В среду вечером президент Джо Байден выступил со своей первой речью на совместном заседании Конгресса, которая была посвящена его первым 100 дням пребывания в должности.

Обстановка в зале существенно отличалась от обычного выступления. Из-за пандемии количество присутствующих было ограничено, и действовали правила соблюдения дистанции.

Но Байден говорил об успехах и о том, что после года с лишним ограничений страна возвращается в нормальное состояние.

Ниже приводится текст выступления Байдена.

***

Приятно вернуться сюда. Митч [Макконнел] и Чак [Шумер] понимают, что это почти как родной дом, этот зал.

Ладно. Спасибо всем вам. Госпожа спикер, госпожа вице-президент. Такие слова с этой трибуны не произносил еще ни один президент. Ни один президент не говорил таких слов, и пришла пора это сделать.

Первая леди. Я ее муж. Второй джентльмен, председатель Верховного суда, члены конгресса Соединенных Штатом и кабинета, уважаемые гости, мои сограждане американцы. Сегодняшняя обстановка знакома, но собрание немного другое, и это напоминает о том чрезвычайном времени, в котором мы живем.

На всем протяжении истории президенты приходили в эту палату, чтобы выступить перед конгрессом, перед нацией, перед миром и объявить войну, прославить мир, рассказать о новых планах и возможностях. Сегодня я пришел поговорить о кризисе и о возможностях. О перестройке страны, о восстановлении нашей демократии и о завоевании будущего для Америки.

Я стою сегодня перед вами почти в сотый день работы моей администрации. Прошло сто дней с тех пор, как я принес присягу, убрал руку с нашей семейной Библии и приступил к руководству страной. Это было время кризиса. Худшая за столетие пандемия, самый страшный экономический кризис со времен Великой депрессии, самая опасная атака на нашу демократию со времен Гражданской войны.

Прошло всего 100 дней, и я могу доложить нации, что Америка снова в движении.

Она превращает угрозу и кризис в возможность, неудачи в преимущества. Мы все знаем, что жизнь может сбить нас с ног. Но в Америке мы никогда, никогда, никогда не сдаемся. Американцы всегда встают. Вот что мы делаем сегодня. Америка снова поднимается, предпочитая надежду страху, правду лжи, свет тьме.

На мой взгляд, после 100 дней спасения и обновления Америка готова к взлету. Мы снова работаем, снова мечтаем, снова делаем открытия, снова ведем за собой мир. Мы показали друг другу и всему миру, что американцы не сдаются, никогда. 100 дней назад американский дом был объят пламенем. Нам надо было действовать. Благодаря выдающему руководству спикера Пелоси, лидера большинства Шумера и потрясающей поддержке американского народа, демократов, независимых и республиканцев мы начали действовать.

Вместе мы приняли Американский план спасения, ставший одним из самых значимых пакетов мер по спасению в истории США. Мы уже видим его результаты.

Мы уже видим результаты. Я пообещал, что за 100 дней мы сделаем 100 миллионов прививок от COVID-19, но за эти 100 дней мы сделаем более 220 миллионов прививок. Благодаря помощи всех вас. С вашей помощью, с помощью всех людей мы задействовали все федеральные ресурсы.

Мы доставили вакцину почти в 40 000 аптек и более чем в 700 местных центров здравоохранения, где могут привиться самые бедные из бедных. Мы открываем пункты вакцинации на местах, создаем мобильные бригады, которые работают в труднодоступных районах. Сегодня 90% американцев живут в восьми километрах от ближайшего прививочного пункта. Все, кто старше 16 лет, имеют теперь право на вакцинацию, прямо сейчас. [Аплодисменты]

Америка, иди и прививайся. Иди и делай прививки. Они доступны. И вы теперь имеете на них право. Когда я 20 января приносил присягу, менее 1% пожилых людей в Америке были полностью привиты от COVID-19. Прошло 100 дней, и 70% пожилых людей старше 65 лет в Америке защищены, полностью защищены. С января смертность пожилых людей от COVID-19 снизилась на 80%, на 80%, и все благодаря вам.

Более половины взрослого населения в Америке сделало хотя бы одну прививку. Центр массовой вакцинации в Глендейле, штат Аризона, я спросил медсестру, я сказал: «Каково это?» Она посмотрела на меня, и она сказала: «Как и любой укол, прививка дает дозу надежды». Это ее фраза, доза надежды.

Доза надежды для педагога из Флориды, у которой ребенок страдает от аутоиммунного заболевания. Она написала мне, что была встревожена, что боялась принести вирус домой. Она сказала, что привилась — в большом прививочном центре, прямо в автомобиле. Она сидела в машине, когда ее прививали, и просто плакала — плакала от радости и облегчения.

Родители, видящие улыбки на лицах детей, которые могут вернуться в школу, потому что учителя, водители автобусов и работники школьных кафетериев привились. Дедушки и бабушки, обнимающие детей и внуков, с которыми они раньше прощались через стекло. Это многое значит. Знаете, они все еще… вам всем это известно, известно лучше, чем любому американцу. Но предстоит еще проделать много работы, чтобы победить вирус. Мы не можем расслабляться.

Я могу сказать сегодня, что благодаря вам — американскому народу — наш прогресс за последние 100 дней в борьбе с одной из самых страшных пандемий в истории стал одним из величайших логистических достижений, логистических достижений, которые когда-либо видела эта страна. Что еще мы сделали за эти первые 100 дней?

Мы, демократы и республиканцы, выполнили свое обещание, отправив чеки на 1 400 долларов 85% американских домохозяйств. Мы уже отправили свыше 160 миллионов чеков. Это очень важно. Вы все знаете об этом. Для многих людей это имеет огромное значение.

Мать-одиночка из Техаса написала мне, что не может работать. Но она сказала, что благодаря денежной помощи в доме на столе появилась еда, что эти деньги спасли ее и ее сына от выселения из квартиры. Одна бабушка из Виргинии сказала мне, что немедленно повела внучку к глазному врачу. Она долгие месяцы откладывала этот визит, потому что у нее не было денег. На мой взгляд, одной из определяющих черт этого кризиса стали автомобильные очереди, растянувшиеся на километры.

Хорошие машины. Километры машин. И люди, ждущие своей очереди и почти не заводящие двигатели. Ждущие, когда им в багажник положат коробку с едой. Не знаю, как вы, а я и представить себе не мог, что увижу такое в Америке.

Вот почему план спасения предусматривает доставку питания и предоставление продовольственной помощи миллионам американцев, которым грозит голод. И голод уже отступает. А еще мы оказываем помощь с арендой жилья, вы все об этом знаете. Я хочу, чтобы американский народ понял, что это спасает людей от выселения из домов, что малый бизнес получает кредиты на возобновление работы и на выплату зарплат сотрудникам.

За эти 100 дней еще 800 000 американцев воспользовались положениями закона о доступном медицинском обслуживании, когда я установил особый период для регистрации. 800 000 человек за этот период. Мы вкладываем самые крупные за всю историю инвестиции в улучшение медицинского обслуживания ветеранов. Важнейшие инвестиции для преодоления опиоидного кризиса. И, может быть, самое важное заключается в том, что благодаря Американскому плану спасения мы в этом году наполовину уменьшим детскую бедность в Америке.

В процессе этого, когда все это делалось, в экономике за 100 дней появилось более 1 300 000 новых рабочих мест. Больше рабочих мест за 100 дней, чем у любого другого президента.

Сегодня Международный валютный фонд дает прогноз, что темпы роста нашей экономики в текущем году составят 6%. Это самые высокие темпы экономического роста в США почти за 40 лет.

Америка движется, движется вперед. Но мы не можем останавливаться. Мы соперничаем с Китаем и с другими странами, чтобы победить в 21 веке. Мы находимся на этапе коренного перелома в истории. Нам придется не просто восстанавливаться, нам придется восстанавливаться лучше, нам придется более напряженно конкурировать.

Если задуматься, то на всем протяжении истории государственные инвестиции в инфраструктуру буквально преобразовывали Америку. Меняли наше отношение, создавали для нас новые возможности. Трансконтинентальная железная дорога, федеральные автострады между штатами соединили два океана и открыли для Соединенных Штатов Америки совершенно новую эру прогресса.

Всеобщее государственное образование, помощь для учебы в колледжах — все это широко распахнуло двери для новых возможностей. Благодаря научным прорывам мы полетели на Луну. Сейчас мы на Марсе, мы создаем вакцины, наука дала нам интернет и многое другое.

Это наши совместные инвестиции, которые мы вкладываем как одна страна. Такие затраты были по карману только государству. Они снова и снова двигают нас в будущее. Поэтому я предлагаю Американский план занятости. Это будут инвестиции в саму Америку, инвестиции, какие случаются раз в поколение. Это самый масштабный план по созданию рабочих мест после Второй мировой войны. Он поможет создать рабочие места для модернизации нашей транспортной инфраструктуры, модернизации наших дорог, мостов и автострад.

Для строительства портов, аэропортов, железнодорожных коридоров, транзитных линий. Для обеспечения чистой водой. Сегодня в 10 миллионах американских домов и более чем в 400 000 школ и детских садов Америки трубы с содержанием свинца, в том числе, это трубы для питьевой воды. Это явная угроза для здоровья наших детей. Американский план занятости позволит заменить 100% свинцовых труб и рабочих трубопроводов, чтобы каждый американец мог пить чистую воду.

В процессе этого мы создадим тысячи и тысячи рабочих мест с хорошей зарплатой. Создадим рабочие места, которые обеспечат подключение каждого американца к высокоскоростному интернету, включая 35% сельской Америки, где его пока нет. Это поможет нашим детям и нашим компаниям преуспевать в экономике 21 века. Я прошу вице-президента возглавить эти усилия, если она не возражает, потому что я знаю, что задача будет выполнена.

План занятости создаст рабочие места для строительства современной электроэнергетической системы. Наши сети не защищены от бурь, хакерских взломов, катастрофических аварий с трагическими результатами, что мы наблюдали во время зимней непогоды в Техасе и других местах. Американский план занятости создаст рабочие места для прокладки тысячекилометровых линий электропередачи, которые необходимы для строительства надежной и экологически чистой сети. Мы можем это сделать.

Смотрите, Американский план занятости поможет миллионам людей вернуться на работу и снова заняться своей карьерой. Во время пандемии работы лишились два миллиона женщин. Два миллиона. Очень часто это происходило из-за того, что их дети и престарелые родители не могли получить необходимую помощь и заботу.

Сейчас в очереди за надомным социальным обслуживанием пожилых родителей и родственников с инвалидностью в рамках федеральной программы помощи стоят 800 000 семей. Если вы считаете, что это не очень важно, съездите в свой избирательный округ, демократы и республиканцы. Избиратели, голосующие за демократов или республиканцев, неважно — их важнейшая забота, почти такая же важная, как уход за детьми — это уход за престарелыми близкими, которых нельзя оставить одних.

Программой медицинской помощи это предусмотрено, но этот план поможет таким семьям, создаст рабочие места для социальных работников, которые будут получать более высокие зарплаты и льготы. А это обеспечит дальнейший рост.

Мы слишком часто забывали самые важные слова для преодоления климатического кризиса: рабочие места, рабочие места, рабочие места.

Когда я думаю об изменениях климата, я думаю о рабочих местах. Американский план создания рабочих мест заставит инженеров и строителей работать над возведением более энергоэффективных зданий и домов. Электрики, члены профсоюза работников электротехнической промышленности построят 500 000 зарядных станций вдоль наших автомагистралей, чтобы развивался рынок электромобилей. Фермеры будут выращивать защитные насаждения, которые сократят выбросы в атмосферу углекислого газа, причем они будут получать за это деньги.

Задумайтесь. Нет никаких причин, по которым лопасти ветряных турбин не могут вращаться под Питтсбургом вместо Пекина. Нет причин, ни одной. Поэтому американские рабочие могут пойти впереди всей планеты в производстве электромобилей и батарей. Серьезно, нет причин. У нас есть такие возможности. У нас самые талантливые, самые образованные и подготовленные люди в мире.

Американский план занятости поможет создать миллионы хорошо оплачиваемых рабочих мест, и благодаря этой работе американцы смогут содержать свои семьи, «получив небольшую передышку», как говорил мой папа. При вложении инвестиций в рамках реализации плана занятости мы будем руководствоваться одним основополагающим принципом: покупай американское. Покупай американское. Между прочим, я могу сказать, что это не является нарушением каких-то торговых соглашений. Такой закон действует с 30-х годов: покупай американское. Американские налоговые доллары надо использовать для покупки изготовленных в Америке американских продуктов в целях создания американских рабочих мест. Так должно быть, и так будет во время работы моей администрации.

Я ясно сказал об этом всем членам моего кабинета. У них будет гораздо меньше возможностей делать исключения. Это будет американская продукция. Я знаю, кое-кто из вас сомневается, что это будут рабочие места для вас. Очень многие, многие из числа тех, с кем я рос, они чувствуют себя заброшенными и забытыми в условиях экономики, которая стремительно меняется, причем какими-то пугающими темпами.

Хочу сказать вам прямо, так как вы думаете об этом. Это беспокоит людей больше всего. Найду ли я свое место, смогу ли приспособиться? По оценкам независимых экспертов, Американский план занятости в предстоящие годы даст миллионы новых рабочих мест и триллионы долларов экономического роста. Эта программа рассчитана на восемь лет. Это хорошо оплачиваемые рабочие места, которые смогут занимать только американцы. Почти 90% рабочих мест в области инфраструктуры, которые будут созданы в рамках плана занятости, не требуют высшего образования. 75% не требуют диплома младшего специалиста.

Американский план занятости — это план строительства Америки, разработанный для рабочих. В нем признается то, о чем я всегда говорил, как здесь, в конгрессе, так и в других местах. На Уолл-Стрит работают хорошие люди, но не Уолл-Стрит создала эту страну. Ее создал средний класс, а средний класс создали профсоюзы.

Вот почему я призываю конгресс принять закон о защите права на организацию и отправить его мне на подпись, чтобы мы смогли поддержать права профсоюзов.

Между прочим, пока вы думаете о том, какие законы отправить мне на подпись, давайте поднимем минимальный уровень оплаты труда до 15 долларов. Никто… никто из работающих по 40 часов в неделю, никто из работающих по 40 часов в неделю не должен жить за чертой бедности.

Нам надо обеспечить больше равенства и больше возможностей женщинам. Пока мы занимаемся этим, давайте передадим мне на подпись Закон о справедливой оплате труда. О равной оплате. Мы слишком долго тянем с этим законом.

Если сомневаетесь в этом, посмотрите вокруг.

И наконец, Американский план занятости обеспечит самый мощный рост необоронных исследований и разработок в истории. Мы увидим новые технологические изменения, о которых кое-кто из вас знает больше, чем я. В предстоящие 10 лет мы увидим больше технологических изменений, чем за последние 50 лет. Такими быстрыми темпами развивается искусственный интеллект и многое другое.

А еще мы отстаем в конкуренции с остальным миром. Несколько десятилетий тому назад мы вкладывали 2% американского ВВП и исследования и разработки, 2% ВВП. Сегодня эта цифра составляет менее 1%. Китай и другие страны быстро нас догоняют. Мы должны создавать продукты и технологии будущего, добиваясь превосходства на рынке современных батарей, биотехнологий, компьютерных микросхем, чистой энергетики.

Министр обороны может рассказать вам, а занимающиеся вопросами национальной безопасности знают об этом — в Министерстве обороны есть Агентство по перспективным оборонным научно-исследовательским разработкам. Люди, создавшие его до моего прихода сюда, а это было очень давно, они занимаются прорывными проектами, позволяющими укреплять нашу национальную безопасность. Это их единственная задача.

И это, так сказать, полуотдельное ведомство в ведении министерства обороны. Оно дало нам всё от интернета до GPS — и многое другое. Все это укрепило нашу безопасность. Я считаю, что Национальные институты здоровья тоже должны создать подобное ведомство — для передовых исследовательских проектов в области здравоохранения.

И вот чем оно будет заниматься. У него будет единственная цель: достичь прорыва в профилактике, выявлении и лечении таких заболеваний, как болезнь Альцгеймера, диабет и рак. Я никогда не забуду, как мы в последний год моего вице-президентства приняли законопроект о раке и направили в Национальные институты здоровья почти 9 миллионов долларов.

И простите мне эту личную привилегию, но я никогда не забуду, как вы, Митч, встали и предложили его назвать в честь моего покойного сына. Это много для меня значило. Но у многих из нас сыновья, дочери и родственники умерли от рака. Я не могу представить себе более достойного вложения.

Я не знаю ничего, что бы сильнее сплачивало обе партии, поэтому давайте покончим с раком в известном нам виде. Это в наших силах. И мы справимся.

Инвестиции в рабочие места и инфраструктуру — как те, о которых мы сейчас говорим — в прошлом нередко поддерживали обе партии. Мы с вице-президентом Харрис регулярно встречались в Овальном кабинете с демократами и республиканцами и обсуждали совместный план работы. И я аплодирую группе сенаторов-республиканцев, которые только что выдвинули собственное предложение. Так приступим же к работе. Я бы хотел изложить Конгрессу свой план до того, как мы перейдем к серьезным обсуждениям.

Мне нравится выслушивать идеи других — которые, как им кажется, лучше. Я их приветствую. Но остальной мир нас не ждет. Поэтому хочу внести ясность: я считаю, что бездействие — это не вариант.

Послушайте, нельзя настолько увлечься внутренними разборками, чтобы позабыть о соперничестве с остальным миром за победу в 21 веке. Как вам расскажет [госсекретарь Энтони] Блинкен, я провел немало времени с президентом [Китая] Си [Цзиньпином], проехал с ним более 17 000 миль и провел с ним более суток в частных беседах. Когда он позвонил, чтобы поздравить меня, у нас случился двухчасовой разговор.

Он очень серьезно настроен сделать Китай самой значимой и влиятельной державой в мире. Он и другие автократы считают, что демократия в 21 веке не может соперничать с автократией, потому что достижение консенсуса занимает слишком много времени. Я считаю, что чтобы выиграть это соревнование за будущее, потребуются уникальные вложения в наши семьи и наших детей.

Вот почему я представил сегодня вечером план «Американская семья» — он решит четыре главных проблемы, которые стоят перед нашими семьями и Америкой вообще. Во-первых, это хорошее и доступное образование. Когда в прошлом веке наша страна ввела всеобщее 12-летнее государственное образование, мы стали самой просвещенной и подготовленной нацией в мире. Я считаю, что это главнавя причина, почему мы достигли таких успехов в 20-м веке. Но мир нас уже догнал или догоняет. Они не ждут.

В скобках я бы заметил, что надо бы собрать двухпартийный комитет и сказать: «Так, сейчас мы сядем и решим, что делать дальше с бесплатным образованием». Интересно, решим ли мы, как в 20-м веке, что двенадцати лет хватит и для 21-го века? Я в этом сомневаюсь. Сегодня двенадцати лет уже недостаточно, чтобы конкурировать с остальным миром.

Вот почему план «Американская семья» гарантирует четыре дополнительных года государственного образования каждому американцу — начиная с самого юного возраста.

Мы добавим два года всеобщего высококачественного дошкольного образования всем трех- и четырехлетним детям, независимо от происхождения, обеспечим им конкурентоспособность на протяжении 12 лет обучения и разительно увеличим их шансы успешно завершить учебу и пойти учиться дальше.

Исследования показывают, что когда маленький ребенок ходит в школу, а не в детский сад, у него гораздо больше шансов закончить среднюю школу и поступить в колледж или еще куда-либо еще после школы. Если прибавить к этому два года бесплатного местного колледжа, динамика изменится. И мы можем это сделать.

И мы увеличим гранты Пелла и поддержим Исторически черные колледжи и высшие учебные заведения, колледжи для коренных американцев и учреждения для меньшинств. Дело в том, что у них нет средств, но их ученикам так же по силам освоить кибербезопасность, металлургию — всё, что обеспечивает рабочие места будущего. Джилл [Байден] — профессор муниципального колледжа и преподает даже будучи первой леди.

Она давно предупредила — такое если услышишь хотя бы раз, то никогда не забудешь: «Джо, кто даст людям лучшее образование, та страна нас и превзойдет». Вот она будет активно руководить этой работой. Спасибо, Джилл. Второе, план «Американская семья» обеспечит качественные и доступные услуги по уходу за детьми.

Что я предлагаю в законопроекте: мы гарантируем, что семьи с низким и средним доходом будут платить за качественный уход за детьми до 5 лет не более 7% своего дохода. А самые нуждающиеся работающие семьи не потратят на это ни гроша. В-третьих, план «Американская семья» наконец предоставит до 12 недель оплачиваемого отпуска по уходу за членами семьи.

Никто не должен выбирать между работой ради зарплаты и заботой о себе и своих близких, родителях, супругах или детях. И в-четвертых, план «Американская семья» принесет прямую пользу миллионам американцев. В марте мы увеличили налоговую скидку за каждого ребенка младше 6 лет до 3 000 долларов.

И 3 600 долларов за ребенка старше 6 лет. Для семьи с двумя детьми это будут лишние 7 200 долларов в кармане. Это поможет 65 миллионам детей и сможет вдвое сократить бедность по уходу за детьми.

И мы можем себе это позволить. Мы уже так сделали в последнем законопроекте. Но давайте продлим налоговую льготу по уходу за детьми минимум до конца 2025 года. Американский план «Спасение» снизил страховые взносы на медицинское обслуживание для 9 миллионов американцев, которые покупают страховку в соответствии с Законом о доступном медицинском обслуживании.

Я знаю, по эту сторону от прохода (в американском Сенате республиканцы и демократы сидят в соответствии с партийной принадлежностью — прим. перев.) эта мера особенно популярна. (смех) Но давайте увековечим нынешнее положение постоянным, чтобы страховые взносы не увеличивались.

Помимо семейного плана я собираюсь в этом году работать с Конгрессом, чтобы решить другие приоритетные вопросы для американских семей. Закон о доступном медицинском обслуживании стал спасательным кругом для миллионов американцев — он защищает людей с хроническими заболеваниями и здоровье женщин. И пандемия показала, насколько сильно, насколько остро он нужен. Давайте снизим отчисления для работающих семей по закону о доступном медицинском обслуживании. И давайте снизим стоимость рецептурных лекарств.

Мы знаем, как этого добиться. Это было одной из целей последнего президента. Все мы знаем, насколько возмутительно дороги в Америке лекарства. По сути мы платим за лекарства больше всех в мире. Почти втрое больше за то же самое лекарство, чем в других странах.

Мы должны это изменить. И мы сможем. Давайте сделаем то, о чем мы говорили все те годы, что я работал в Конгрессе. Пусть программа медицинского попечения престарелых сэкономит сотни миллиардов долларов за счет сниженных цен на рецептурные лекарства.

И, кстати, от этого выиграют не только престарелые. Стоимость рецептурных лекарств снизится для всех. А деньги, что мы сэкономим, а это миллиарды долларов, помогут усилить закон о доступном медицинском обслуживании и расширить медицинские льготы без дополнительных издержек для налогоплательщиков. Это в наших силах. Давай сделаем это прямо сейчас.

Мы много говорили об этом, и демократы и республиканцы. Давайте воплотим это в жизнь уже в этом году. Есть простая предпосылка: здравоохранение в Америке должно быть правом, а не привилегией.

Как же будет финансироваться мой рабочий и семейный план? Я уже дал понять, что для этого не придется увеличивать дефицит бюджета. Начнем с того, чего я делать не буду. Я не буду повышать налоги для людей с годовым доходом менее 400 000 долларов. Но для корпоративной Америки и 1% самых богатых американцев настало время просто платить по справедливости. Внести свою лепту.

Иногда мы с коллегами по Демократической партии спорим. Я считаю, можно быть и миллионером, и миллиардером — только плати по справедливости. Но недавнее исследование показало, что 55 крупнейших корпораций страны в прошлом году не заплатили ни цента федерального налога. Но при этом получили более 40 миллиардов долларов прибыли.

Многие уклоняются от уплаты налогов через оазисы в Швейцарии, на Бермудских и Каймановых островах. А еще они пользуются налоговыми лазейками и вычетами и переводят рабочие места и прибыли за границу. Это неправильно. Мы собираемся реформировать налогообложение корпораций, чтобы они выплачивали все по-честному и помогали финансировать государственные инвестиции, от которых их бизнес лишь выиграет.

Мы будем вознаграждать не только богатство, но и труд. Для 1% самых богатых американцев, которые зарабатывают по 400 000 долларов и более, мы установим высшую налоговую планку в 39,6% — где она была, когда Джордж Буш только стал президентом.

Мы прикроем лазейки, благодаря которым богатейшие американцы, которые зарабатывают более миллиона долларов в год, платят налоги по более низкой ставке, чем те, кто работает за зарплату. Это коснется лишь трех десятых 1% всех американцев. Лишь три десятых 1%.

А еще Служба по внутреннему налогообложению займется миллионерами и миллиардерами, которые мухлюют с налогами. По оценкам аналитиков — левых, правых и центристов — это миллиарды долларов. Никого наказывать я не собираюсь. Но я не буду усугублять налоговое бремя и добавлять налоговую нагрузку на средний класс. Они и так уже платят достаточно.

Я считаю, что это справедливо. Это финансовая ответственность. И это увеличит доходы для финансирования предложенных планов и создаст миллионы рабочих мест, которые помогут росту экономики и улучшат финансовое положение страны. Когда вам говорят, что не хотят повышать налоги для 1% самых богатых американцев или крупнейших корпораций страны, спросите их, а чьи хотите? И наоборот, чьи собираетесь сокращать?

Послушайте, масштабное снижение налогов в 2017 году, как вы помните, должно было окупиться само. Так это нам подавалось. Нам сулили огромный экономический рост. Однако вместо этого дефицит бюджета вырос на 2 триллиона долларов. Это была огромная удача для корпоративной Америки и тех, кто на самом верху.

Вместо налоговой экономии для повышения заработной платы и инвестиций в исследования и разработки миллиарды долларов утекли в карманы генеральных директоров. На самом деле, разрыв в оплате труда руководителей и рядовых сотрудников сейчас один из крупнейших в истории. По некоторым данным, генеральные директора зарабатывают в 320 раз больше среднего рабочего своей корпорации, а раньше разрыв был меньше — в 100 раз и ниже. Пандемия лишь усугубила ситуацию. 20 миллионов американцев потеряли работу — и это рабочий класс и средний класс.

В то же время примерно за тот же самый период 650 американских миллиардеров увеличили свой капитал более чем на 1 триллион долларов. Позвольте мне повторить эти цифры: за эту пандемию 650 человек увеличили свое состояние более чем на 1 триллион долларов. И сейчас их совокупное состояние превышает 4 триллионов долларов.

Дорогие сограждане, «просачивание благ сверху» (стержневая идея рейгановской экономики, имеющая много сторонников в рядах Республиканской партии — прим. перев.) так и не заработало, и пришло время развивать экономику снизу и посередине.

Знаете, есть широкий консенсус среди экономистов — левых, правых и центристов — и они согласны, что мое предложение создаст миллионы рабочих мест и обеспечит исторический рост экономии. Это одна из ценнейших инвестиций на уровне страны. Я всегда говорил, что наша главная сила — это сила нашего примера, а не пример нашей силы.

В моих беседах с мировыми лидерами, а я общался более чем с 38-40 из них, я дал им понять, что Америка вернулась. И знаете, что они говорят? Знаете, что я слышу чаще всего? Они говорят: «Мы видим, что Америка вернулась. Но насколько? Надолго ли?».

Мои соотечественники, мы должны доказать, что мы не только вернулись, но вернулись навсегда и идти дальше в одиночку не собираемся.

Мы поведем за собой союзников. Ни одной державе не под силу справиться со всеми кризисами нашего времени — от терроризма до распространения ядерного оружия, массовой миграции, кибербезопасности и изменения климата и тем, что мы переживаем прямо сейчас, с пандемиями.

Нет такой стены, которой бы можно было отгородиться от вирусов. С ростом запасов вакцин для удовлетворения наших собственных потребностей — что сейчас и происходит — мы превратимся в арсенал вакцин для других стран, точно так же, как Америка служила арсеналом демократии во Второй мировой войне.

Климатический кризис — это не только наша борьба. Это глобальная борьба. Как вы все знаете, на США приходится менее 15% выбросов углерода. На остальной мир приходится 85%.

Вот почему я в первый же день в должности сдержал свое обязательство и вернул США в Парижское соглашение по климату.

И я сдержал свое обязательство созвать климатический саммит прямо здесь, в Америке, со всеми крупнейшими экономиками мира — от Китая и России до Индии и Европейского Союза. Я сказал, что добьюсь этого за первые 100 дней.

Давайте начистоту. Я хочу, чтобы мир понял, что есть консенсус, и что мы находимся на переломном этапе истории. По общему мнению, если мы будем действовать во имя спасения планеты, мы сможем создать миллионы рабочих мест, а также обеспечим экономический рост и поднимем уровень жизни практически по всему земному шару. Если вы смотрели хоть что-нибудь из этого — уверен, вы были заняты и у вас не нашлось для этого времени. Так сказали почти все страны — и те, что не вносят свой честный вклад, тоже.

Инвестиции, что я сегодня предлагаю, касаются и нашей внешнюю политику тоже — я считаю, она тоже пойдет на пользу среднему классу. Это значит, что все страны должны играть в мировой экономике по одним и тем же правилам — даже Китай. В моих беседах с президентом Си я сказал ему, что мы приветствуем конкуренцию. Мы не ищем конфликта.

Но я твердо дал понять, что мы будем защищать интересы Америки по всем направлениям. Америка будет противостоять несправедливой торговле, которая подрывает американских рабочих и американскую промышленность — например субсидирование государственных корпораций и воровство американских технологий и интеллектуальной собственности.

Еще я сказал президенту Си, что мы сохраним мощное военное присутствие в Индо-Тихоокеанском регионе, как с НАТО в Европе. Но не чтобы начать конфликт, а чтобы его предотвратить.

Я сказал ему то же, что и многим другим мировым лидерам:  Америка не откажется ни от своих обязательств, ни от своей приверженности правам человека и основным свободам, ни от своих союзов. И я подчеркнул, что ни один уважающий себя американский президент не будет хранить молчание, когда основные права человека так грубо попираются. Американский президент должен воплощать саму суть того, что отстаивает наша страна.

Америка — это идея, причем самая уникальная в истории: мы все созданы равными. Мы такие и не можем уйти от этого принципа. В этом и заключается американская идея.

Что касается России — я знаю, что некоторых из вас это волнует — то я четко и ясно дал понять [президенту России Владимиру] Путину, что мы не стремимся к эскалации, но их действия повлекут за собой последствия, если выяснится, что это правда. Так и оказалось, поэтому я прямо и пропорционально отреагировал на вмешательство России в наши выборы, а также на кибератаки на наше правительство и наши компании.

Они сделали и то, и другое, и я сказал им, что мы ответим — и мы ответили. Но при этом мы можем и сотрудничать там, где это в наших общих интересах. Мы продлили новый договор СНВ по ядерному оружию, и мы сотрудничаем насчет перемены климата. Но он понимает, что мы ответим.

Что касается Ирана и Северной Кореи, чьи ядерные программы представляют собой серьезную угрозу для безопасности Америки и всего мира, то мы будем в тесном сотрудничестве с нашими союзниками противостоять угрозам, исходящим от обеих этих стран — дипломатией, а также более жестким сдерживанием. А еще американское лидерство положит конец вечной войне в Афганистане.

У нас, без преувеличения, величайшая военная сила в мировой истории. Я первый президент за 40 лет, который знает, каково это, когда твой сын служит в зоне боевых действий. Сегодня у нас есть военные, которые служат там же, где и их родители. Некоторые из наших солдат в Афганистане родились уже позже 11 сентября.

Война в Афганистане, как мы запомнили из дебатов здесь же, в Конгрессе, не планировалась на несколько поколений. Мы отправились в Афганистан за террористами — террористами, которые напали на нас 11 сентября. И мы сказали, что будем преследовать Усаму бен Ладена до самых врат ада. И если вы были в верховьях долины Кунар, вы видели эти врата ада.

И мы совершили над бен Ладеном правосудие. Мы снизили террористическую угрозу от «Аль-Каиды» (запрещенная в России террористическая организация — прим. ред.) и Афганистана. И после 20 лет доблести и самопожертвования настала пора вернуть наши войска домой.

Даже сделав это, мы сохраним за собой способность подавлять будущие угрозы нашей родине за горизонтом. И имейте в виду, за 20 лет терроризм дал метастазы. Угроза вышла далеко за пределы Афганистана. Особенно хорошо это знают те из вас, кто работает в комитетах по разведке, в Госдепартаменте, в министерстве обороны. Мы должны сохранять бдительность насчет угроз США, откуда бы они ни исходили. «Аль-Каида» и ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация — прим. ред.) присутствуют в Йемене, Сирии, Сомали, других местах в Африке, на Ближнем Востоке и за его пределами.

И мы не можем игнорировать то, что наша разведка назвала самой смертоносной террористической угрозой нашей стране на сегодняшний день: белый шовинизм.

Мы не будем игнорировать эту угрозу. Сограждане, мы должны объединиться, чтобы исцелить душу нации. Почти год назад, перед похоронами Джорджа Флойда, я разговаривал его маленькой дочкой Джанной. Она совсем кроха, поэтому я встал на колени, чтобы посмотреть ей в глаза. Она посмотрела на меня и сказала: «Мой папа изменил мир».

Что ж, с приговором убийце Джорджа Флойда мы поймем, насколько она была права, если у нас хватит смелости действовать как Конгресс. Все мы видели колено несправедливости на горле черных американцев. Теперь у нас появилась возможность добиться реального прогресса. Подавляющее большинство мужчин и женщин, носящих форму с полицейской бляхой, служат нашим общинам — и служат им с честью.

Я их знаю. Я знаю, что они тоже хотят поскорее встретить этот момент. Мои соотечественники, мы должны объединиться, чтобы восстановить доверие между правоохранительными органами и людьми, которым они служат, искоренить системный расизм в нашей системе уголовного правосудия и провести реформу полиции имени Джорджа Флойда, которая уже прошла в Палату представителей. Я знаю, что у республиканцев на этот счет есть свои идеи, и они ведут очень плодотворную дискуссию с демократами в Сенате. Мы должны сотрудничать, чтобы прийти к консенсусу, но давайте сделаем это уже в следующем месяце, к первой годовщине смерти Джорджа Флойда.

Эту реформу поддерживает вся страна, и Конгресс должен действовать. Должен действовать, да. Нам выпала гигантская возможность изогнуть дугу вселенской нравственности в сторону справедливости — настоящей справедливости (отсылка к цитате Мартина Лютера Кинга: «Дуга вселенской нравственности длинна, но склоняется к справедливости» — прим. перев.). И с планами, изложенными сегодня вечером, у нас появился реальный шанс искоренить системный расизм, от которого страдает Америка и американцы.

Шанс обеспечить реальную справедливость, достойные рабочие места, хорошие школы, доступное жилье, чистый воздух, чистую воду, возможность нажить богатство и передавать его из поколения в поколение, потому что вы можете себе позволить дом. Это реальные жизненные возможности для большего количества американцев — черных, белых, латиноамериканцев, азиатского происхождения, коренных.

Еще я бы хотел поблагодарить Сенат за то, что он принял Закон о преступлениях Covid-19 на почве ненависти для защиты американцев азиатского происхождения и уроженцев тихоокеанских островов. Вы действовали решительно.

Всю жестокость преступлений на почве ненависти, которые мы наблюдали за последний год — слишком долго — вы наверняка видели по телевидению. Я призываю Палату представителей сделать то же самое и поскорее положить этот закон мне на стол, и я с радостью его подпишу. Еще я надеюсь, что Конгресс положит мне на стол Закон о равенстве для защиты американцев из ЛГБТК-сообщества.

Всем американским трансгендерам, которые сейчас смотрят у себя дома, особенно отважным молодым людям: я хочу, чтобы вы знали, что ваш президент вас поддерживает. И еще: давайте примем Закон о насилии против женщин, который действует уже 27 лет. Я составил его двадцать семь лет назад.

Он закроет так называемую «лазейку бойфренда», чтобы оружие не попадало в руки нарушителей и насильников. В постановлении суда будет сказано: «это нарушитель», ему нельзя владеть оружием. Как вы знаете, по оценкам, в Америке каждый месяц 50 женщин гибнет от рук вооруженных партнеров. 50 в месяц.

Давайте примем этот закон и спасем жизни. Нет необходимости говорить, что огнестрельное оружие стало в Америке эпидемией. Флаг Белого дома все еще приспущен в честь восьми жертв массового расстрела в Джорджии, а еще 10 человек погибли в результате массового расстрела в Колорадо.

А за неделю между этими трагедиями на улицах страны были застрелены еще 250 граждан. 250 человек. Я знаю, как сложно здесь достичь прогресса. В 90-е годы мы ввели всеобщую специальную проверку данных, запретили штурмовые винтовки и магазины увеличенной емкости с сотней патронов, которые можно расстрелять за секунды. Мы одолели Национальную стрелковую ассоциацию. Массовые стрельбы и насилие с применением огнестрельного оружия сократились.

Почитайте доклад за десять лет. Но в начале 2000-х срок действия закона истек. И с тех пор мы видим ежедневное кровопролитие. Я не говорю, что если бы закон до сих пор действовал, кровопролитие бы прекратилось. Более двух недель назад в Розовом саду, в окружении величайших храбрецов, что я знаю, выживших и семей, потерявших близких в перестрелках, я изложил, как министерство юстиции поборется с этой эпидемией.

Одна из мер — запретить так называемые «оружия-призраки». Это самодельные ружья и пистолеты из набора с инструкции по сборке. Детали там без серийных номеров. Так что когда они всплывают на местах преступлений, отследить их невозможно. А купить оружие-призрак можно без специальной проверки.

Любой, будь то преступник или террорист, купит этот набор и за полчаса соберет смертоносное оружие. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы защитить американский народ от этой эпидемии, но и Конгрессу тоже пора действовать.

Я не хочу затевать склоку, но надо, чтобы сенаторы-республиканцы поддержали подавляющее большинство коллег-демократов и прикрыли лазейки при проверке данных для покупки оружия. Нам нужен запрет на штурмовые автоматы и магазины большой емкости. И не говорите мне, что это невозможно. Мы уже делали это раньше, и это сработало.

Поговорите с ответственными владельцами оружия и охотниками, и они вам скажут, что магазины на сотню патронов совершенно неоправданны. По-вашему, что, олени носят кевларовые жилеты? (смех) Они вам скажут, что сегодня купить оружие слишком легко — даже тем, кому это противопоказано.

Эти разумные реформы поддерживает подавляющее большинство американцев — даже владельцы оружия. Страна поддерживает реформы, и Конгресс должен действовать. Это не красный и не синий вопрос (красный — цвет республиканцев, синий — демократов — прим. перев.), и никакая поправка к Конституции не абсолют. Нельзя кричать «пожар» в переполненном театре. С самого начала некоторые ружья не для частного использования.

Некоторые люди никогда не могли владеть оружием. Так что мы не меняем Конституцию. У нас разумный подход. Уверен, это вопрос не демократов или республиканцев, а всеамериканская проблема.

И вот еще что надо сделать. Иммиграция всегда была важна для Америки. Поэтому давайте прекратим эту изнурительную войну из-за иммиграции.

Политики обсуждают иммиграционную реформу уже более 30 лет, но мы до сих пор ничего с этим не сделали. Пора исправляться. В первый же день своего президентства я сдержал свое обязательство и направил в Конгресс всеобъемлющий закон об иммиграции. Если вы считаете, что мы должны охранять границу, примите его, потому что там предусмотрено много денег на высокотехнологичную охрану границы. Если вы верите в путь к гражданству, примите его. У нас в стране свыше 11 миллионов человек без документов, и подавляющее большинство из них по просроченным визам. Примите его.

Мы действительно можем решить эту проблему — для этого я и направил законопроект. Еще мы должны осознать корень проблемы, почему люди бегут к нашим южным границам — из Гватемалы, Гондураса и Сальвадора. Насилие, коррупция, бандитизм, политическая нестабильность, голод, ураганы, землетрясения, стихийные бедствия. Когда я был президентом… то есть, когда я был вице-президентом, президент попросил меня сосредоточиться на помощи, чтобы устранить коренные причины миграции.

И это помогло людям остаться дома и не уезжать. План работал, но прошлая администрация решила, что он того не стоит. Поэтому я восстанавливаю эту программу и попросил вице-президента [Камалу] Харрис возглавить наши дипломатические усилия, чтобы решить эту проблему. Я ничуть не сомневаюсь, что она справится.

Послушайте, если вам не нравится мой план, давайте хотя бы примем то, с чем мы все согласны. В этом году Конгресс должен принять закон, чтобы наконец обеспечить защиту «мечтателям» (нелегалы, подпадающие под законопроект DREAM о льготном предоставлении гражданства — прим. перев.). Для этих молодых людей Америка — единственный дом. И еще нужна постоянная защита беженцам из стран, пострадавших от войн и стихийных бедствий.

Еще нужен путь к гражданству для иностранных рабочих, которые нас кормят. Послушайте, иммигранты так много сделали для Америки за эту пандемию и на протяжении всей нашей истории. Страна поддерживает иммиграционную реформу. Мы должны действовать. Давайте все обсудим. Давайте поспорим, но давайте действовать.

И если мы действительно хотим восстановить душу Америки, мы обязаны защитить священное право голоса. На последних президентских выборах проголосовало больше граждан, чем когда-либо прежде — и это в разгар самой страшной пандемии за всю историю. Это повод для торжества. Но вместо этого мы видим нападки. Конгресс должен принять закон HR-1 и Закон Джона Льюиса об избирательных правах и немедленно положить их мне на стол.

Их поддерживает вся страна, и Конгресс должен действовать. (аплодисменты) Воспоминания о неистовой толпе, которая напала на Капитолий и осквернила нашу демократию, все еще живы в нашей памяти. Жизни оказались под угрозой — в том числе и ваши. Погибли люди.

Было проявлено необычайное мужество. Бунт был экзистенциальным кризисом, проверкой, выживет ли наша демократия — и она выжила. Но борьба еще не закончена. Вопросу, долго ли выстоит наша демократия, столько же лет, сколько нашей республике, но он актуален и поныне.

Выполнит ли наша демократия свое обещание, что все мы, созданные равными по образу и подобию Бога, заживем достойно, с уважением и возможностями? Удовлетворит ли наша демократия самые насущные потребности нашего народа? Преодолеет ли наша демократия ложь, гнев, ненависть и страхи, которые нас разъединяют? Противники Америки, мировые автократы, рассчитывают, что мы не справимся. Я вам гарантирую, что они так и думают.

Они считают, что нас переполняют гнев, разногласия и злоба. В толпе, напавшей на Капитолий, они видят доказательство, что солнце американской демократии закатывается. Но они ошибаются. Вы это знаете. И я знаю. Но мы должны доказать им, что они неправы. Мы должны доказать, что демократия по-прежнему работает, что наше правительство по-прежнему работает и что мы работаем во благо нашему народу.

Первые 100 дней нашей совместной работы мы трудились, чтобы восстановить веру людей в демократию. Мы прививаем людей, мы создаем сотни тысяч новых рабочих мест, мы приносим реальные результаты. Они это видят и чувствуют: открываются двери новых возможностей, укрепляются гарантии справедливости. В этом вся суть Америки. Это демократия в действии. Наша конституция, как бы банально это ни звучало, начинается со слов: «мы, народ».

Что ж, пора вспомнить, что мы, народ, и есть власть. Вы и я. А не некая сила в далекой столице, над которой никто не властен. Это мы! Мы, народ. В другую эпоху, когда нашей демократии был брошен вызов, об этом напомнил нам Франклин Рузвельт, и мы вносим свою лепту, каждый из нас. О бóльшем я не прошу. Пусть каждый внесет свой вклад. Если мы это сделаем, мы решим главный вызов эпохи и докажем, что демократия стоит твердо и прочно.

Автократам не победить, будущее за нами. Америка выиграет. И будущее принадлежит Америке. Сегодня, стоя здесь перед вами в новый ответственный момент в жизни и демократии нашей страны, и я могу сказать с абсолютной уверенностью: мне никогда не было спокойнее и радостнее за Америку — и не потому, что я президент. А потому, что происходит с американским народом.

Мы заглянули в бездну бунта и автократии, пандемии и боли. И мы, народ, не дрогнули. В миг, когда наши противники думали, что мы разбредемся и проиграем, мы объединились. Мы объединились. Со светом и надеждой мы собрали новую силу, новую решимость, чтобы выиграть соперничество 21-го века.

Мы на пути пути к союзу более совершенному, более процветающему и более справедливому — как единый народ, единая нация и единая Америка. Сограждане, всем мировым лидерам, с кем я встречался за эти годы, я всегда говорил: никогда нельзя ставить против Америки — никогда. И это справедливо и поныне.

Мы — Соединенные Штаты Америки.

Ничто не выше наших возможностей. Вместе мы сможем сделать все, что захотим. Так давайте же объединимся. Да благословит вас всех Бог, и пусть Бог защитит наши войска. Спасибо за терпение.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.