Двадцать пять лет назад, когда я был журналистом в Министерстве иностранных дел Японии, начальник отдела, отвечающий за Европу, сказал мне: «Наша работа сосредоточена на культуре и экономике. Мы не обсуждаем тему безопасности». Но теперь экспансия Китая меняет отношения между Японией и Европой. Министр иностранных дел Японии Тосимицу Мотэги недавно посетил Европу и опубликовал различные документы о сотрудничестве. Все из них включают вопросы безопасности. Новейший авианосец Королевского флота «Королева Елизавета» отправился в Индо-Тихоокеанский регион 1 мая. Чего мы можем ожидать от европейских стран, устремивших взор на Восточную Азию? Я поразмышлял на эту тему на основе анализа японских экспертов, живущих в Японии и Европе.

В ходе встречи министров иностранных дел стран G7, которая состоялась в Лондоне в мае и на которой присутствовал министр иностранных дел Японии Мотэги, было принято совместное заявление, в котором говорилось о «важности мира и стабильности в Тайваньском проливе». Кроме того, было указано на нарушение прав человека в Синьцзян-Уйгурском автономном районе и Тибете. То есть была продемонстрирована жесткая позиция в отношении Китая.

Преподаватель в Университете Аояма Гакуин Наоми Конда (Naomi Imada), специалист по европейской безопасности, отмечает: «Совместное заявление продемонстрировало большой интерес к Азии, например, заострение внимания на вопросах прав человека в Мьянме».

По словам Конда, ранее в Европе надеялись, что прием китайских инвестиций будет способствовать скорейшему экономическому развитию стран Центральной и Восточной Европы. Однако из-за последствий действий Китая, который не соблюдал верховенство права в Южно-Китайском море, растут опасения в отношении китайской инициативы «Один пояс, один путь».

«В последние четыре-пять лет европейские страны все чаще заявляют об отличии их ценностей от китайских. Появляется осознание того, что, если допустить влияние Китая на Европу, в конечном итоге он все возьмет под свой контроль», — отмечает Конда.

Совместное заявление министров иностранных дел стран G7 также коснулось кибератак Китая. Научный сотрудник Национального института оборонных исследований министерства обороны Японии Томонори Ёсидзаки (Tomonori Yoshizaki) полагает: «Повестка стала представлять из себя комплекс, сочетающий мягкую безопасность, например, изменение климата и инфекционные заболевания, которым ЕС уделял внимание и ранее, и жесткую безопасность, включающую вооруженные силы и оборону. Кибербезопасность также входит в эту повестку».

По словам Ёсидзаки, в 2010-х годах Япония заговорила о необходимости мер в отношении так называемых пограничных ситуаций, например, вокруг Сенкаку, когда сложно провести границу между миром и военным положением. В Европе также в 2014 году Россия оккупировала Крымский полуостров под видом учений и аннексировала его. «Европа стала мыслить так же, как Япония, и их цели в области безопасности совпали», — подчеркивает научный сотрудник.

В апреле Европейский Союз (ЕС) опубликовал всеобъемлющий документ под названием «Индо-Тихоокеанская стратегия». Ёсидзаки поясняет, что ЕС подчеркнул в этом документе «партнеров-единомышленников», включая Японию, Южную Корею, США, Индию и страны АСЕАН. В свою очередь, что касается Китая, который долгое время считался стратегическим партнером, то в документе есть оговорка о всеобъемлющем инвестиционном соглашении. «Для ЕС это означает, что Китай является объектом распространения правил и системы международной торговли, а не партнером, с которым разделяются ценности и философия».

Сотрудничество со странами, которые сталкиваются с Россией

Министр иностранных дел Мотэги встретился не только с главами G7, но и с лидерами V4 (Вишеградская группа: Польша, Венгрия, Словакия и Чехия), которые укрепляют свой статус на Балканах и в ЕС. На этих встречах Япония выразила озабоченность действиями Китая в Восточном и Южно-Китайском морях.

«Страны Центральной и Восточной Европы разделяют осознание того, что они находятся на линии фронта в свете угрозы России. С присоединением стран Центральной и Восточной Европы центр тяжести НАТО также сместился на Восток. Изначально у Японии были прочные связи с Великобританией, Германией и Францией. Стремление расширять отношения с развивающимися державами тоже нельзя назвать плохим», — считает Конда.

Профессор факультета социологии чешского Карлова университета Такаси Хосода (Takashi Hosoda) также считает, что сближение Японии со странами V4 имеет смысл. Вместе с тем он отметил, что некоторые страны V4, например, Венгрия, по-прежнему возлагают большие надежды на китайские инвестиции, поэтому дальнейшие усилия Японии представляют особую важность. Чешский эксперт, находящийся с Хосода в дружеских отношениях, недоумевает, почему Япония сближается с V4, но при этом надеется на японские инвестиции и сотрудничество в области безопасности.

Действительно, министр иностранных дел Чехии Якуб Кулганек после встречи со своим японским коллегой 7 мая написал в Твиттере: «Япония является вторым по величине инвестором в Чешской Республике после Германии». В апреле этого года Ёсидзаки посетил онлайн-конференцию, в которой принимали участие чиновники и бизнес из Японии и стран V4. На ней также высказывались надежды на качественные японские инвестиции.

Степень заинтересованности Европы

Итак, какова степень вовлеченности Европы в Индо-Тихоокеанский регион? Хосода обращает внимание на авианосную группу во главе с британским авианосцем «Королева Елизавета», который 1 мая покинул порт Портсмут. По его словам, к этой группе присоединились эскадренный миноносец типа «Арли Берк» ВМС США и фрегат типа «Де Зевен Провинсиен» ВМС Нидерландов.

«С одной стороны, это демонстрация единства стран НАТО, с другой, корабли ВМС Великобритании не способны защитить авианосцы от баллистических ракет», — отмечает Хосода. Корабли США могут обнаруживать, отслеживать и перехватывать баллистические ракеты, а голландские суда обладают возможностью обнаружения и отслеживания. «Это результат продолжающегося сокращения оборонного бюджета Великобритании. Южно-Китайское море, куда направляется британский авианосец, — место, где Китай уже много раз испытывал противокорабельные баллистические ракеты. Авианосец — мощное дипломатическое средство демонстрации британского присутствия. Для Японии это также важный шаг. Тем не менее в таком виде это не более чем бумажный тигр, и Китай понимает это», — полагает Хосода. По его мнению, сами британские ВМС даже не смогут приблизиться к нужному сектору в случае возникновения конфликта.

«Если вы хотите противостоять китайской стратегии ограничения доступа, будет эффективно рассредоточить небольшие корабли, использовать противокорабельные ракетные подразделения, а также дроны вместо авианосцев и других крупных кораблей», — подчеркивает профессор. Несмотря на то, что в Японии нет механизма, обеспечивающего участие Великобритании, она искреннее надеется, что британский авианосец придет на помощь, и призывает также решительно выступить против Китая, но это опасно.

Конда предполагает, что Япония и европейские страны рано или поздно столкнутся с одними и теми же сложностями. Проблема заключается в том, что в прошлом году США вышли из Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД), подписанного с Советским Союзом в 1987 году. Вашингтон оправдал этот шаг тем, что Китай также должен присоединиться к ДРСМД. Между тем Россия в спешном порядке развертывает ракеты средней дальности с радиусом действия от 500 до 5500 километров, которые были запрещены по договору.

«Если размещение ядерных средств средней дальности будет вновь поставлено на повестку дня, в Европе найдутся страны (например, Польша и Румыния), которые согласятся на это. Япония также не может защититься от китайских, северокорейских и российских ракет только за счет нынешней системы противоракетной обороны. В стратегическом плане самый простой способ — разместить эти средства на военных базах США в Японии, но это будет противоречить Трем неядерным принципам. Обсуждение необходимо начать прямо сейчас, иначе будет слишком поздно», — отмечает Конда.

Хосода подчеркивает, что Европа, которая сталкивается с угрозой со стороны России, и Япония, для которой опасность представляет Китай, должны избегать конкуренции за вооруженные силы США.

10 мая прошла онлайн-конференция с участием девяти стран-членов НАТО из Центральной и Восточной Европы (V4, Болгария, Румыния и страны Прибалтики), а также США. Эти девять стран называют «Бухарестской девяткой». Они представляют собой группу стран, которые напрямую подвергаются различным угрозам со стороны России. На встрече в тот день прозвучали призывы к усилению размещенных в этом районе американских войск.

«Другими словами, я хочу, чтобы американские вооруженные силы были отправлены в Европу, а не в Индо-Тихоокеанский регион. Япония нуждается в ВМС и ВВС США. Она находится несколько в ином положении в отличие от Европы, которой необходимы американские сухопутные силы. Японии важно терпеливо объяснять свою позицию, чтобы не происходило конфликта с Европой вокруг американских войск. Для этого следует укреплять диалог по вопросам безопасности и сотрудничество в области обороны», — резюмирует Хосода.

Наоми Конда — закончила докторантуру факультета международной политики Высшей школы политики и экономики Университета Аояма Гакуин. Доктор наук (международная политика). Работала научным сотрудником в Высшей школе комплексной безопасности Национальной академии обороны и в исследовательской группе по безопасности Фонда мира Сасакава. Специализируется на теории безопасности, альянсов и политике альянсов. Опубликовала различные работы, например, «Беспокойство великих держав и влияние союзнических сил; американо-немецкие отношения в связи с Берлинским кризисом».

Томонори Ёсида — после окончания аспирантуры университета Кэйо работал научном сотрудником в Королевском колледже Лондона на факультете оборонных исследований и в Гудзоновском институте в США. Специализация — стратегическая теория, исследования альянсов, мирное урегулирование и европейская безопасность.

Такаси Хосода — Закончил докторантуру в Высшей школе международных отношений Университета Нихон. Доктор наук (международные отношения). После работы научным сотрудником Японского института международных отношений и посольства Японии в Чешской Республике, занял текущую должность. Специализация — безопасность в Европе и Азии, а также морская безопасность. Является соавтором книги «Геополитика в XXI веке: территории, идентичности и внешняя политика».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.