На фоне недавнего роста напряженности в районе Донбасса на востоке Украины, а также скопления российских военных сил и их маневров у границ мы можем наблюдать все признаки эскалации конфликта между Россией и Турцией.

Турецкая позиция

Как и другие страны, Турция не признала аннексию Крымского полуострова Россией в 2014 году по итогам одностороннего референдума. Это обусловлено, с ее точки зрения, незаконностью данного референдума, а также приверженностью позиции Организации Североатлантического договора, членом которой страна является. Еще одним фактором является ориентация Турции на тюркоязычное население полуострова, то есть крымских татар.

Несмотря на улучшение отношений с Москвой в последующие годы в экономической, торговой и политической областях, включая сотрудничество и координацию по ряду вопросов, сделки по стратегическому вооружению и гигантские энергетические проекты, Анкара оставалась твердой в своей позиции и озвучивала ее российским представителям при каждом удобном случае.

Примером является заявление Министерства иностранных дел Турции, сделанное в сентябре 2020 года. Тогда ведомство прокомментировало приговор о лишении свободы 7 крымских татар, вынесенный российским военным судом. Согласно заявлению, «преследование тюрко-татарского коренного населения Крымского полуострова такими методами достойно сожаления». Кроме того, ведомство подчеркнуло, что Турция не признает незаконную аннексию Крымского полуострова и продолжает поддерживать татар, защищающих свои права и интересы мирными средствами.

Эту же позицию своей страны недавно озвучил президент Реджеп Тайип Эрдоган во время встречи с украинским коллегой Владимиром Зеленским в Стамбуле. Он заявил следующее: «Турция твердо защищает территориальную целостность Украины и отказывается признавать аннексию Крыма». В то же время, по его словам, сотрудничество его страны с Украиной не направлено против какой-либо третьей стороны, в первую очередь России, и главная цель Анкары — сохранить Черное море как зону мира, стабильности и сотрудничества.

Тем не менее такая позиция турецкого руководства не стала препятствием для сотрудничества, координации и развития отношений с Россией в течение последних пяти лет, но в настоящий период она, похоже, обеспокоена некоторыми изменениями в турецкой политике за последнее время.

В декабре 2019 года Украина подписала соглашение о покупке шести турецких беспилотников Bayraktar TB2, а через год заключила еще несколько сделок о сотрудничестве в области закупок беспилотных летательных аппаратов и военных кораблей. Кроме того, Турция преподнесла Украине в качестве подарка 200 миллионов долларов в рамках военной поддержки во время визита Эрдогана в Киев.

Как сообщил министр обороны Украины Андрей Таран, эти соглашения были направлены на укрепление украинского военно-морского флота для повышения безопасности в Черном и Азовском морях. Также Украина неоднократно заявляла, что использовала эти беспилотники над Черным морем и в воздушном пространстве Донбасса.

Кроме того, несколько дней назад Анкара объявила, что ее пролив в Черном море в скором времени пересекут два американских военных корабля и останутся там до начала мая, хотя позже Вашингтон решил отказаться от такой меры. В то же время в сообщениях СМИ говорилось о возможности прохождения через турецкий пролив британских военных кораблей.

Российские предупреждения

Российская позиция по отношению к Турции на нескольких официальных уровнях за последние недели оставалась консервативной и критической. Министр иностранных дел России Сергей Лавров предостерег Анкару по поводу продажи оружия Украине, призвав ее и другие заинтересованные страны хорошо проанализировать ужесточение военной риторики украинского режима и не разжигать конфликт.

Помощник премьер-министра России Юрий Борисов, в свою очередь, пригрозил пересмотреть техническое и военное сотрудничество с Турцией, если страна продолжит продавать беспилотники Украине. Что касается официального представителя МИД России Марии Захаровой, то по ее словам, экспорт турецкого оружия на Украину не поможет решить проблему мирным путем, в связи с чем необходимо избегать шагов, стимулирующих ответные действия Киева.

Москва также возразила против решения Анкары разрешить прохождение американских военных кораблей в сторону Черного моря, поставив под сомнение намерения Соединенных Штатов и назвав такие действия нарушением Конвенции о проливах Монтрё 1936 года, действующей до сих пор. Данное утверждение поспешил опровергнуть министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу. По его словам, турецкое государство в полной мере соблюдает условия соглашения, в связи с чем Россия или любая другая страна не должны беспокоиться на этот счет. Министр сослался на положения конвенции о праве стран, не имеющих выход в Черное море, отправлять туда свои военные корабли и обязательстве покинуть море в течение максимум двух недель.

Заявления россиян постепенно переросли в твердую позицию: Москва отменила полеты в Турцию с середины апреля по первое июня этого года. Пресс-секретарь президента Путина Андрей Песков отрицал, что данная мера была принята по каким-либо политическим соображениям. По его словам, решение было принято исключительно из-за пандемии коронавируса и эпидемиологической ситуации в Турции, и министр иностранных дел Турции согласился с такой трактовкой. Тем не менее многие эксперты связали российское решение с украинским кризисом. К тому же, оно было принято во время визита Зеленского в Анкару.

Негативные последствия

До сегодняшнего момента вряд ли можно было говорить о серьезных последствиях текущего кризиса и турецкой позиции для отношений Анкары с Москвой. За последние годы стороны сумели значительно укрепить свои отношения, так чтобы на них не влияло множество разногласий по различным вопросам. Они действовали, укрепляя взаимопонимание и развивая координацию, чтобы иметь возможность избегать столкновений, а также продвигать интересы и достигать компромисса, несмотря на противоречия.

Однако нынешний кризис отличается от предшествующих, так как изменился взгляд Москвы на конфликт и его последствия. Это произошло, так как он затронул стратегический регион, где российская сторона не приемлет никаких угроз и конкуренции. Кроме того, кризис повысил уровень напряженности между Россией и НАТО, где Турция является второй по мощи военной державой и пытается как можно реже идти вразрез с позицией альянса.

В то же время важным фактором, влияющим на текущий кризис, является политика новой американской администрации. Возможно, это даже одна из главных причин его недавнего обострения и роста напряженности. Создается впечатление, что Кремль с самого начала с помощью переброски вооруженных сил к украинской границе хотел бросить вызов администрации Байдена. Что касается Украины, то решаясь на подобную эскалацию конфликта и ужесточая свою позицию, она делает ставку на поддержку Вашингтона, в пользу которой говорят американские заявления и его резкая риторика в отношении России. Тем временем Анкара всячески старается избежать любого конфликта с администрацией Байдена, и поэтому заинтересована в максимально возможной координации своей позиции с натовской.

Есть множество региональных файлов, вызывающих взаимный интерес России и Турции, но их действия основаны больше на различиях и разногласиях, чем сотрудничестве. Сегодня этот список пополнил украинский кризис. В настоящее время Россия ограничивается предостерегающими заявлениями, но как известно, она всегда связывает файлы между собой и пытается вести диалог или переговоры по ним, учитывая все эти вопросы. Так, она может оказывать давление по одному вопросу, чтобы добиться уступок по другому, и это можно было неоднократно наблюдать на сирийской арене.

По этой причине турецкая сторона опасается реакции России и старается избежать неожиданных ответных мер. Во-первых, как утверждает министр иностранных дел Турции, его страна не является участником конфликта, остается полностью нейтральной и заинтересована в сохранении хороших отношений с обеими сторонами. Кроме того, Анкара поддерживает политическое, мирное урегулирование конфликта посредством дипломатии. Заявления Мевлюта Чавушоглу призваны подтвердить приверженность его страны точному выполнению условий конвенции Монтрё и снять обеспокоенность Москвы.

В целом, несмотря на все вышесказанное, Анкара стремится не нарушать существующий баланс в отношениях как с Россией, так и Соединенными Штатами, поскольку она привержена общей позиции и стратегии НАТО, но не допускает, чтобы это привело к кризису с Москвой. Хотя недавние противоречия продемонстрировали широкий спектр двусторонних разногласий, не позволяющий сейчас и в среднесрочной перспективе сформировать ось или альянс. Более того, он также подтвердил, что трансатлантические связи Турции слишком важны и сильны, чтобы их можно было разорвать.

Таким образом, украинский кризис вряд ли будет иметь катастрофические последствия для турецко-российских отношений, если только не перерастет в крупномасштабное военное столкновение в форме конфронтации между Россией и НАТО. Согласно текущим показателям, это очень маловероятно, и поэтому страны смогут преодолеть нынешнюю напряженность, как и в прошлом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.