Западные средства массовой информации сегодня буквально лопаются от лживых материалов о Китае и Коммунистической партии Китая (КПК). Однако всемирно известный социолог и политолог из Германии Хайнц Дитерих (Heinz Dieterich), первым выдвинувший концепцию «социализма XXI века», считает Коммунистическую партию Китая тем самым авангардом, который искренне откликается на нужды китайского народа и отстаивает его интересы. В чем отличие КПК от других политических партий? Почему западные общества так негативно относятся к идеям социализма и коммунизма? Дитрих поделился своими мыслями и соображениями с репортерами «Глобал Таймс» Бай Юньи (Bai Yunyi) и Ли Айсинь (Li Aixin) в виртуальном интервью.

«Глобал Таймс»: Что бы вы могли сказать о роли и развитии КПК за последние 100 лет? Если говорить о глобальной перспективе, то какое, на ваш взгляд, влияние КПК оказала на мир в прошлом веке?

Дитрих: Мне совершенно ясно, что на всем протяжении своей столетней истории Коммунистическая партия Китая являлась оборонительным оплотом своего народа и антидотом от навязываемой человечеству империалистической системы.

После вторжения японцев в Маньчжурию (северо-восточный Китай) в 1931 году китайский народ начал войну, оказывая сопротивление японской оккупации. Это сыграло важную роль в мировом сопротивлении фашизму и в его конечном ослаблении. В 1949 году, когда КПК одержала триумфальную победу в гражданской войне, а Мао Цзэдун сделал свое знаменитое заявление о том, что «китайский народ выстоял», в моем понимании это стало официальной декларацией о присутствии коммунистического Китая на мировой арене.

Его решительное участие в Корейской войне (это было сопротивление американской агрессии и помощь Корее) и во Вьетнамской войне (опять против агрессии Америки) помогло сорвать попытки США установить свое господство в Азии. Спустя несколько лет, в 1971 году Китай стал членом Совета Безопасности ООН с правом вето, и это еще больше укрепило его международный вес.

Если обратиться к другому аспекту, к «экономическому чуду», которое было обеспечено за счет руководящей роли КПК, то оно превратило Китай в одного из четырех самых важных глобальных игроков. По прогнозам МВФ, в 2021 году его ВВП по паритету покупательной способности населения обеспечит около 27% роста мировой экономики.

Немецкий социолог Хайнц Дитерих

В военном плане Китай пока не обладает той стратегической мощью, какой могут похвастать Россия и США. Но он приближается к этому. И нет никаких сомнений, что Китай является единственной важной политико-культурной альтернативой глобального масштаба для капиталистической цивилизации Запада. Поэтому Китай за 100 лет существования КПК стал очень важной альтернативной силой в строительстве системы будущего мира, радикально отличающейся от блока западных капиталистических держав.

Китай сталкивается с новыми вызовами в развитии страны. Чего вы ждете от руководящей роли КПК в будущем?

Китай очень успешно развивает производительные силы. Он очень успешно преодолевает бедность и многие другие проблемы. Но мне кажется, у Китая как у социалистической страны есть одно достоинство, какого нет у капиталистических стран, и которое имеет основополагающее значение для будущего этой страны. Никита Хрущев как-то сказал, что у российских граждан будет больше мяса на столе, чем у американцев, и что это, мол, является мерилом успеха страны и знаком превосходства социализма над капитализмом. Это была ошибка, потому что это технократическая точка зрения.

Если у американского капитализма 10 000 долларов на душу населения, и он доводит этот показатель до 12 000 долларов, значит, его система лучше? В чем состоит принципиальный недостаток капиталистической системы? Принципиальный недостаток заключается в том, что она не может дать своим гражданам смысл жизни. Да, человеку нужны хорошие материальные условия. Поэтому нужно развивать производительные силы. Это правильно. Но в чем цель коммунизма? Создать бесклассовое общество, где у каждого появятся такие условия жизни, где не будет эксплуатации рабочих, не будет эксплуатации и подавления женщин, не будет уничтожаться природа. Где не будет дискриминации людей из национальных меньшинств, этнических меньшинств.

Капиталистическая система не может дать своим гражданам такой смысл жизни и чувство сопричастности к чему-то высокому, потому что она ограничена двумя вариантами. Или вульгарное материалистическое обогащение и потребление, или в лучшем случае инфантильные схемы религиозного промывания мозгов.

Развитие производительных сил важно и необходимо, но истинная историческая миссия социализма состоит в ликвидации эксплуатации, репрессий и экологического разрушения. В этом заключается реальное превосходство социализма над буржуазными капиталистическими обществами.

Поговорим о Коммунистической партии Советского Союза (КПСС). Как вы думаете, в чем отличие КПК от политических партий других стран с «однопартийным правлением»?

Принципиальное отличие от КПСС — в том, что КПК лучше понимает различия в развитии от одного переходного этапа в истории к другому, а также в способности контролировать и направлять такие переходы. Например, в Советском Союзе была военно-коммунистическая модель развития, в основе своей созданная Иосифом Сталиным после смерти Владимира Ленина. После смерти Сталина в 1953 году новый премьер-министр страны Хрущев и партия под его началом не смогли правильно переделать эту систему. Они не использовали шанс направить сталинскую модель государства по новому пути коммунистического развития, хотя этого требовали новые технологии и новый мировой порядок. Советская коммунистическая партия, в отличие от китайской, не сумела перейти от модели военного коммунизма к социалистической модели XXI века.

После смерти Мао Цзэдуна у вас появился человек стратегического мышления. Имелась и партия, способная перенацелить историческое развитие на реформы и открытость. Конечно, я веду речь о Дэн Сяопине, сумевшем понять необходимость структурных реформ для выполнения исторической миссии строительства социализма. В этом ваше отличие от КПСС. Поэтому система в Китае не рухнула, как в Советском Союзе.

Как вы считаете, в чем главные отличия КПК от западных политических партий, скажем, от американских?

Главное различие между двумя политическими системами в том, что в Китае правит авангард всего общества, а в США правят элиты, частные капиталистические корпорации, отдающие политическое руководство на внешний подряд профессиональным исполнительным органам, которые они называют политическими партиями. Американская политическая система никогда не была по-настоящему демократической. Как написал в 1956 году в своем исследовании «Властвующая элита» знаменитый социолог из Колумбийского университета Чарльз Райт Миллс (C. Wright Mills), американская политическая система является по сути плутократическо-олигархической. За последние 60 лет в этой ее сути ничего не изменилось. Профессор Принстонского университета Мартин Гиленс (Martin Gilens) и профессор Северо-Западного университета Бенджамин Пейдж (Benjamin Page) недавно подтвердили этот вывод, написав, что в США действует система олигархии в ее классическом древнегреческом понимании (власть немногих, при которой меняются иногда надоевшие лица — прим. ред.). Но это не демократия. Это система, когда у власти стоят наследственные элиты, а не самая передовая часть общества, его авангард, как в Китае.

Динамика американской системы во всех отношениях определяется интересами прибыли и накопительства четырех доминирующих групп корпоративной Америки: финансовый капитал (Уолл-стрит), военно-промышленный комплекс, магнаты из сферы информационных технологий (Марк Цукерберг, Джефф Безос, Билл Гейтс и т.д.). Есть еще четвертая группа — СМИ (включая и либеральный канал Си-Эн-Эн, и консервативный «Фокс»). Все это вместе Миллс и называет властвующей элитой. В Китае этих властных групп нет, и в этом важное различие в основополагающем научном понимании американской и китайской политических систем.

Мы часто слышим, как многие западные политики и политические силы называют Китай под руководством КПК страной с однопартийной диктатурой. Они также подчеркивают, что в демократическом государстве должна быть западная избирательная система. Каково ваше мнение на этот счет?

Концепция диктатуры обретает смысл только в том случае, если применять ее к отношениям между властью и потребностями людей. Только когда мы оцениваем, откликается ли власть на потребности людей во всех аспектах, мы можем говорить о демократии или о диктатуре.

Диктатура возникает тогда, когда властвующая элита не принимает во внимание потребности людей, игнорирует их. Такая ситуация существует сегодня во многих странах, где формально действует многопартийная буржуазная демократия. А вот к Китаю это определение диктатуры не относится.

В Китае нет диктатуры элиты, китайцам не диктуют политкорректно, какие слова употреблять, а какие нет. А теперь посмотрите на США.

Китайское правительство — это по сути дела национальный авангард, передовая часть общества. Разница между авангардом и элитой в том, что авангард отзывается на потребности народа, а элита, напротив, во главу угла ставит свои собственные интересы.

Китай не является однопартийной диктатурой, потому что он повышает благосостояние народа. Кроме того, Китай шаг за шагом укрепляет власть закона и гражданские права населения. Вот почему КПК пользуется полной поддержкой подавляющего большинства китайских граждан. А оказываемая власти поддержка большинства делает систему демократической реально, а не формально, потому что демократия по своему изначальному определению — это прежде всего власть большинства.

Настоящая диктатура процветает как раз в западных так называемых демократиях, таких как США. Уже много лет они не в состоянии решить ни одну из своих проблем: проблему оружия на руках у психически ненормальных людей, расовой дискриминации, слишком дорогостоящего военно-промышленного комплекса, расходов на все новые войны и так далее. Они неспособны решать реальные проблемы, и в этом их радикальное отличие от сегодняшней КПК.

Что является определяющей чертой авангарда? Есть два или три элемента. Прежде всего, у него должно быть научное понимание действительности. Наука — это единственный инструмент, дающий объективное представление о фактах реальности. Следовательно, она дает нам возможность планировать, как улучшить состояние страны и народа. Без науки нет авангарда, но наука должна быть нравственной. Она должна быть моральной. Она должна использовать невероятно мощный инструмент, каким являются научные исследования, на благо народа. Нельзя создавать новое оружие для военно-промышленного комплекса. Но необходимо создавать новую вакцину, новые транспортные системы, новые коммунальные системы.

В стране может действовать больше десятка политических партий — и при этом не быть демократии. Количество демократических партий ничего не говорит нам о реальной демократии. Этот показатель не имеет интерпретационной ценности для объективной оценки действительности.

Некоторые западные политики склонны отделять КПК от китайского народа, утверждая, что народ и партия — по разные стороны баррикад. Они заявляют, что стоят на стороне китайского народа, однако выступают против КПК. Как вы считаете, каковы мотивы, скрывающиеся за этой риторикой?

Это фейковые новости, ложь. Сила государства, сила власти не только в науке, но и в народной поддержке. Если у власти прочные отношения с массами, если она пользуется поддержкой масс, то никто не сможет разрушить такую власть и ее проекты. Если хочешь разрушить действующую власть, необходимо разорвать связи между авангардом и массами, лишить авангард поддержки масс, уничтожить взаимопонимание между ними. Такая задача стоит перед цветными революциями, которые замышляются в том числе и против Китая. В этом нет ничего нового.

Возьмем в качестве примера распад Советского Союза. Идеологическое разложение Советской России было одной из основных задач американского империализма, потому что он не мог вести ядерную войну против Советского Союза. У Советского Союза было ядерное оружие, а поэтому нападать на него было нельзя. Следовательно, его нужно было разрушить посредством так называемой мягкой силы: обещаниями нового типа потребления, лживой дипломатией, пропагандой и так далее.

Это стало официальной внешнеполитической доктриной США после 1947 года, когда американский посол в Москве Джордж Кеннан написал знаменитую длинную телеграмму, которую в том же году под заголовком «Источники советского поведения» опубликовал влиятельный журнал истэблишмента Foreign Affairs. Уже в этой своей старой статье Кеннан утверждает, что разрушить Советский Союз можно только путем разделения народа и власти.

Эта стратегия была снова взята на вооружение при Дональде Трампе. Ее разработал советник Трампа — неофашист Стив Бэннон (Stephen Bannon). Он был главным идейным вдохновителем агрессивной антикитайской идеологии Трампа. Они воспользовались той же ложью, которую Кеннан применял к России в 1947 году. Трамп заявил: мы, американцы, — друзья китайского народа, мы друзья китайских рабочих, но мы враги КПК, которая насаждает диктатуру против собственного народа. Поэтому США хотят освободить вас, китайцев, от такой власти. В этой пропагандистской лжи нет ничего нового.

© AP Photo, Alex Brandon
Президент США Дональд Трамп и председатель КНР Си Цзиньпин

Люди видят, как улучшается их жизнь. Уровень жизни растет в геометрической прогрессии. Даже по международным меркам. Например, в 1950-е годы доходы на душу населения в Китае, Индии и Индонезии были по сути одинаковы. Сегодня подушевой доход китайских граждан составляет около 11 000 долларов. В Индонезии он около 4 000 долларов. А в Индии всего 1 180 долларов. Таких вот успехов добился Китай под руководством КПК за те 70 лет, что прошли с 1950-х годов.

Люди это понимают. Люди видят, что их положение улучшается год от года. И они отвечают на это доверием. Поэтому нелепо и смешно думать, будто китайские граждане не понимают, что лучшим гарантом, лучшим защитником их объективных интересов является Коммунистическая партия. Таковы факты.

Не в этом ли причина неверных представлений населения западных стран о КПК?

Это не проблема неверных представлений, это не недоразумение. Вас не хотят понимать, а это совсем другое явление, чем вызванное недоразумением неверное представление о вас. Неверное представление означает, что существует проблема коммуникации, семантическая проблема, семиотическая проблема. Люди в этом случае просто неадекватно истолковывают действительность. Но не эта проблема стоит перед нами. Дело не в том, что у западных обществ неверные представления о КПК и о ее деятельности. Эти общества подвергаются воздействию так называемой программы управления восприятием. На Западе правящие элиты контролируют процесс восприятия действительности обществом.

Эту идею в 1940-е годы предложили американские социологи. Они сказали, что в диктатуре очень легко можно управлять сознанием людей, если им угрожать. Но как управлять им в демократии, которая формально дает людям право читать, думать как захочется и так далее? Они предложили решение. Таким решением стало телевидение, потому что именно телеканалы открывают двери к массовому сознанию. Такова была базовая программа. В последние годы ее существенно усовершенствовали и усложнили. Представления людей должны формировать и контролировать вожди государства и корпораций. Они делают это через так называемых лидеров мнения — опулярных личностей. Но в этом процессе нет никакой демократии, нет никакой морали. Эти люди не демократы, они в определенной мере преступники. Проблема не в неверных представлениях западного общества о КПК и о сути коммунизма. Проблема в том, что этому обществу промывают мозги программами культурного и политического доминирования.

Политическое сознание у такого общества — как у собаки Павлова, оно определяется «условными рефлексами». Так что нет никакого недопонимания или неверного представления. Взгляды западного общества на КПК есть прямой результат работы почти совершенной машины индоктринации и пропаганды. Эта машина принадлежит империалистической системе, которая не может существовать без внешнего врага. Это не проблема воспитания или познания. Это конфликт антагонистических социальных и ценностных систем.

Хрущев говорил, что возможно мирное сосуществование с империализмом, а потом мы в СССР своими успехами докажем, что коммунизм лучше империлизма. Давайте дружить, и пусть каждая из систем показывает, какая из них лучше. В этом заключается фундаментальное непонимание работы биологических систем, к которым относятся и люди, и животные. Тут все как в рассказах Киплинга или Джека Лондона. Если есть две конкурирующие биологические системы, скажем, львы и гиены, или два государства, Советский Союз и империалистическая Америка, между ними борьба за всегда недостаточные ресурсы. И это будет борьба до конца.

Возьмите Трампа и Байдена. Они не признают соревнование, так называемую честную конкуренцию США с Китаем или с Россией. Трамп хотел уничтожить сначала Китай, а затем Россию. У Байдена такая же цель, но иная последовательность действий. Сначала он хочет разрушить Россию, для чего США готовят войну на Украине, а затем прикончить и Китай. Так что речь не о непонимании в западном обществе. Речь о целенаправленной программе манипулирования сознанием и контроля над гражданами.

Вы общались с представителями левых партий во многих странах. Оставила ли КПК у вас какое-то впечатление, отличающее эту партию от других? Почему некоторые западные политики левого толка склонны к нападкам на Китай?

Многие социал-демократические партии называют себя левыми. Но они не социалистические и не коммунистические партии. Им не нужна коммунистическая система, как в Китае. Им нужна лишь более гуманная капиталистическая система. На самом деле, они не левые, они часть капиталистической системы. Таким образом они является врагами коммунистической идеи. И по этой причине они пытаются подорвать Китай.

Демократический социализм социализмом не является. Это социал-демократическое визионерство. Американский сенатор Берни Сандерс постоянно критикует класс миллиардеров, но никогда не призывает установить государственный контроль над экономикой, а это значит, что миллиардеры сохранят и политическое влияние.

Французская политическая карикатура конца 1890-х

Чтобы отнять у миллиардеров власть, Сандерсу пришлось бы заявить о необходимости взять под контроль доминирующие в американской политике корпорации, а частную собственность, в которой находятся крупные корпорации, заменить государственной. Почему он никогда не говорит об этом? Потому что в этом случае Сандерс лишится денег на свои политические кампании, которые дают ему те самые корпорации. А президентом в Америке становится тот, кто получит больше денег от вышеупомянутой четверки доминирующих групп корпоративной Америки — финансового капитала, ВПК и так далее. Если ты не признаешь, что они неприкасаемые, ты никогда не станешь президентом. И Сандерс об этом знает. Он не революционер. Он никогда не признает, что люди должны быть важнее корпораций.

То же самое можно сказать о немецких социал-демократах, о партии «Зеленых», о Французской социалистической партии и так далее. У них у всех такие броские и пафосные названия, но они составная часть системы. Они живут по правилам системы и живут хорошо, потому что не восстают против этой системы.

Эта система правильно определяет Китай как внешнего врага, который должен быть уничтожен. В этом они едины, идут друг за дружкой. Например, партия «Зеленых» в ФРГ вдруг поддерживает США в их попытке силовым путем остановить строительство трубопровода «Северный поток — 2» из России в Германию. Газ — чистое топливо, а сама поддержка «Зелеными» атаки США на трубопровод — это поддержка империалистической агрессии США против интересов Германии и против альянса с Россией. Но «Зеленые» идут на это. Почему? Потому что эта партия знает: реальная сила у США. Если «Зеленые» хотят стать господствующей партией в Германии, им понадобится поддержка Белого дома. Они много говорят о мнимых преобразованиях левой направленности. Но все это пропаганда. В действительности ничего подобного они делать не будут.

Похоже, западные общества сейчас особенно решительно выступают против идей социализма и коммунизма. Есть ли какие-то исторические и социальные причины, по которым люди на Западе так сильно сопротивляются этим идеям государственного устройства?

Империалистическим государствам и державам всегда нужны внешние угрозы, чтобы оправдывать свои недемократические действия. Прежде всего, внешним врагом является Китай, потому что это настоящая усиливающаяся сверхдержава. Во-вторых, это Россия. А если никаких правдоподобных внешних угроз их системам правления нет, такие угрозы приходится изобретать. В этом заключаются реальные фейковые новости западной системы пропаганды, причем не только медийного мейнстрима, но и социальных сетей, которые просто отражают в грубой доступной форме то, что производит на свет этот самый медийный мейнстрим.

Причина такого антикоммунизма и дискриминации против Китая заключается в том, что это нужно владельцам корпораций. И это никогда не закончится.

Так называемые социологи на Западе — это не более чем пропагандисты, чьи услуги оплачивает правящая элита. Им платят за то, чтобы они держали людей в состоянии путаницы и хаоса. Социологи внушают людям: «Объективной истины нет», есть мнения — столько-то процентов за одно, столько-то — за другое. Трамп был главным проводником этой идеи. Ведь раз нет объективной истины, не стоит придерживаться каких-то позиций по самым актуальным проблемам общества. Они сбивают людей с толку, люди не знают, куда идти, так как не понимают, что правильно, а что нет. Они не знают, куда обращаться, пока лидеры, этакие альфа-животные, не скажут им, куда идти.

Все это часть системы политического управления сознанием, которой нужна правдоподобная угроза. Такой правдоподобной угрозой на сегодня и на обозримый период является Китай, и все этому поддакивают. Они промыли мозги своим гражданам.

Вот почему свыше 70 миллионов человек поддерживают такого лжеца, как Трамп. Они продолжают поддерживать его даже после нападения на Капитолий. Следовательно, они невосприимчивы ко лжи, не уважают женщин, не уважают людей из третьего мира. И, увы, не только их.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.