ERR: Какой Вы находите жизнь в Эстонии весной 2021 году?

Март Лаар: Красивой. В Таллинне светит солнце независимо от сегодняшнего прогноза погоды.

— Неужели все так прекрасно, и ничто в сегодняшней эстонской жизни Вас не беспокоит? Довольны ли Вы эстонским языком и культурой?

— Культура и язык всегда были нашими бедами, которые сопровождали и будут сопровождать эстонцев. Например, нельзя давать сектору культуры понять, что торговля для правительства важна, а культура — нет. Такие звоночки весьма тревожны.

— Может, наше правительство просто умеет считать деньги? Ведь держать культурные учреждения закрытыми дешевле, чем магазины.

— На данный момент этого не видно. Экономия денег на культуре в дальнейшей перспективе приведет к более высоким расходам, потому что культура похожа на растение, которое нужно поливать постоянно, а не раз в три года.

— Как справляется новое правительство?

— Правительству стоит дать 100 дней, свободных от критики. Я пообещал не комментировать их действия до истечения этого времени.

— Эстония снова находится у власти под руководством Партии реформ, которая пообещала начать сокращение бюджета. Вы были решительным сторонником бюджетной сбалансированности. Все остальные страны в настоящее время тратят, а мы урезаем, почему?

— Я надеюсь, что правительство выполнит свое обещание. Мы надеемся, что обещания сократить заимствования денег и ужесточить бюджет не повлекут за собой еще больших заимствований.

— Но начать в любом случае стоит с урезания бюджета?

— Да, я думаю, это всегда полезно. В нынешней непростой ситуации было много заимствований, теперь пора притормозить.

— Как Эстонии удалось справиться с коронакризисом? Были ли мы в нашем подходе более инновативны, чем другие?

— В Эстонии инноваций не хватало долгое время. Это вопрос не нынешнего или предыдущего правительства, а нескольких правительств. Текущие проблемы, по сути, являются результатом 10-летнего бездействия. Особенно печально, что не было сотрудничества с соответствующим сектором, который предлагал антикризисные решения. Эстония делает все так же, как и другие. Если она хочет добиться успеха, мы должны стараться действовать иначе, чем другие. Эта тактика приносила нам успех на протяжении веков.

— Как Вы оцениваете решение о заимствовании на уровне ЕС? И то, что EKRE начала вносить сотни поправок в Рийгикогу, чтобы сорвать этот план?

— Сам Евросоюз способствовал возникновению таких негативных настроений, как, например, споры по поводу финансирования Таллиннской больницы. Тем не менее, поведение EKRE — это, скорее, политическая кампания, которая, безусловно, будет хорошо работать для многих. Это поможет им повысить свою популярность. Помогают ли такие действия Эстонии — другой вопрос.

— Поговорим о Вашей родной партии — об Isamaa. Как Вы относитесь к ссоре между правыми и партийным руководством?

— Ничего нового, такое уже бывало и раньше.

— Как Вы считаете, Хелир-Валдор Сеедер перенапрягает нынешнюю оппозицию?

— Я занимаю высокое положение, как почетный председатель партии, но я не могу учить нынешнего председателя не делать того или другого.

— Останется ли Isamaa в эстонском политическом ландшафте, если процент поддержки населения очень низок?

— Процент поддержки действительно низок, хотелось бы, чтобы он был выше. Но и в прошлом он был невысоким, хотя, когда я покинул пост спикера, Isamaa имела 22 места в Рийгикогу. В этом отношении времена были другие. Но изменения требуют решений.

— Вы не боитесь, что EKRE попросту съест Isamaa? Учитывая, насколько хорошо они могут играть на публику?

— Isamaa никогда не смогла бы играть на публику. Слово «играть» уже говорит о многом. Я никогда не смог бы этого делать. Игра в политику не по мне. Мне бы хотелось видеть действия.

— Что Вы об этом думаете?

— Это целостный подход, позволяющий Эстонии лучше справляться и лучше использовать свои возможности. Например, предлагаемые изменяющейся климатической политикой. У наших компаний есть большой потенциал для достижения успеха в цифровой сфере, но воспользуемся ли мы этими возможностями? Это требует изменения мышления, чтобы мы смотрели на проблемы не как на проблемы, а как на вызовы. Мы стали обычной западноевропейской страной, которая берет взаймы для решения своих проблем. Мы могли бы быть более упрямыми и отличаться от других, потому что это приносит успех.

— Беспокоитесь ли Вы о происходящем в России?

— Так же, как озабоченность по поводу культуры идет рука об руку с Эстонией, так и опасения по поводу России от нас неотделимы. Конечно, мы переживаем, но если бы мы постоянно волновались только о России, у нас не было бы времени ни на что другое. Нам нужно немного забыть о России. Россия живет в собственном мире, Эстония — сама по себе, слава Богу. Последний пункт — самый важный. Пока это длится, все будет хорошо.

— Нужен ли Эстонии договор о границе с Россией? Новый министр иностранных дел Ева-Мария Лиймец снова подняла этот вопрос.

— Чем больше мы об этом просим, тем меньше вероятность, что мы это получим.

— Когда мы увидим новую книгу Марта Лаара на полках магазинов?

— Я надеюсь, что в этом году. Это будет совершенно из другой области.

— Можете рассказать, о ком или о чем?

— На этот раз о Карле Августе Хиндрей. О нем не написано ни одной книги. Я собирал материалы двадцать лет из архивов, прессы и личных воспоминаний. Должна быть такая достойная и основательная книга.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.