равносильно заключению сделки с дьяволом — в некотором смысле даже хуже, чем зависимость от компании Huawei в вопросе мобильных сетей 5G, — но многим немцам это не кажется чем-то страшным.

Почему Байден решил перестать сопротивляться реализации этого российского проекта, пока не до конца понятно. Возможно, он просто смирился с неизбежным. Возможно, в этом его решении был некий элемент кровожадности — желания уничтожить все следы политики его предшественника, независимо от ее положительных сторон.

Более того, Байден стремится наладить отношения Соединенных Штатов с Евросоюзом после тех ссор, которые устраивал Трамп. Байден считает, что таким образом он может убедить Германию возобновить поддержку НАТО. Со своей стороны, русские увидели в отказе от введения санкций протянутую оливковую ветвь — попытку нормализовать отношения.

Захват самолета белорусскими властями стал грубым напоминанием о том, с какого рода режимами немцы поддерживают близкие отношения, — с режимами, которые ни во что не ставят те нормы международного права, которые Германия, судя по ее собственным заявлениям, должна защищать.

Вероломный Альбион оказался объектом всеобщей критики внутри Евросоюза как ненадежный партнер в связи с тем, что он пригрозил отказаться от совершенно нежизнеспособного Ирландского протокола. Между тем Германия не задумываясь разделяет трапезу с жестоким бандитом, чей верный союзник считает абсолютно приемлемым использовать обман и силу, чтобы вторгнуться в нейтральное воздушное пространство с целью арестовать и уничтожить своих политических оппонентов.

Как и во многих других случаях, в этом случае торговля снова побеждает, заслоняя собой геополитические опасения, права человека, энергетические опасения и тревоги по поводу безопасности, а также совершенно невыполнимые обещания Германии достичь нулевых выбросов к 2050 году. Как только Германия полностью искоренит атомную энергию и начнет получать российский газ по «Северному потоку — 2», у нее не останется ни малейшего шанса выполнить эти ее обязательства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.