С первого взгляда хладнокровие харьковчан поражает. За последние недели президент России Владимир Путин разместил вблизи Украины более 100 000 военных с беспрецедентным наступательным арсеналом. Но в этот солнечный день 22 апреля, жизнь в украинском городе, расположенном в 25 километрах от границы с Россией, идет своим чередом, и немногие жители знают, что министр обороны России Сергей Шойгу только что объявил о завершении «военных учений» и о «частичном выводе войск».

Студенты этого города с населением 1,4 миллиона человек заполняют веранды кафе, молодые матери прогуливаются с колясками, а 39-летний городской депутат Андрей Лесик кричит изо всех сил о своей преданности кремлевскому курсу. «Россия имеет право перебрасывать свою армию куда хочет! Это не агрессор, это наш братский народ… Она никогда не поставляла оружия или солдат в Донецкую и Луганскую Народные Республики [200 километров к югу от Харькова]. Наша страна „подарила" Крым и сегодня ее управляют из посольства США в Киеве», — лихорадочно объясняет местный руководитель «Оппозиционной платформы — за жизнь». Накануне он столь же яростно выступал в харьковском суде, где против него открыто дело, по которому СБУ обвиняет его в государственной измене и насилии в отношении одного из его сотрудников. Бдительная служба безопасности арестовала утром 60 активистов ОПЗЖ, направлявшихся в маршрутке в сторону Харькова.

Украинские власти опасаются повторения сценария февраля 2014 года, когда пророссийские активисты с дубинками в руках взяли под контроль региональное правительство, предвосхищая события, которые произошли в последующие недели в Донецке и Луганске. Сначала кулаки, потом пушки, которые с тех пор ни разу не молчали. В результате конфликта за семь лет погибло 14 000 человек. Но, по мнению Андрея Лесика, 60 членов партии «собирались подготовиться к празднованию дня Победы 9 мая, покрасить памятники и возложить к ним цветы». Возглавляет партию Виктор Медведчук, богатый бизнесмен и близкий друг Владимира Путина. Он признан главным проводником российского влияния в украинской политике, и с начала апреля его судят за государственную измену.

«Киев отозвал лицензии у трех телеканалов Медведчука, которые смотрят в Харькове, что сильно разозлило Кремль и, несомненно, сыграло свою роль в военной эскалации», — считает аналитик Виктор Соколов из Института Горшенина, специализирующегося на изучении политических процессов на Украине. Андрей Лесик высказывается против обвинений, выдвигаемых его боссу. «То, что Путин является крестным отцом дочери Медведчука — это шанс для Украины», — сказал он. Здесь, в Харькове, 75% людей думают так же, как я. В конце концов, Украина должна снова подняться, а перемены придут из Харькова».

Гибридная война

Каждый думает по-своему. Украинские радикалы, со своей стороны, заявляют о нарушении баланса сил. «В 2014 году половина харьковчан были пророссийскими, сегодня их всего 15%. Многие поняли. Они нe видели, что произошло в «ЛДНР» (уничижительное прозвище самопровозглашенных Луганской и Донецкой республик), — считает 25-летний Константин Немичев, руководитель Харьковского отделения Национального корпуса.

Эта националистическая организация, незаметно контролируемая Министерством внутренних дел, действует как уличчный линчеватель и, если необходимо, применяет силу, против того, что она считает сепаратистским активизмом. Русский язык не входит в его поле зрения, по крайней мере, в Харькове, одном из последних крупных украинских городов, где в основном говорят на нем. Говорить на языке Пушкина здесь не считается признаком нелояльности к украинской власти, и г-н Немичев подчиняется этому, лишь изредка вставляя в разговор украинские слова.

Этот украинский националист, который в 2014 году с оружием в руках боролся с пророссийскими силами, сейчас воинственно настроен. «Вероятность нападения России составляет 40%, и, конечно, мы должны к этому готовиться. В его глазах Андрей Лесик и российские военные с другой стороны границы участвуют в одной и той же гибридной войне, которая ведется против его страны. Объявление о частичном выводе российских войск его не убедило. «Их операция еще не закончена, и часть военных обязательно останется. В прошлом они использовали такие маневры для передачи большого количества оружия в руки сепаратистов», — сказал активист. Министр обороны России Сергей Шойгу подогревает эти подозрения, заявляя, что Москва оставит «танки и тяжелую артиллерию на западе России для проведения еще одних учений в конце этого года"». Константин Немичев уверен на 100%, что эта возможность будет использована для поставок вооружений в ЛНР и ДНР.

Чтобы быть готовым к атаке, харьковское отделение Национального корпуса в эти дни обучает 350 бойцов обращению с огнестрельным оружием и критикует местные власти за их неподготовленность перед лицом угрозы российских бомб. «Наряду с другими оборонными организациями мы попросили власти обновить и выложить в сеть карту бомбоубежищ», — сказал представитель Нацкорпуса. Далеко не все жители разделяют эту обеспокоенность. Практически все люди, опрошенные на улице, говорят, что не знают, где находятся бомбоубежища. Кому-то вопрос кажется паническим, кому-то страшным. «Я предпочитаю не думать об угрозе войны», — отвечает молодая женщина. — С меня хватит таких проблем, я не хочу читать новости».

«Дойная корова сошла с ума»

«В Харькове люди привыкли к экстремальным ситуациям. Голодомор [1932-1933 годы], Вторая мировая война, бандитизм 1990-х — все это отложилось в наших генах», — уточняет Гамлет Зиньковский, 34-летний уличный артист, хорошо известный в городе. Его искусство, строго говоря, далеко от политики, но он выступает за суверенную Украину, смотрящую в сторону Европы. «Часть жителей здесь ждут Россию, но мы готовы остановить любое наступление. Я был пацифистом, теперь нет!»

Политические позиции людей моложе 30 лет лишены определенности. «Молодежь в подавляющем большинстве аполитична, но националисты умеют заявлять о себе громче, чем пророссийские силы», — говорят 25-летний Марк Копыл и 23-летний Денис Сихай, видеоблогеры из Донецкой области. Их канал на Ютюбе «Ключи Харькова», на котором публикуются подробные обзоры местных проблем, насчитывает 36 200 подписчиков. «Мы не всегда поддерживаем националистов, потому что они используют жестокие методы. Однако они играют важную роль в нейтрализации сепаратистов, когда те переходят красную линию. Это СБУ, полиция и судебные органы должны решительно действовать, но у них часто отсутствуют подписчики», — сетуют блогеры.

52-летний проукраинский ветеран Борис Редин согласен. Он — стойкий демократ и настаивает на том, чтобы занять общественное пространство вместе с националистами против пророссийских сил. Будучи местным координатором Евромайдана, в результате которого в 2014 году был свергнут президент Виктор Янукович, считает, что «путинских танков боятся издалека». «Но здесь опасность исходит от „титушек" (наемники ЛНР и ДНР), которые хотят устроить погром. То же самое было и в 2014 году, они сначала пришли без оружия, выдавая себя за местных активистов, а потом обратились за помощью к российской армии», — вспоминает он, расположившись в большой палатке, находящейся уже семь лет перед зданием областной администрации.

Он сохраняет ясное представление о своих соседях: «Харьковчане видят в России дойную корову и рады иметь ее рядом, но когда она входит в ваш дом, ее надо прогнать, — продолжает Борис Редин. — Сегодня людям невесело, потому что эта корова сошла с ума и стала непредсказуемой». На перекрестке гибридной войны, которую Россия ведет против Украины, Харьков обещает стать ареной будущих столкновений.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.