Сильнейшая за последние десятилетия эскалация насилия на Ближнем Востоке разом вывела на первые полосы СМИ ставшую «горячей» тему палестино-израильского противостояния. Но в немецкой прессе она всё равно не смогла полностью отодвинуть на задний план бурное обсуждение судьбы трубопровода «Северный поток — 2». Будущее проекта интересует и рядовых граждан, и политиков, и экспертов: во многом потому, что тема газопровода в преддверии предстоящих в Германии 26 сентября парламентских выборов становится всё более политизированной.

Строительство — остановить!

1234 километра труб на дне Балтийского моря (это длина второй ветки трубопровода) превратились в одну из тем предвыборной борьбы в ФРГ. Хворост в костёр непрекращающихся дебатов подбрасывает и откровенно антикремлевская позиция одного из главных претендентов на пост следующего канцлера Германии — лидера «Зелёных» Анналены Бербок, которая буквально в каждом интервью говорит о том, что «Карфаген должен быть разрушен». То есть — строительство второй очереди газопровода «Северный поток» должно быть немедленно остановлено. Второй вариант: трубопровод достроить и тут же заморозить. Главное — не дать ввести газопровод в эксплуатацию. Поскольку, по мнению «Зелёных», проект якобы носит откровенно политический (и антиукраинский) характер, не учитывает интересы ряда восточноевропейских государств (в первую очередь Польши, Литвы, Латвии и Эстонии). И к тому же трубопровод, по словам Бербок, противоречит новым климатическим обязательствам Германии, связанным с переходом на альтернативные источники энергии. А вот и последний аргумент «Зеленых» в пользу сворачивания проекта: само по себе наличие трубы с соблазнительно дешевым газом можно рассматривать как инструмент давления России на Евросоюз. 

«Зеленые» — лидеры гонки

Интересный момент: по данным опроса общественного мнения, недавно проведённого по заказу медиахолдинга ARD, сейчас партию «Союз 90/Зелёные» готовы поддержать на предстоящих выборах в бундестаг 26 процентов немецких избирателей. Это делает «Зелёных» на сегодняшний момент лидерами предвыборной гонки. У их соперников — правящего консервативного блока ХДСС/ХСС и социал-демократов (СДПГ) — соответственно 23 процента и 14 процентов голосов. Непосредственно за кандидата от «Зелёных» Анналену Беброк, согласно данным этого же опроса, готовы проголосовать 28 процентов немецких избирателей. Тогда как каждый из её соперников — лидер христианских демократов Армин Лашет и кандидат от социал-демократов Олаф Шольц — могут рассчитывать только на 21 процент голосов. Таким образом, картина распределения электоральных симпатий немцев на данном этапе вырисовывается вполне очевидная.

Однако, вот что любопытно: как только речь заходит о будущем проекта «Северный поток-2», ситуация с общественным мнением вдруг становится более нюансированной. Еще в 2019 году опросы общественного мнения свидетельствовали о том, что две трети граждан Германии хотели бы более тесного сотрудничества с Россией. Да и теперь многие рядовые немцы придерживаются мнения, что лично им газопровод «карман не тянет», дешевого газа много не бывает, а вся шумиха вокруг — политические игры наверху, которые их не касаются.

Родственные души — миф?

Тем не менее и критиков прагматичной позиции ХДС в пользу достройки газопровода сейчас в Германии становится все больше. Интересный материал в этой связи на днях опубликовало авторитетное немецкое издание Frankfurter Allgemeine. Статья главы берлинского «Центра либерального модернизма» Ральфа Фюкса вышла под громким названием «Северный поток — 2 и миф о родственных душах». Фюкс пишет о том, что со времён окончания Второй мировой войны высшим приоритетом внешней политики Германии было «стремление избегать конфликтов с Россией». По мнению политолога, «Кремль бессовестно пользуется этим фактом», причём не только в отношении проекта «Северный поток». Обоснования? Пожалуйста: Фюкс уверен, что вторая очередь газопровода является «излишней», так как уже существующие мощности якобы могут полностью обеспечить прогнозируемый спрос на газ. Проект, по его словам, устарел с точки зрения климатической политики: новые климатические цели ЕС «требуют сокращения потребления газа до конца этого десятилетия».

Кроме того, считает Фюкс, газопровод неизбежно ведет дело к расколу Европы. Дело в том, что часть восточноевропейских партнёров Германии (в первую очередь Польша и страны Балтии) и большинство депутатов Европарламента выступают категорически против запуска «Северного потока — 2» в эксплуатацию. По мнению политолога, то, что контракты на строительство «Северного потока — 2» были подписаны уже после 2014 года и событий в Крыму, стало «кардинальной ошибкой» правительства Германии. Поскольку, настаивает Фюкс, проект с самого начала носил геополитический характер: его целью был транзит газа в обход Украины. (А почему бы России и Германии не захотеть альтернативы нынешнему газопроводу, который идет черед охваченную гражданской войной Украину, да еще и не раз подвергался просто грабежу в виде «несанкционированных утечек» со стороны украинской стороны — прим. ред.).

Избавиться от химеры вины перед Россией 

Так почему же правительство Меркель в этих условиях упорно продолжает отстаивать проект?— таким вопросом задается автор публикации во «Франкфуртер альгемайне». Он обращает внимание читателей на тот факт, что президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер на днях «продвинул» проект строительства второй очереди газопровода в «ранг государственно-политического проекта», напомнив немцам о «долге Германии перед Россией». Именно здесь, по мнению Ральфа Фюкса, и зарыта собака: «Северный поток — 2» в действительности является «символом особых российско-германских отношений», представляющих собой «сложную смесь политики, экономики и настроений». Фюкс отмечает, что до истории с отравлением Алексея Навального общественное мнение в Германии, несмотря на политическое охлаждение между РФ и ЕС, было по-прежнему ориентировано на тесное сотрудничество Германии с Россией. Шумиха вокруг Навального эту ситуацию изменила, однако, по мнению политолога, ненадолго. Как только страсти улеглись и «возмущение в значительной степени сошло на нет» Германия якобы взялась за свою старую русофилию: «ряды, стоящие за Северным потоком — 2, вновь плотно сомкнулись». 

Страдания Украины — актуальны, страдания России — нет 

В попытке объяснить этот феномен Фюкс обращает внимание на то, что в «немецкой политике памяти» якобы почти не задействованы Украина или Белоруссия. Чувство «исторической вины немцев», по его словам, традиционно направлено «исключительно на Россию» (видимо как наследницу СССР). Кроме того, в Германии существует и другой «глубокий пласт» в формировании общественного мнения: устойчивый «миф о родстве» русской и немецкой души. Основанный на якобы общем для обеих культур «борьбе чистого чувства с холодной рациональностью», а также на предпочтении «трагедии» пустому «гедонизму». 

Фюкс подчёркивает, что старый тезис о том, что европейская стабильность должна быть основана на соглашении с Россией (который лично он считает неправильным), до сих пор якобы является «повторяющейся мантрой в немецкой политике». Тогда как для Украины, Польши и стран Балтии проект «Северный поток», по его мнению, лишний раз служит напоминанием о «злополучном пакте Молотова-Риббентропа». В общем, смешались в кучу кони, люди: экономический проект ставится рядом с политическим соглашением 1939-го года времен нацизма и коммунизма. Кроме того, по мнению Фюкса, политика Германии по отношению к России до сих пор определяется сильной экономической заинтересованностью. Политолог считает, что проект «Северный поток — 2» следует давнишней немецкой стратегии, в рамках которой «генералы» немецкого бизнеса мечтали о «совместном российско-германском экономическом пространстве». Другими словами, Фюкс предлагает забыть о множестве деклараций горбачевских и ельцинских времен насчет интеграции России в экономическое евро-атлантическое пространство: то ли от Лиссабона до Владивостока, то ли от Ванкувера до Владивостока, ну или хотя-бы от Москвы до Берлина. И вот эту мечту Фюкс считает устаревшей и неправильной. 

Разговоры про «диалог» как дань пацифистам

Между тем, несмотря на резкую критику в адрес Москвы, Ральф Фюкс, по его словам, тоже уверен в том, что Германии необходимо «стратегическое партнёрство с Россией». Однако для Фюкса оно должно быть возможным не благодаря вышеперечисленным факторам, а исключительно на основе «общих ценностей и правил», то есть в том случае, если Россия согласится в одностороннем порядке принять все требования ЕС. До тех пор, пока этого не произойдёт, Германии и Европе, по мнению политолога, необходима политика, «не уклоняющаяся от конфликтов [с Россией], когда речь идёт о защите европейских ценностей и интересов». И в этом смысле приостановка строительства «Северного потока» была бы правильным сигналом для Кремля, считает Фюкс. По его мнению, превращение трубопровода в груду бессмысленного металла на дне Балтики — не слишком большая цена за ликвидацию «непоследовательности Запада». 

Этот комментарий на страницах авторитетной «Frankfurter Allgemeine» в целом близок к позиции части экспертного сообщества и ряда политиков в Германии, в первую очередь тех же «Зелёных». Но он идёт вразрез с линией кабинета Ангелы Меркель, отстаивающей преимущественно экономический характер проекта «Северный поток — 2» и необходимость его завершения и ввода в эксплуатацию. И сама канцлерин, и её министр иностранных дел Хайко Маас в минувшие дни не раз говорили о том, что, несмотря на беспрецедентное охлаждение в отношениях России и Евросоюза, приоритетным должно оставаться сохранение диалога с Москвой. Причем как по линии Москва-Берлин, так и с Евросоюзом в целом. Накануне канцлер Ангела Меркель вновь высказалась за скорейшее завершение строительства и введение второй ветки трубопровода «Северный поток» в эксплуатацию, заверив, что правительство Германии поддержит проект вне зависимости от санкций США. Меркель мотивировала свою позицию ростом потребности Германии в голубом топливе на фоне постепенного отказа страны от угля и атомных электростанций. Спрос растёт, и собственной добычи сейчас явно недостаточно — на данный момент половина всего импортируемого в ЕС газа является российской. Министр экономики и энергетики Германии Петер Альтмайер в этой связи напомнил, что ФРГ сорок лет импортирует газ из СССР и затем России, и он никогда не был «политическим оружием в отношениях Востока и Запада». 

Ценности — Евросоюзу, деньги — Германии

Таким образом, официальный Берлин пытается вывести ценностную составляющую на линию Москва-ЕС, а для отношений Москва-Берлин оставить прагматичный подход к ситуации. Похоже, что в официальном Берлине понимают: без сохранения механизма диалога маховик эскалации может набрать неконтролируемые обороты, и вот тогда отыграть хоть сколько-нибудь назад будет затруднительной задачей для обеих сторон. 

Один из самых известных ораторов и политиков Древнего Рима Марк Порций Катон Старший (в просторечии просто Катон), будучи непримиримым врагом финикийского города-государства Карфагена, на протяжении нескольких лет все свои речи в римском сенате неизменно заканчивал фразой: «Карфаген должен быть разрушен!» И это — независимо от повестки сенатских обсуждений.

Нечто подобное наблюдается и в европейской политике: настойчивый рефрен «Северный поток — 2» должен быть остановлен/заморожен» из уст немецких политиков и экспертов всё больше напоминает эту древнеримское упорство. Катону Старшему понадобилось несколько лет на то, чтобы его точка зрения победила. У действующего правительства Германии времени всего ничего — до парламентских выборов остаётся около четырёх месяцев. Остаётся надеяться на то, что у кабинета «уходящей канцлерин» Ангелы Меркель достанет политической воли для того, чтобы сохранить прагматичный взгляд на вещи и достаточные механизмы взаимодействия обеих сторон.

А вот вполне реальный вариант со следующим «зелёным» канцлером Германии ситуацию, безусловно, осложнит. Тем не менее, и в случае возможного воцарения на немецком политическом Олимпе Анналены Бербок останется истиной следующее: хотя отношения России и Германии как минимум в краткосрочной и среднесрочной перспективе уже не вернутся к прежнему уровню доверия, они всё же могли бы продолжать носить взаимовыгодный характер.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.