Интервью с экспертом в области международных отношений, сотрудником Гданьского университета политологом Петром Мицкевичем (Piotr Mickiewicz).

Polska Times: Насколько серьезно осложнятся чешско-российские отношения после взаимного выдворения дипломатов? Возможно, следует уже говорить об осложнении трансатлантическо-российских отношений, ведь большинство членов НАТО и ЕС поддерживают южного соседа Польши?

Петр Мицкевич: В СМИ выдворение такого большого количества дипломатов действительно выглядит почти драматически, однако, я думаю, мы уже преодолели пик эскалации. Чешская и российская сторона осознают, что дальнейшее повышение градуса спора не принесет никому никакой пользы. Россияне уже показали, что они способны реагировать на действия в отношении их дипломатов: высылка из Москвы 20 сотрудников чешского посольства означает фактически его закрытие. Сейчас пришло время пропагандистских операций, которые призваны продемонстрировать, что стороны занимают жесткую позицию, но потом начнется деэскалация.

Чехи, чуть мене официально, откажутся от своих обвинений, скорее всего, признав, что выдворение дипломатов было слишком радикальным шагом. Это будет сделать тем проще, что выразителем такой позиции может выступить не премьер Андрей Бабиш (Andrej Babiš), а президент — русофил Милош Земан (Miloš Zeman). Россияне наверняка сделают какой-нибудь неявный экономический жест, ведь Чешская Республика тесно связана в сфере экономики с Россией. Начнется постепенная нормализация отношений, хотя этот процесс наверняка не будет разворачиваться на глазах всего мира. Самое важное здесь, однако, это фон разразившегося дипломатического спора, обстоятельства, которые до него довели.

— Дело не только в геополитике?

— Геополитическая игра продолжается, но следует также учесть специфическую роль Чехии в российской политике с 1990-х годов. Внутренняя ситуация в Чешской Республике создала условия для появления сильной группы пророссийских лоббистов, в которую входят представители как правых, так и левых сил. Россияне воспользовались этим и стали выстраивать свою политику в отношении Чехии, исходя из идеи, что эта страна станет центром их разведывательных операций, направленных против НАТО.

Они создали там широкую сеть, говорилось даже об избыточном количестве персонала как в российском посольстве в Праге, так и в двух консульствах в других городах. Российская сеть занималась действиями, направленными, как я уже сказал, против НАТО, а в первую очередь — Германии, а также экономической разведкой. Кроме того, в особенности после 2014 года, россияне отрабатывали в Чехии тактику ведения дезинформационных операций.

— Понадобился взрыв на складе боеприпасов, чтобы деятельность российской разведывательной сети решили пресечь?

— То, что российская разведка работает в Чехии, секретом не было. Сейчас мы, действительно, видим, что Прага (по всей видимости, под давлением немецких соседей) перестала с ней мириться. В самой Чехии даже внутри правящей коалиции нет единого мнения на тему жесткой перезагрузки отношений с Россией. Человеком, который выступал за самую суровую реакцию, был глава военной контрразведки, то есть органа, доказавшего существование связи между российскими спецслужбами и взрывом в чешском складе боеприпасов в 2014 году. Я подозреваю, что результаты расследования событий 2014 года удивили даже самих чехов, у них уже не было возможности отказаться от жесткой реакции.

— Какое место в российских планах занимает Польша?

— Польша играет важную роль в российской политике. Это связано с разными обстоятельствами, два из которых имеют принципиальное значение. Первое — это стремление Варшавы добиться роли стратегического партнера США в регионе, а еще лучше — в Европе. Второе — невосприимчивость как польского государства, так и общества к российскому политико-экономическому воздействию. Из-за первого фактора Россия считает наше государство враждебным, ведь мы помогаем Соединенным Штатам реализовать их интересы в регионе Восточной Европы при помощи таких инструментов, как «Инициатива трех морей», размещение вооруженных сил или строительство терминалов, позволяющих принимать и регазифицировать СПГ.

Эту политику россияне изменить не в силах, поскольку польский истеблишмент занимает по ее вопросу согласованную позицию. Москве не удалось создать в политических кругах или в обществе пророссийское лобби, а таким образом обрести возможность воздействовать на принимающиеся у нас решения. Так что Кремль старается выставить Польшу на международной арене страной, которая враждебно относится к России и тем самым ограничивает ее возможности в сфере экономического сотрудничества с ведущими европейскими странами, а также провоцирует напряженность в регионе (раз мы приглашаем американских военных, Москве приходится защищаться от потенциальной агрессии).

— Чего добивается Владимир Путин?

— Он столкнулся с довольно жесткой реакцией США и ЕС на провоцируемые Россией действия на Украине. В начале апреля он предпринял попытку вернуться в европейскую политику при помощи «вакцинного наступления». Российский президент предложил пресловутый «Спутник V» без всяких ограничений уже не только отдельным государствам, но и административным единицам на территории ЕС. Это был серьезный шаг.

— Одним из элементов игры Путина выступает Украина. В Крыму недавно обнаружили новую российскую военную базу. Будет ли конфликт в этом регионе тлеть и дальше, по крайней мере точечно?

— Наверняка. Это инструмент давления, который россияне используют не только в отношении самой Украины, но и Китая или Соединенных Штатов, как бы странно это ни звучало. Считается, что мы имеем дело с антиамериканским союзом Москвы и Пекина, но союзники ведут друг с другом игру, в центре которой находится проект транспортного маршрута из Китая в Европу, у нас его называют Новым шелковым путем.

Китайцы хотят ограничить роль России в этом проекте, намекая, что могут пустить одно из ответвлений своего маршрута через Украину. Россия, разжигая конфликт в Донбассе, показывает китайцам, что это не самостоятельная и не безопасная страна, поэтому через нее лучше не прокладывать, например, системы трубопроводов. В свою очередь, в отношении США и НАТО Россия развертывает концепцию защитного пояса, основой которого должны стать места дислокации серьезного количества сил, для этого ей нужен Крым. Кроме того, полуостров с луганско-донецкой частью Донбасса — это кордон безопасности у стратегически важного Азовского моря. При помощи находящихся на нем портов можно обеспечить поставки в Крым, а также заблокировать украинский экспорт металлопродукции (он обеспечивает примерно 25% всех экспортных доходов Украины). Не стоит также забывать, что в украинских областях, прилегающих к этому морю, сосредоточена угольная и металлургическая промышленность, а ее продукция нужна российским компаниями для развития сетей поставки энергоресурсов. Контроль над этим регионом имеет для России ключевое значение, и она будет время от времени дестабилизировать ситуацию на востоке Украины, выбирая удобное для себя время и место эскалации конфликта.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.