На прошлой неделе директор Разведывательного управления Министерства обороны (РУМО) генерал-лейтенант Скотт Берриер (Scott Berrier) заявил сенатскому комитету по разведке, что РУМО понятия не имеет, зачем российский президент Владимир Путин сосредоточил войска вблизи российско-украинской границы. «Сейчас их намерения нам неизвестны», — сказал генерал. Это вызывает разочарование с учетом того, что американские налогоплательщики только в 2020 году отстегнули на нужды военной разведки 23,1 миллиарда долларов. Но в этом нет ничего удивительного.

В прошлом я служила в РУМО старшим разведывательным аналитиком, занимаясь российской стратегией и доктриной. Я знаю, что недальновидность разведывательного сообщества не ограничивается его неспособностью понять, чего хочет Путин «прямо сейчас». Пугает то, что многие начальники плохо понимают суть долговременной игры российского лидера и те беды, которые эта игра сулит Соединенным Штатам.

Если говорить о тактике, то ясное дело, что Путин разместил свои войска на украинской границе для военного вторжения. Боевую авиацию и тяжелое оружие он развернул таким образом, чтобы обеспечить авиационную и огневую поддержку сухопутным войскам в случае вторжения на восток Украины. Такое размещение сил и средств дает российским войскам возможность действовать гибко, проводя военные учения и даже идя на внезапную деэскалацию, о чем Россия объявила в четверг. Действуя таким образом, Москва приводит в замешательство западные разведслужбы, утомляя их ложным напряжением. Так Путин добивается того, чтобы мы, наконец, перестали реагировать на его шаги, меняя построение наших сил. А в нужный Путин при желании может начать внезапное наступление. Обращаясь в среду с ежегодным посланием к российскому парламенту, Путин предупредил США и НАТО о недопустимости переходить «красную черту» и вмешиваться на стороне Украины. Он пригрозил «асимметричным, быстрым и жестким ответом».

Стратегическая цель Путина заключается в восстановлении геополитического господства России в Евразии и в ослаблении главных стратегических противников, какими являются США и НАТО. Путин считает, что американская политика продвижения демократии на Украине и в других бывших советских республиках представляет смертельную угрозу его режиму и безопасности России. У многих россиян неверные представления о демократии, а российские лидеры считают, что она порождает хаос и дестабилизирует ситуацию. Модернизировав за последние 10 лет российскую армию и внеся изменения в стратегию ведения войны, Путин почувствовал уверенность в том, что Россия вернула себе статус «великой державы», пусть даже в этой обстановке ему приходится противостоять Вашингтону. Сейчас российская стратегия безопасности намного опаснее, чем в годы холодной войны.

Многие считают, что действия Москвы обусловлены не более чем личными обидами и амбициями Путина. Но путинские эмоции мало что могут рассказать о происходящем. Наращивание сил и средств на границе Украины отнюдь не случайно. Нельзя назвать спонтанными и другие российские провокации, скажем, коварную кибератаку против SolarWinds, в ходе которой был осуществлен взлом важной государственной и корпоративной инфраструктуры США; тайное вмешательство в президентские выборы в Америке; подозрительные маневры российских космических аппаратов вблизи американских спутников, а также нарушение российскими бомбардировщиками американской зоны ПВО. Все это — элементы тщательно выверенной антиамериканской стратегии Москвы.

Жестокие и безжалостные действия Москвы обусловлены глубоко укоренившимся страхом перед Соединенными Штатами. Кремль уверен, что к распаду Советский Союз привела антисоветская политика США, а не его собственная экономическая и тоталитарная социальная политика. Путин считает, что Вашингтон стремится ослабить Россию в экономическом и военном отношении, а также свергнуть его режим. Он полагает, что это приведет к распаду российского государства, как это случилось с СССР в 1991 году.

Россия видит в Украине составную часть своего периметра безопасности. Она на протяжении столетий делала ставку на этот «стратегический буфер», защищающий внутренние районы страны, в том числе, Москву, где размещается правительство. Это хладнокровная стратегия выживания, предусматривающая владычество над соседями, чтобы враги России проливали больше крови по пути к Москве. Нацисты молниеносно захватили Францию, но были остановлены всего в нескольких километрах от Кремля.

Аннексия Крыма в 2014 году и вторжение на Украину — это такая тактика Путина, мешающая Киеву вступить в НАТО. Считая, что вступление прибалтийских государств в Североатлантический альянс ослабило российскую безопасность, Путин провел для Запада «красную черту» на Украине. Он полагает, что в противостоянии Москвы и Вашингтона из-за Украины Россия должна непременно победить.

Путин понимает, что Соединенные Штаты будут пытаться сдерживать Россию, кто бы ни пришел в Белый дом. Возможно, Кремль сделал заключение, что российско-американская война неизбежна, и предпринял шаги по подготовке к ней. Россия полагает, что может одержать победу в такой войне, воспользовавшись зависимостью США от технологий, которую Москва считает слабым местом.

По приказу Путина российские стратеги разработали план постепенной дестабилизации нашей страны изнутри. Русские думают, что понимают американскую психологию и могут поддерживать текущую российско-американскую конфронтацию, не доводя ее до состояния настоящей войны. Кибератаки, дезинформация, шпионаж, тайные операции влияния — вот излюбленное оружие Путина, призванное усиливать существующую в Америке социальную напряженность и подпитывать нестабильность.

Как «бывший» шпион КГБ и опытный дзюдоист, Путин терпеливо дожидается подходящего момента, когда риск кажется приемлемым, и выводит своего соперника из равновесия. Кремль считает, что президентская власть в США при Джо Байдене ослаблена, потому что Америка всецело поглощена Китаем, межпартийными склоками и внутренними социальными потрясениями. Поэтому Путин старается действовать без промедлений, надеясь добиться своей цели и вывести Украину с американской орбиты.

Принятые недавно Байденом «ответные меры» за агрессивные действия России в США и на международной арене никак не изменят поведение Путина. Такими тактическими и бессистемными действиями невозможно изменить стратегический образ мышления России, которого она придерживается на протяжении столетий. В его основе лежит бессрочная конфронтация с Западом. Санкции бьют больно, но они также подтверждают вывод Путина о том, что США стремятся разрушить российскую экономику. Они также усилят ту поддержку, которую россияне демонстрируют антиамериканским позициям Путина. Телефонные разговоры в резких выражениях, высылка российских шпионов/дипломатов, обвинительные заключения против хакеров, которые никогда не предстанут перед американским судом — все это совершенно бессмысленные жесты.

«Кнопки перезагрузки», даже если их правильно перевести на русский язык, и прочие дипломатические любезности в равной степени неэффективны. Если назвать Путина «убийцей», это не напугает главного российского шпиона, воспитанного на принципе «боятся — значит уважают». Если хотите, такие прозвища даже помогают Путину укреплять свой имидж непредсказуемого, таинственного и беспощадного руководителя. А еще это привлекает к нему россиян, которые думают не так, как американцы. Мы имеем дело со страной, в истории которой было все: кровь, жестокие запугивания, отравления, убийства ледорубами, послевоенная разруха. Если у такой страны жестокий, но сильный лидер, способный противостоять Западу, это расценивается как большой плюс.

Понять менталитет Путина и его антиамериканские мотивы — это непременное условие для выработки жизнеспособной встречной стратегии США. К сожалению, сегодня разведывательное сообщество испытывает дефицит специалистов по русскому языку и культуре. Аналитик, работающий с российским кандидатом на вербовку, должен думать как русский, а не как американец, должен в совершенстве владеть языком, дабы правильно интерпретировать получаемую разведывательную информацию и представлять командованию и политическому руководству здравые и разумные оценки. Без таких навыков и умений невозможно расшифровать намерения Путина в отношении Украины и стабилизировать отвратительные российско-американские отношения. Трагедией является и то, что мы по незнанию и в силу собственной неуклюжести легко можем дойти до войны с Россией, которую она считает неизбежной.

Ребекка Коффлер — бывший офицер разведки из РУМО, владеющая русским языком и написавшая книгу «Путинский порядок действий. Секретный план России по разгрому Америки» (Putin's Playbook: Russia's Secret Plan to Defeat America).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.